“Система образования будет следовать за рынком”, —

“Система образования будет  следовать за рынком”, —
649
уверен Иван Тимошенко, председатель Ассоциации учебных заведений Украины частной формы собственности, ректор Европейского университета

Реформа образования — одна из заявленных инициатив нынешнего правительства. И, что немаловажно, одна из самых заметных, по крайней мере, пока (см., например, статью "У нашей государственной машины воображение работает очень слабо"; статью "Мы ждем перемен*").

Во всяком случае, первые шаги по созданию конкурентоспособной национальной системы высшего образования уже успели вызвать общественный резонанс. Чего стоит предложение министра образования и науки Сергея Квита существенно сократить численность вузов в Украине.

Почему предполагаемые изменения касаются в большей степени частных учебных заведений, какие задачи сейчас стоят перед негосударственными вузами, кого они готовят и кто идет в них учиться,
БИЗНЕС поинтересовался у председателя Ассоциации учебных заведений Украины частной формы собственности Ивана Тимошенко.

— О численности учебных заведений частной формы собственности мне попадалась разная информация. Сколько их на самом деле?

— Всего в Украине 325 вузов III-IV уровня аккредитации. 215 из них государственных и 96 — частной формы собственности. Это данные Государственного комитета статистики, которые вовсе не означают, что на самом деле вузов столько. Госстат не интересует, идут ли там занятия или нет. Поэтому эти цифры нуждаются в корректировке.

— То есть не 177 и даже не 167, как иногда звучит?

— Были когда-то и такие цифры. Когда мы 20 лет назад собрались в Одессе, чтобы основать Ассоциацию учебных заведений Украины частной формы собственности, нас было 177. Кстати, на том собрании был Вячеслав Брюховецкий, бывший президент Киево-Могилянской академии, которая в те годы также была частным вузом.

Это потом уже ей присвоили статус национального университета. В 1990-е годы зарегистрировать свой вуз мог любой, даже не имея никакого отношения к образованию. И таких примеров было множество. Скажем, в Никополе экономико-правовой вуз открыл инженер-речник. Если помните, одно время рекламировался на всю страну Славянский Международный институт управления, бизнеса и права, местный «Гарвард», как его называли.

В Украине действовало почти 20 его филиалов, где учились более 20 тыс. студентов. А занятия в этом институте проводили школьные учителя. В конце концов, его закрыли вместе с филиалами. Так что количество частных вузов у нас все время меняется. По разным причинам.

В том числе и демографическим. В этом году, например, даже некоторые государственные вузы не взяли на первый курс на бюджет ни одного человека. Но все равно мы по демографическим показателям пока не достигли дна, самым сложным будет следующий год — 2016-й. Зато радует тот факт, что детские сады, 1-4 классы переполнены.

— Украина входит в перечень стран с одним из самых высоких индексов образованности: у нас почти 80% населения имеет высшее образование…

— А за это надо сказать спасибо бывшим министрам образования. Это при них у нас 600, а то и 700 человек на 10 тыс. населения стало получать высшее образование. А сделали они простую вещь: приравняли техникумы и училища к высшим учебным заведениям, дав им І и ІІ уровень аккредитации.

В Верховной Раде за эти изменения проголосовали, и весь мир вместе с нами заговорил, что у нас столько людей с высшим образованием. Ведь образованность нации оценивается по тому, сколько на 10 тыс. населения окончили вуз. Но какое это высшее образование? Некоторые ПТУ готовят бакалавров, специалистов с академической степенью.

Чтобы подготовить студентов такого уровня, лекции им должны читать как минимум кандидаты наук. Мы же пошли по такому пути и, как унтер-офицерская вдова, сами себя выпороли. А теперь боремся с этим, проводим реформы. ПТУ должны заниматься своим делом — готовить рабочие кадры, в которых мы чрезвычайно нуждаемся.

— В недрах Министерства образования и науки уже зреет документ, который должен будет навести порядок в сфере профтехобразования. Пока же принят и начал худо-бедно работать Закон «О высшем образовании». Что с его имплементацией получат частные вузы? Автономию, новое качество образования?

— Я один из разработчиков этого Закона, вот такой парадокс. И я не могу понять, какую автономию мы получаем? Да, государственным вузам действительно нужна возможность распоряжаться заработанными деньгами. Нас это не касается. А что касается? Ну, будет создано Национальное агентства по обеспечению качества высшего образования.

Как оно будет функционировать, покажет практика. Мы нередко слышим от работодателей претензии, мол, готовим не те кадры. Но вуз — не завод и не фабрика. Какая бы материальная база у него ни была, он не может подготовить полноценного специалиста. Готовить ценные рабочие кадры — это задача ПТУ.

Перед вузом стоят другие задачи — формировать мышление, кругозор. Сейчас идут разговоры о том, нужна ли нам философия в университетах или нет. Дикость — рассуждать об этом. Конечно, нужна! А если говорить о профессиональных навыках, во всем мире образовательный процесс сопровождает человека всю жизнь.

Среднеарифметический специалист США и Европы получает за свою трудовую деятельность 12-15 дипломов. Люди работают там, куда идет капитал.

— То есть система образования должна следовать за рынком?

— Она неизбежно будет следовать за рынком. А человек с высшим образованием должен уметь переподготовиться в зависимости от требований времени. Задача государства — создать эту систему переподготовки. В Украине, как мне кажется, основной капитал будет идти в сельское хозяйство. Работа на селе найдется всем.

— И много частных вузов готовят специалистов для аграрного сектора?

— Конкретных специалистов сельского хозяйства, что выпускают сельхозакадемии, я думаю, достаточно. Аграрному сектору нужны не только агрономы и технологи. Нужны и педагоги, и воспитатели, и менеджеры, и разработчики новой техники и новых технологий. Грамотному менеджеру все равно, где работать.

Ему достаточно постичь нюансы работы с сельскохозяйственной продукцией. Для этого не нужно учиться пять лет. Хватит нескольких месяцев. Потому что в университете он уже получил всестороннее образование, в том числе гуманитарное.

— Изменится ли что-то при наборе студентов вузами частной формы собственности в связи с тем, что в следующем учебном году они получат право поучаствовать в системе госзаказа?

— У нас такое право было и раньше, хоть это нигде и не было зафиксировано. По простоте душевной я брал несколько раз таких студентов. Слава Богу, что я их уже выпустил. Больше не возьму никогда.

— Речь же идет о лучших абитуриентах.

— Они отличные. Я не о них. Я о контролирующих органах. Моя бухгалтерия и мой юридический отдел только тем и занимались, что отчитывались о целевом использовании этих государственных денег. Нас проверяли каждый месяц. Да мне проще заработать на каких-нибудь курсах, чем связываться с государством. Но это наши трудности развития. Не бывает все сразу.

— Давайте вернемся к вопросу о численности вузов в Украине. Зимой много шума наделало письмо МОН №1/9-616 «Об оптимизации сети высших учебных заведений». В частности, министр порекомендовал руководству ряда учебных заведений «определиться до конца учебного года относительно целесообразности дальнейшего их функционирования».

Интересно, что из 53 названных вузов практически все — частной формы собственности. В том числе 15 филиалов Европейского университета.

— О необходимости оптимизации сети высших учебных заведений говорил и прежний министр. Какая-то логика в том, что небольшие государственные вузы в одном городе надо объединять в один, есть. Это существенно сократило бы стоимость их содержания. Но если вы помните, эти попытки реструктуризации вызвали такое активное сопротивление общественности, что пришлось поставить вокруг здания министерства еще одно ограждение.

Почему-то новое предложение об оптимизации касается в основном частных вузов. Их перечень подготовил начальник департамента высшего образования Юрий Коровайченко. Реализация положений этого документа приведет к сокращению государственных вузов на 0,9%, а частных — на 53%. А это минус почти 3 тыс. рабочих мест и 18 млн грн. недопоступлений в бюджет только от налога на прибыль в 2015 г.

Когда речь идет о бюджетных вузах, о народных деньгах, тогда можно говорить об оптимизации затрат. Но частные вузы не требуют бюджетного финансирования. Я лично перечисляю в бюджет несколько миллионов. При этом в департаменте не учли тот факт, что часть названных филиалов Европейского университета на момент составления списка уже были закрыты.

А филиалы в Ялте, Симферополе, Севастополе, Красноперекопске я просто потерял по известным причинам. Моих коллег, ректоров других вузов, возмутило не само письмо, а его некорректная подготовка. Я считаю, что господин Коровайченко поставил министра в неудобное положение.

— Я так понимаю, основным критерием стала численность студентов. Мол, зачем нужен вуз, в котором занимается менее 200 человек.

— Международный Соломонов университет — 600 студентов. Институт шоу-бизнеса — фактически структурное подразделение, и оно просто не может готовить много студентов. И если уж на то пошло, кто мне, субъекту хозяйственной деятельности, может указывать, сколько студентов мне обучать? Любой мой филиал — это Европейский университет.

