Фонда отдача

Фонда отдача
367
Проблемные банки будут банкротить по—новому

После банкротства более полусотни банков власти наконец-то признали ущербность существующей процедуры выведения лопнувших финучреждений с рынка. Чтобы исправить ситуацию, в середине июля парламент принял Закон (проект №2045а), которым внес целый ряд важных изменений в действующий Закон “О системе гарантирования вкладов физических лиц” и другие законодательные акты.

Андрей Оленчик, заместитель директора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ), недавно отметил: “В портфеле Фонда — 55 банков (уже 56. — Авт.), из них 44 — в стадии ликвидации. Это сотни тысяч вкладчиков и активы, превышающие 320 млрд грн.

С подобной ситуацией мы ранее не сталкивались, поэтому возник целый ряд вопросов, требующих срочного законодательного решения. Они и нашли отражение в документе”. Формально законопроект был зарегистрирован в парламенте Минфином. Он входил в так называемый “пакет” актов, на принятии которых настаивал МВФ.

Принятый Закон еще находится на подписи у Президента и вступит в силу на следующий день после официальной публикации. “Это без преувеличения революционный законопроект, выводящий систему гарантирования вкладов на новый уровень.

Он был разработан с учетом лучшего международного опыта, а реализация предусмотренных в нем норм должна восстановить доверие к банковской системе”, — уверяет г-н Оленчик. Помнится, примерно так же чиновник хвалил и предыдущую реформу системы гарантирования, которая была внедрена действующим Законом, вступившим в силу 21 сентября 2012 г. На первый взгляд, тогдашние изменения казались очень даже позитивными, но на практике “не так сталося, як гадалося”.

Собака на сене
Пожалуй, самое слабое звено предыдущей реформы — этап проблемности банка. Согласно действующему законодательству, банк относят к категории проблемных на основании постановления НБУ с грифом “Банковская тайна” (БТ).

И все бы хорошо, если бы такие решения регулятор принимал, как только у финучреждения возникали трудности. Однако в большинстве случаев это происходило только тогда, когда банк откровенно не выполнял свои обязательства и под его отделениями выстраивались километровые очереди вкладчиков.

То есть было уже очевидно, что финучреждение — банкрот, а регулятор делал вид, что все нормально. И это безобразие продолжалось до полугода! Именно таков максимальный срок пребывания банка в “зоне проблемности” (согласно законодательству). Дальше — или временная администрация (ВА), или возобновление нормальной деятельности.

По информации БИЗНЕСа, за последнее время только два проблемных банка смогли выкарабкаться. То есть в итоге проблемные участники рынка, как правило, становились клиентами ФГВФЛ. Что же происходило с банками на этапе проблемности? Ответ прост: банальный грабеж, выведение активов собственниками!

Дело в том, что у кураторов, назначаемых Нацбанком в проблемные финучреждения, крайне ограниченные полномочия, которые не дают возможности пресекать подобные противоправные действия. На практике события разворачивались таким образом.

Собственники проблемных банков фактически поселялись в НБУ, уговаривая чиновников не убивать банк, кормя их обещаниями внести деньги для восстановления нормальной работы. Очень часто им удавалось даже выклянчить дополнительную порцию рефинансирования, которое сразу же выводилось из банка вместе с другими “живыми” активами.

Кроме того, именно на этапе проблемности происходило дробление крупных депозитов для получения компенсации из Фонда.

Как результат, Фонду передавались “пустышки”. Цифры говорят сами за себя: при номинальной стоимости переданных банковских активов в 320 млрд грн. оценочная составляет чуть больше
50 млрд грн. Руководству Фонда при таких правилах игры не позавидуешь.

С одной стороны, ФГВФЛ кровно заинтересован в том, чтобы проблемный банк не становился его клиентом и был спасен. С другой стороны, практика показала, что чем дольше финучреждение пребывает в статусе проблемного, тем меньше “живого” в нем остается на момент передачи Фонду!

Более того, почти все живые активы оказываются в залоге у НБУ под рефинансирование. Реализуя такие активы, Фонд не получает ничего — все до копейки уходит в счет погашения кредитов НБУ!

Вот и получается, что, даже выручив 50 млрд грн. от продажи активов обанкротившихся банков, более 30 млрд грн. придется отдать Нацбанку. Тогда как сам Фонд вынужден одалживать
у регулятора деньги под проценты для выплаты компенсаций!

Что нового
То, что предусмотренные принятым Законом новации резко изменят ситуацию к лучшему, совершенно неочевидно. К примеру, в новой редакции действующего Закона кураторы получат право требовать от руководителей финучреждений устранения нарушений банковского законодательства, исполнения нормативных актов НБУ, предоставления письменных объяснений, в том числе относительно проведения банком любых операций.

Возьмем на себя смелость утверждать, что это — ни о чем! Для эффективной работы куратор должен иметь возможность блокировать проведение подозрительных операций. Есть и еще одна новация, эффективность которой вызывает сомнения. Проблемным банкам запретили проводить платежи через прямые корсчета в других банках: только — через НБУ.

Принятый Закон ужесточает критерии признания проблемного банка неплатежеспособным. В частности, это должно случиться, если на протяжении пяти дней подряд не выполняются более 2% обязательств. Сейчас — более 10% на протяжении 10 дней.

Кроме того, НБУ обязан признать банк неплатежеспособным в случае выявления операций, наносящих вред ФГВФЛ, к примеру, дроб­ление депозитов. Также следует отметить, что принятый документ предусматривает существенное расширение полномочий Фонда уже на этапе проблемности банка.

В частности, Фонд может проводить оценку активов, чтобы ускорить процесс последующей их реализации, получает право доступа ко всем операциям и документам проблемного банка, включая их копии.

Непосильный вклад
Обычным вкладчикам, владельцам карточек проблемных банков сейчас тоже несладко, даже если сумма вклада вписывается в гарантируемые 200 тыс.грн. Практика такова: если обслуживающий банк перестал выполнять обязательства, то о зависших там деньгах, пусть даже на текущем счете, можно забыть, как минимум, на полгода.

Причем чем крупнее банк, тем сроки “заморозки” дольше! Согласно Закону, Фонд должен начинать выплаты по остаткам на текущих счетах и срочным вкладам, срок которых истек, для небольших банков — не позже одного месяца после введения ВА, а для крупных банков — не позже двух месяцев.

На практике же эти сроки повально нарушались. Два примера. В Имэксбанк ВА была введена 27 января 2015 г., а выплаты начались только в начале мая. В “Дельта Банк” ВА ввели 3 марта, а выплачивать средства стали с 11 июня.

После вступления в силу изменений в законодательство Фонд обещает начинать выплачивать компенсации по текущим счетам и депозитам, срок которых истек, не позже 20 дней после введения в банк ВА. А с 1 июля 2016 г. такая практика будет распространена на все без исключения вклады, в том числе и на те, срок которых еще не истек.

Кроме того, предполагается сокращение продолжительности работы ВА с трех месяцев до одного. Ну и, пожалуй, главная новация принятого Закона — это распространение государственных гарантий на физических лиц, зарегистрированных в качестве предпринимателей (ФОП). Правда, это новшество вступит в силу только в начале 2017 г.

Как видим, львиная доля новаций будет касаться только вновь обанкротившихся банков. А учитывая, что, по словам председателя НБУ Валерии Гонтаревой, процесс чистки банковского сектора (читай — массовых банкротств) практически завершен, оценить эффективность изменений удастся нескоро. Хотя…
Последние новости: