Маршрут для ковчега

Маршрут для ковчега
259

Если все пройдет хорошо и президентские выборы 25 мая состоятся, то перед новым главой государства встанут поистине грандиозные задачи. Впрочем, особой свободой творчества новоизбранному Президенту насладиться не удастся, поскольку он будет поставлен в жесткие рамки как внешними, так и внутренними ограничениями (см. “Блиц-интервью”).

Но, несмотря на все ограничения, конституционные полномочия Президента по-прежнему довольно обширны, а спектр задач, стоящий перед новым главой государства, беспрецедентно огромен: пожалуй, с такими вызовами не сталкивался ни один предыдущий Президент Украины.

Президентство Леонида Кравчука в целом было, скорее, “учредительным периодом”, когда институты позднего СССР плавно трансформировались и адаптировались к новым реалиям. У второго Президента Леонида Кучмы был в запасе все тот же советский институциональный и материальный ресурс, а также десять лет относительной стабильности для реализации своих планов.

Виктор Ющенко и Виктор Янукович имели возможность пользоваться плодами экономического бума 2000-х годов и все тех же советских ресурсов, но на сегодняшний день запасы “подкожного жира” окончательно иссякли, и новое руководство должно будет заниматься авральной работой, причем по множеству фронтов одновременно. БИЗНЕС решил сосредоточиться на нескольких наиболее болезненных и первоочередных, на наш взгляд, сферах, заняться которыми вплотную должен будет победитель выборов.

Наследие падшего

Уже в прошлом году украинская экономика находилась в состоянии глубокой стагнации. Более того, эксперты не видели оснований для улучшения ситуации; впрочем, и ухудшения предполагались вполне умеренные (см. статью "Таланты и поклонники", статью "Расти ранее", статью "Пролетит вдруг волшебник", статью "Кельвин кляйн", статью "Піврічний полюс", статью "Лошадиные силы"). Как показала практика, украинская экономика оказалась на удивление живучей.

И хотя до процветания ей еще ой как далеко, тем не менее трехмесячный Майдан, низложение президента, потерю Крыма и хаос в Донбассе она переносит вполне уверенно. Получение первого транша от МВФ и признание Кристин Лагард, что у мирового сообщества нет иного выхода, кроме как помогать Украине, позволят новоизбранному главе государства достаточно уверенно смотреть в будущее.

Впрочем, экономическая рецессия — это только часть наследия старого режима. Тотальная коррупция управленческого аппарата — ее еще одна органическая составляющая. И беда не только в том, что чиновничество приворовывает. Проблема усугубляется тем, что предприниматели и граждане полностью отданы во власть бюрократов, которые могут своими предписаниями подавить любую деловую инициативу и разорить бизнес.

Конечно, господа из президентского окружения или просто имеющие связи среди руководителей исполнительной, судебной или законодательной власти вполне способны были не только добиться преференций для своего бизнеса, но даже монополизировать целые отрасли экономики.

Еще более усложняет ситуацию не способная противостоять произволу чиновников система защиты прав собственности в Украине (см. статью "Ничейная собственность провоцирует насилие"). Причем рейдерским захватам с использованием правоохранительных структур подвергаются не только частные, но и государственные предприятия (см. статью "Мантия величия", статью "Суд необходимо максимально обезопасить от влияния других ветвей власти”, — считает Игорь Фомин, адвокат и правозащитник", статью "Коррупция — следствие чрезмерно централизованной системы управления").

Надо ли говорить, что февральская революция в Киеве отнюдь не улучшила политико-экономическую ситуацию в стране? Мало того что Украина стала жертвой внешней агрессии России и потеряла Крым (по крайней мере, на время), так еще и Донецкая и Луганская области погрузились в хаос, а в Днепропетровской области наращивает свое влияние олигарх Игорь Коломойский, возглавляющий ныне регион и распространяющий свое влияние не только на соседние Николаевскую и Одесскую области.

По словам директора социологической службы “Украинский барометр” (г.Киев; с 2003 г.; 12 чел.) Виктора Небоженко, даже не участвуя в выборах, Игорь Коломойский де-факто стал вице-президентом Украины и уже контролирует четверть страны, создав параллельную власть.

“Его власть распространяется от Одесского порта до российских ракет, которые сейчас ремонтируются в Днепропетровске, на “Южмаше”. Такой властью не обладает никто из центральной власти. Имеет место параллельная региональная власть. То, что мечтали сделать Ринат Ахметов и Александр Ефремов в Донецке и Луганске, сделал Игорь Коломойский, не конфликтуя с центральной властью”, — подчеркнул он.