Это мое дело, сколько в нем будет учиться студентов. А дело государства в лице Министерства образования и в лице господина Коровайченко в частности — вести контроль за уровнем образования. Вот и все. Присылайте комиссию, проводите проверки, но не лезьте в мою финансовую деятельность. Для этого есть налоговая инспекция.

Когда в моих детских садах и гимназиях занималось мало детей, я их не закрыл, хоть они и были убыточными. А сейчас они переполнены. Я могу позволить себе обучать и 50, и 40 человек в филиалах. Да, это нерентабельно. Но это не министерским чиновникам решать. Я выступил с заявлением на Совете ректоров, куда я как представитель частных вузов вхожу, мне пообещали разобраться в ситуации.

— Одним словом, как любому бизнесу, главное — чтобы государство вам не мешало.

— Я плачу все налоги. Мы даже доплаты к научной пенсии делаем из своего бюджета, хотя положениями нового Закона нас уже нас уравняли с государственными вузами. Но пока имплементацию большинства норм отложили до 2017 г. из-за проблем с финансированием.

— Много ли желающих учиться в частных вузах? Мне как-то попадалась статистика о количестве заявок от абитуриентов, так практически во всех частных университетах конкурс был менее одного человека на место.

— У нас нет такого понятия — конкурс. Мы просто проводим отбор. Кроме внешнего независимого тестирования, у нас есть свои внутренние тесты. Но они не на знания, а на профориентацию. Европейский университет — классический экономический вуз.

Иногда к нам приходят выпускники в золотой медалью, а приемная комиссия их отговаривает от поступления. Потому что по своему духу это, скажем, поэт. Мы его зачислим, а учиться здесь такому студенту будет невмоготу.

— А вам, простите, не все равно, кого учить за деньги?

— Есть среди наших коллег и те, кто считал и считает так же, как вы. Вот поэтому из 177 нас осталось 96. Нам нужно думать не только об образовательном процессе, но и о трудоустройстве наших студентов. Хотя мы и не обязаны этим заниматься.

Например, в Европейском университете приветствуется, когда студент начинает работать уже на первом курсе. Более того, мы помогаем ему трудоустроиться, чтобы он успел правильно сориентироваться в выборе будущей специальности.

Не каждый может сидеть на одном месте, как бухгалтер, или бегать целый день, навязывая свою продукцию. Я хотел похожую практику реализовать во всех частных вузах, но пока это не получилось.

— На рынке труда выпускники частных вузов конкурентоспособны?

— Безусловно.

— Украины или гораздо дальше?

— Было время, мои выпускники облюбовали Германию. Сейчас большей популярностью у них пользуются страны Бенилюкса и США. Только мы их выпускаем, они тут же оформляют визы и уезжают. А я поощряю такой выбор.

Потому что студент оттуда здесь будет умной ненужностью. А если он здесь выучится, а туда поедет стажироваться, наберется опыта, освоит новые технологии, сюда он вернется настоящим специалистом.

— Время от времени появляются разного рода рейтинги вузов. Почему частные учебные заведения занимают в них, как правило, невысокие позиции?

— У меня всегда вопрос: по каким критериям они создаются? По тому, кто ближе стоял и лучше угостил? Любой рейтинг — это очень закрытое кулуарное мероприятие. Никто никогда у меня, как у руководителя Ассоциации, не был и ничего по этому поводу не спросил. Хотя мы объединяем большую часть частных вузов Украины.

И как, скажите, можно сравнивать вузы со 100-летней историей, с научная школой, с традициями, и учебные заведения — ровесники независимой Украины? Куда конь с копытом, туда и рак с клешней. Да, частные вузы могут лучше готовить и готовят современные кадры. Но у нас нет научных школ, аналогичных тем, что созданы в классических университетах.

Там сами стены пропитаны наукой. Для частных вузов я бы сделал рейтинг трудоустройства выпускников. Мы в этом должны конкурировать между собой. Я, знаете, какой вижу реформу нашей системы образования? Из прикладных вузов — пищевых, торгово-экономических, строительных, дизайна и т.д. — сделать акционерные предприятия и перестать их финансировать из госбюджета.

В случае если государству понадобятся специалисты такого профиля, их можно будет заказывать частному вузу. А освободившиеся громадные деньги направить на фундаментальные дисциплины — физику, математику, на подготовку педагогических кадров. И учить этому уже в университетах уровня Национального имени Шевченко. Интересно, что многие коллективы вузов в принципе не против такого предложения.

“Для частных вузов я бы сделал рейтинг трудоустройства выпускников. Мы в этом должны конкурировать между собой”

Последние новости: