Смысловые мины украино-российской информационной войны

Никез де Кейзер, «Битва при Сенефе», 1849
604
Никез де Кейзер, «Битва при Сенефе», 1849

Гибридная агрессия против Украины требует активных контрмер

В современном минно-подрывном деле есть такая категория взрывных устройств, которые относятся к категории неприкасаемых. В том смысле, что их обезвредить обычным способом невозможно. Такие боеприпасы фиксируют, вывозят в безопасное место и подрывают. Точно так же и в информационной войне есть особые виды информационного оружия, которые не стоит трогать, особенно не профессионалам. Отрицательный эффект гарантирован на сто процентов. Это оружие – смысловые мины с боезарядами в виде историко-культурных конфликтов.

У каждого народа есть исторические факты прошлого, прикосновение к которым уже само по себе вызывает болевые ощущения. А если эти болезненные ощущения имеют направленный вектор, то можно считать, что смысловая мина направленного международного конфликта уже взведена.

Примерами таких мин можно назвать арабо-израильский конфликт на Ближнем Востоке, армяно-азербайджанский в Карабахе, противостояние сербов с хорватами и боснийцами в бывшей Югославии, тема Холокоста, Голодомора, «Волынской резни» и «Холмской резни» и еще целый ряд свежих и замороженных культурно-исторических конфликтов.

Готовя гибридную агрессию против Украины, кремлевские идеологи проделали большую работу в плане исторических изысканий и реконструкций. Вытащили на свет божий из дальних полок и углов исторических архивов все, что могло служить детонатором историко-культурных конфликтов для Украины, как на международном, так и на внутреннем уровне. Со времен Киевской Руси и до передачи Хрущевым Крыма Украине. Потрудились на славу. Но большая часть боеприпасов, к счастью не сработала. В основном, такие мины оказались либо сильно просроченными, либо неудачно активированными. А еще в значительной мере сработала толерантность и малый уровень конфликтности, характерные украинцам.

Тем не менее, некоторые мины таки сработали. Из числа тех, которые нельзя обезвредить. Из тех, которые на слуху или кровоточат.

Достаточно болезненно украинское общество и их оппоненты по проблеме – польское общество – отнеслись к теме волынской и холмской трагедии. Тема еще до войны не раз артикулировалась и активизировалась (при Кучме и Ющенко), но, к сожалению так и не была разложена по полочкам окончательно. Этим и воспользовались идеологи «русского мира». Именно на этой проблеме были максимально сконцентрированы усилия Кремля. И это не удивительно. Польша давно и системно выступает геополитическим адвокатом Украины на Западе.

Второй, относительно успешно активизированной темой, стала тема антисемитизма через привязку ОУН и УПА к еврейским погромам на Западной Украине. На первых этапах, тему антисемитизма пытались поднять при помощи провокативных нападений на представителей еврейских общин во времена Евромайдана. Позже, не добившись желаемого результата, взялись за историческое прошлое, где тема пошла веселее, так как истину установить труднее, а значит легче манипулировать фактами и вызывать нездоровые эмоции. Почему именно антисемитскую карту так активно разыгрывают кремлевские идеологи, догадаться не трудно. Израиль играет видное место в современной международной политике, а представители еврейских общин имеют значительное влияние на процессы принятия государственных решений в США и ЕС.

Следует отметить, что достаточно эффективно сработала в Донбассе и Крыму тема русского языка и страха перед украинским националистическим движением. Были попытки разыграть тему русинской карты в Закарпатье, поднять тему Слобожанщины на Харьковщине. Опять же таки Новороссия, как историко-культурная реконструкция, имела место быть.

Дать универсальный ответ на все эти проблемы невозможно, как невозможно одним махом безопасно обезвредить неприкасаемые боеприпасы. Однако необходимо разработать и использовать на практике механизмы и алгоритмы нейтрализации такого рода смысловых мин.

Единственным способом решения таких проблем есть перенесение их в плоскость профессиональных исследований из области публичных дискуссий. Возникающие в национальном информационном поле такого рода проблемы необходимо локализировать и переносить из среды общественных дискуссий в среду узкопрофессиональных исследований.

Проблемы типа волынско-холмской, псевдо-антисемитизма, крымского подарка и остальных, должны быть исследованы в рамках созданных, всеми заинтересованными сторонами, совместных комиссий профильных экспертов. Это могут быть историки, археологи, культурологи, искусствоведы, политологи. Результаты таких исследований должны перед обнародованием выноситься на обсуждения узкого круга лидеров общественного мнения (всех заинтересованных сторон), которых можно отнести к категории моральных авторитетов. Именно за моральными авторитетами наций должно оставаться последнее слово, в том плане, что, как и в каком виде можно выносить на суд широкой общественности.

Используя такой механизм, прежде всего во время внутри- или внешнеполитических кризисов, мы можем максимально минимизировать последствия применения такого вида информационного оружия, как смысловые мины. В противном случае, осколки от разорвавшихся боеприпасов могут на многие десятилетия оставить незаживающие раны, не говоря уже о дестабилизации ситуации в момент взрыва.

Главная задача любой информационной атаки – вызвать негативные эмоции, при помощи которых управлять или как минимум влиять на внутренние процессы в обществе противника. Давайте будем помнить об этом и стараться избегать смысловых ловушек, которыми так изобилует нынешняя внутриполитическая ситуация в Украине.