Мягко говоря, ситуация чрезвычайно сложная. Впрочем, украинцы зачастую склонны драматизировать. Так, например, четыре года назад, в декабре 2009 г., в куда более спокойной обстановке, пребывая на украинском инвестиционном форуме в Нью-Йорке, тогдашний глава Госагентства по инвестициям Владислав Каськив заявил, что Украина в столь аховом состоянии, что будущему украинскому президенту после избрания останется только застрелиться (см. статью "СШАнумося!").

Как показала практика, стреляться не пришлось. Более того, если бы Виктор Янукович чуть больше прислушивался к общественному мнению и не столь сильно увлекался накоплением материальных ресурсов для своих приближенных, то вполне спокойно мог править и дальше.

Ограниченное правление

Несмотря на то что после возврата Конституции образца 2004 г. полномочия Президента оказались несколько урезанными по сравнению с теми, которыми обладал Виктор Янукович или Леонид Кучма, глава государства все же имеет значительные возможности для влияния на политическую и экономическую жизнь страны. Не говоря уже о том, что в любом случае именно Президент остается застрельщиком реформ и арбитром между ветвями власти (см. “Блиц-интервью”).

Первым и решающим шагом, который определит успех деятельности будущего Президента, станет создание в Украине нормального бюрократического аппарата, работающего по правилам и обеспечивающего выполнение решений руководства страны, а также гарантирующего обратную связь (показывающего, что из инициатив властей удалось реализовать, что нет, почему, какова реальная ситуация на местах).

Для реализации такого проекта придется увольнять бюрократов со стажем и набирать новых людей, не имеющих старого административного опыта, коррупционных связей, которые, фигурально выражаясь, не знают, “кому нести”, а друг с другом знакомы только по работе. Они могут ошибаться, но вот манипулировать и воровать не смогут. Во всяком случае, это будет для них намного сложнее.

Без нормального бюрократического аппарата говорить о дальнейших реформах просто бессмысленно. Это отнюдь не значит, что страна тут же умрет. Все будет происходить как раньше, правда, без перегибов старого режима. Возможно, для нынешней политической элиты это был бы идеальный сценарий, но есть несколько факторов, которые могут не дать ему реализоваться.

Во-первых, Запад, который в лице МВФ, ЕС и США ссужает Украине огромные деньги и заинтересован их не только в их возврате, но и в приумножении. Во-вторых, географическая близость не позволяет ЕС терпеть в Украине коррумпированный политический режим. Образно говоря, если бы наша страна была расположена в Африке или, на худой конец, в Центральной Азии, то европейцам было бы все равно, что там происходит.

Ну и наконец, в-третьих, простые украинцы слишком уж вдохновились опытом февральской революции, поэтому попытка управлять “по-старому” очень быстро спровоцирует новое обострение конфликта, причем не где-то в Донбассе или на Волыни, а непосредственно в столице, где уже периодически звучат призывы к новому Майдану. Поэтому шансы на переформатирование госаппарата и создание в Украине нормальной бюрократии есть.

Теория справедливости

Вторым шагом должно стать продвижение идеи социальной справедливости и наведение порядка с системой социальной помощи и льгот. По разным подсчетам, на сегодня до 90% госбюджета Украины — это в той или иной степени социальные выплаты (см. статью "Как кролики"; статью "Любовь зла").

“Тревожным фактором является то, что зарплата занимает только 40% в структуре доходов населения. По сути, мы зарабатываем только 40%, остальное — пенсии, стипендии, социальная помощь”, — говорит первый заместитель председателя Госстата Вадим Пищейко. Де-факто половину ВВП Украина тратит на социальные выплаты. И это было бы прекрасно, но загвоздка в том, что, несмотря на это, состояние беднейших слоев населения отнюдь не улучшается, а социальные выплаты, пенсии и льготы распределены крайне неравномерно.

Более того, получение социальной помощи в Украине вообще не связано с имущественным положением человека. Запросто можно быть миллионером, но при этом исправно получать льготы в соцслужбах. “Только 30% средств, выделенных в Украине на социальную защиту населения, попадают действительно к самым бедным гражданам”, — отмечает директор аналитического центра “CASE-Украина” (г.Киев; с 1999 г.; 15 чел.) Дмитрий Боярчук.

По его словам, основная проблема в сфере социальной защиты населения — хроническая невнимательность к доходам, которые получают льготники и другие социально незащищенные граждане. “В нашей стране происходит так: чем богаче человек, тем больше льгот он получает”, — говорит экономист.

“В Украине, согласно анализу Минфина, социальные выплаты получают 18 млн чел., или 40% населения. Еще 24 млн чел., или 55% населения, бесплатно ездят в общественном транспорте”, — отмечает независимый финансовый аналитик Марьян Заблоцкий. Какая же экономика способна вынести такую систему социальной помощи, которая субсидирует богатейших граждан и при этом право на разные льготы имеет половина взрослого населения страны?

Безусловно, самостоятельно новый Президент реформировать системы социальной помощи не сможет, но обязан стать ее инициатором. В свою очередь, наведение порядка в этой системе позволило бы, во-первых, помочь действительно нуждающимся; во-вторых, сократить затраты на собственно социальную помощь, поскольку богатые украинцы не должны быть ее получателями.

Перераспределение ресурсов, выделяемых на социальные выплаты, даст возможность накопить определенные средства для выплаты компенсаций тем, кого придется уволить в период переформатирования управленческого аппарата.

После февральской революции, которая научила широкие народные массы добиваться своих целей практически любыми средствами, маловероятно, что украинцы будут долго терпеть субсидирование богатых за счет бюджета, пенсионные привилегии для судей, правоохранителей, госслужащих высших рангов и, конечно же, депутатов. Поэтому проблему придется решать, причем очень быстро, чтобы не дразнить людей почем зря.

Вектор движения

После аннексии Крыма для Украины выбора между Западом и Россией больше не существует. Возможности для маневров между Европой и Российской Федерацией, которыми так долго наслаждались президенты Леонид Кучма и Виктор Янукович, больше нет. Как ни парадоксально, но Россия фактически вытолкнула Украину на Запад, а теперь уже делать нечего, украинцам надо приспосабливаться, в том числе и новому Президенту. По большому счету, можно сказать, что у нового главы государства будет Соглашение об ассоциации с ЕС как план перестройки и деньги МВФ как средства для перестройки.

{{cut}}

Блиц-интервью

“У президента сохраняются значительные возможности влияния на правительство”, — уверен Александр Задорожный (53), член-корреспондент Академии правовых наук Украины, президент Украинской ассоциации международного права (г.Киев; с 2009 г.; 13 чел.)

— Конституция в редакции 2004 г. позволяет эффективно решить вопрос организации власти? У нее есть недостатки?

— Конституция 2004 г. решает основной вопрос, в частности, она более эффективно увязывает парламент и правительство и делает правительство более зависимым от парламента, ликвидируя право Президента отправлять правительство в отставку.

— Но если исходить из текста Конституции, то Президента сложно назвать слабой или, скажем, декоративной фигурой…

— Да, надо помнить, что Президент имеет целый набор полномочий, которые в декабре 2004 г. были, скажем так, выторгованы в парламенте, в связи с тем что победа Виктора Ющенко на президентских выборах была уже практически очевидной.

— Какие именно полномочия?

— Прежде всего, у Президента есть прямое влияние на формирование блока в правительстве, который связан с обеспечением госбезопасности, обороны и внешней политики государства. Кроме того, у Президента остаются полномочия по назначению главы СБУ, хотя и при участии Верховной Рады.

Президент предлагает кандидатуры министра обороны и министра иностранных дел, но главное то, что проявилось во время бесконечных кризисов 2008-2010 гг. и конфликтов между Президентом и премьер-министром, — это вопрос подчинения глав областных государственных администраций. Напомню, что Президент тогда запретил главам облгосадминистраций, которые назначаются по предложению Кабмина, принимать участие в заседаниях правительства.

В то же время Президент, назначая глав всех областных и районных администраций, соответствующим образом влияет на кадровую структуру исполнительной власти. Де-факто по Конституции 2004 г. правительство остается правительством в самом Киеве, не имея таким образом влияния на формирование администраций.

— У Президента есть возможность ветировать правительственные постановления?

— Да, не стоит забывать об исполнительном вето. Президент в 2008-2010 гг. использовал его, останавливая действие постановлений правительства, с одновременным обращением в Конституционный Суд. А поскольку последний перегружен, то на рассмотрение такого обращения уходят месяцы, а постановление Кабмина теряет актуальность, таким образом фактически блокируется работа правительства.

— Кроме того, у Президента ведь остается право ветировать акты Верховной Рады?

— Да, конечно. И понятное дело, что триста голосов для преодоления вето найти теоретически возможно, но очень сложно, фактически в экстремальных ситуациях и отнюдь не по рядовым вопросам, которыми коалиция пытается поддержать деятельность правительства. С этой точки зрения понятно, что у Конституции целый ряд недостатков, которые не решают вопросов позиционирования Президента.

— Что вы имеете в виду?

— Прежде всего то, что не решен принципиальный вопрос: все-таки Президент — это исполнительная власть или законодательная? Или он между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти и как Гарант Конституции обеспечивает эффективность взаимодействия всех трех ветвей власти?

“Новые персоны шансов не имеют ”, — считает Андрей Ермолаев (45), директор Института стратегических исследований “Новая Украина” (г.Киев; с 2014 г.; 30 чел.)

— Как, по-вашему, можно оценить расстановку сил между кандидатами?

— Конечно, есть политики, которым симпатизирует народ и за которых готов голосовать. Но исчезли политики, которые имеют право и способны говорить и выступать от имени нации в целом. В этом вся проблема. Поэтому на президентских выборах 25 мая, на мой взгляд, впервые в украинской истории не будет борьбы политиков национального масштаба. Мы наблюдаем лишь набор рейтинговых фигур, каждая из которых рассчитывает на относительную победу (в процентах). Но эти выборы не станут победой лидера нации. Это будет лишь переходная фигура.

— Почему не появились новые лица?

— Если майские президентские выборы не будут сорваны, а такая угроза существует, то это будет относительная победа нынешних лидеров рейтинга. Новые персоны в политике шансов не имеют. Во-первых, слишком мало времени было отведено на предвыборную агитацию. Во-вторых, сцена Майдана или телевизор — еще не подтверждение национального признания.

Тем более что сейчас избирательное поле находится в крайне сложном состоянии стресса и постоянной смены мотивов. И рассчитывать на то, что будет большая общенациональная мобилизация за неизвестного игрока, по меньшей мере, наивно. Люди будут голосовать за тех, кто узнаваем, за тех, с кем связаны определенные ассоциации будущей политики. А таких персон в огромном кандидатском списке всего 3-4.

— Освободив Юлию Тимошенко, Майдан тут же отправил ее на политическую пенсию. Насколько высоки шансы экс-премьера на предстоящих президентских выборах?

— Юлия Тимошенко — лидер политической силы, которая сделала много ошибок после 21 февраля. И г-жа Тимошенко молчит об этих промахах: либо она участвует в этом, либо она их не поняла. К тому же, по данным социологов, уровень поддержки г-жи Тимошенко не очень высок, она не является лидером майданного движения. Вообще, у нее сложный образ для избирателя на фоне событий последнего 10-летия. И она не является национальным лидером, что очевидно.

— Чем отличаются нынешние президентские выборы от всех предыдущих?

— В сложившейся ситуации украинцы ожидают не очередного главного бюрократа. Украине нужен политический менеджер и организатор общей позиции, который создаст условия для политического и гуманитарного компромисса, а также сможет согласовать экономические и культурные интересы регионов. Это особенности нынешних президентских выборов.

— Ожидают ли нас новые политические сюрпризы?

— Конечно. Учитывая то, что на повестке дня встали вопросы социальной борьбы и кризиса государственности, Украину ждут и псевдосепаратистские движения, и неофашистские, и еще много того, о чем никто не догадывается.

Чужой опыт

Так бывает

Как Сингапуру, Польше и Грузии удалось быстро модернизироваться, невзирая на дефицит ресурсов и военную угрозу

Путь солидарности

В 1989 г. после массовых выступлений “Солидарности” правительство Войцеха Ярузельского согласилось на проведение выборов с участием оппозиции. На выборах оппозиция получила большинство, а президентом был избран Лех Валенса.

В стране была полностью переформатирована управленческая система, массово увольнялись старые кадры, были гарантированы права собственности и пошагово проведена приватизация (кстати, намного медленнее, чем в Украине: см. статью "По пути черепахи"). За экономические реформы правительства отвечал Лешек Бальцерович.

При этом новую Конституцию в Польше приняли на целый год позже, чем в Украине, аж в 1997 г., когда все основные реформы были проведены. До сентября 1993 г. на территории Польши располагалась группировка советских войск численностью до 60 тыс.чел.

Сингапурский маршрут

На момент провозглашения независимости от Малайзии Сингапур был маленькой, бедной страной, у которой не было даже собственных источников пресной воды.

В 1965 г. к власти пришел Ли Куан Ю, который провозгласил ориентацию на английскую систему верховенства права и защиту собственности, заменил в составе силовых структур малайцев на китайцев, провел массовую ротацию чиновников и внедрил жестокие методы борьбы с коррупцией. В городе были созданы максимально простые условия для вхождения в бизнес и привлечения инвесторов.

Грузинский коридор

В 2003 г. Грузия потеряла контроль над регионами, Тбилиси остался без света. Страной руководил Эдуард Шеварднадзе, впрочем, вскоре в результате Революции роз его сменил Михаил Саакашвили. И тут же принялся за реформы, которые начинались с тотальной чистки и сокращения опытных чиновников, расформирования старых и создания новых силовых структур.

Было задекларировано верховенство права, гарантированы права собственности, борьба с коррупцией, и в Грузию потянусь инвесторы. Сказать, что грузины сразу сильно разбогатели, безусловно, нельзя, но несмотря на нападение России и отторжение части территории страны, их экономика растет.

Последние новости: