Газовые грезы

Газовые грезы
501
В начале января 2015 г. представитель Украины при Европейском Союзе Константин Елисеев сообщил о готовящейся международной конференции по вопросу реформирования отечественного газового рынка.

По его словам, украинская сторона заинтересована в привлечении инвесторов и заинтересованных сторон не только для модернизации и дальнейшего управления газопроводами, входящими в оте­чественную газотранспортную систему (ГТС), но и к использованию других мощностей ГТС, в частности подземных хранилищ газа (ПХГ).

Также г-н Елисеев не исключил, что одновременно могут быть проведены и переговоры о “газовых взаимоотношениях” Украины, ЕС и России. В частности, предстоит решить, будет ли Украина переходить на так называемый летний пакет (условия поставок природного газа из РФ в Украину).

При этом стоит учесть, что на планируемые изменения в работе отечественной газовой отрасли “накладывается” еще и необходимость имплементировать в 2015 г. Третий энергетический пакет, требования которого предусматривают разделение функций операционных систем по транспортировке, хранению и балансированию газа (см. “Законодательное регулирование” на стр.24).

И уже на прошлой неделе премьер-министр Арсений Яценюк заявил, что часть предоставленного правительством США кредита в размере $2 млрд будет направлена на реформирование энергетического сектора Украины.

Европейский вектор
Впрочем, стоит отметить, что переговоры о привлечении инвестиций в газотранспортную отрасль активизировались еще в конце прошлого года. Так, в середине декабря были проведены консультации между Европейским банком реконструкции и развития и НАК “Нафтогаз України” относительно возможности предоставления кредита в размере $200 млн для модернизации основной ветки газопровода Уренгой — Помары — Ужгород.

Председатель правления НАК “Нафтогаз України” Андрей Коболев подчеркнул: “Мы рады, что кредитный проект, который Украина обсуждала с ЕБРР с 2009 г., будет наконец-то реализован. Это финансирование позволит сделать ГТС надежнее и поможет нашей стране сохранить бизнес по транзиту газа”.

Кроме того, 17 декабря 2014 г. ПАО “Укртрансгаз” и польская Gaz-System S.A. подписали соглашение о подготовке объединения польской и украинской газовых систем, предусматривающее интеграцию газотранспортных систем обоих государств в целях увеличения реверсных поставок и хранения европейского газа в украинских ПХГ.

Для этого запланировано строительство нового магистрального газопровода Дроздовичи — Бильче — Волица протяженностью 110 км и производительностью 8 млрд куб.м в год в направлении Польша — Украина и 7 млрд куб.м в год — в направлении Украина — Польша (стоимость проекта — $245 млн).

По мнению г-на Коболева, проект может стать первым шагом к созданию восточноевропейского газового хаба мощностью около 20 млрд куб.м в год, который будет решать задачи балансировки, хранения, перераспределения поставок голубого топлива между Украиной и странами ЕС.

Источниками его наполнения могут быть поставки из РФ, Польши, европейского спотового рынка и др. Политически проект может опираться на объединение “Вышеградская группа” (Польша, Чехия, Словакия и Венгрия), о намерении Украины войти в которую в конце прошлого года заявил и Президент Украины Петр Порошенко.

Поскольку все европейские проекты неразрывно связаны с Третьим энергопакетом, на прошлой неделе Минэнергоугля обнародовало график имплементации его требований. В частности, уже во II квартале 2015 г. министерство планирует установить единую оптовую цену на газ, тарифную систему “вход-выход” при транспортировке газа и завершить оценку запасов НАК “Нафтогаз України”.

До конца III квартала предстоит утвердить правила доступа к газотранспортным сетям и завершить разработку принципов корпоративного управления компаниями — операторами ГТС и ПХГ. Ожидается, что при соблюдении такого графика уже в конце 2015 г. будут определены партнеры для компаний — операторов ГТС и ПХГ и привлечены первые инвестиции в модернизацию ГТС (см. “Цена вопроса” на стр.26).

Член наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук отмечает, что Украина явно отстает от графика реформирования газового сектора: “Мы уже давно должны были ликвидировать или разделить НАК, а вместо единого облэнерго создать три компании.

Иными словами, “пакеты” должны установить ограничения для вертикально интегрированных компаний на право владения и управления газовыми и электрическими сетями. ЕС пытается разделить бизнес по продаже и транспортировке газа. Это ужесточает конкуренцию и снижает цены на энергию
” (см. “Взгляд изнутри” на стр.25).

Перспективы добычи
Впрочем, предупреждают специалисты, усилия правительства по привлечению инвестиций в модернизацию украинской ГТС не решают вопрос газовой импортозависимости страны. Сбалансировать внутренний рынок газа можно лишь развитием собственной газодобычи.

А вот здесь ситуация складывается отнюдь не так, как хотелось бы. В Украине работают 108 отдельных компаний — собственников лицензий на разработку нефти и газа, но на протяжении многих лет добыча природного газа в стране остается стабильной — около 20 млрд куб.м в год.

 “Добыча газа в Украине стагнирует последние 10 лет. Технологии и оборудование остались на уровне 1970-х годов — именно тогда газодобывающая и газотранспортная системы Украины пережили пик своего развития”, — поясняет Андрей Фаворов, директор компании с иностранными инвестициями “Энергетические ресурсы Украины”.

При этом, как недавно признал директор по развитию бизнеса НАК “Наф­тогаз України” Юрий Витренко, “если у нас будет нормальное адекватное ценовое регулирование, нормальное адекватное налогообложение добычи, то в 2015 г. добыча газа может возрасти до 22 млрд куб.м”. Надо отметить, что оба указанных г-ном Витренко условия пока не соблюдаются.

Что такое адекватное ценовое регулирование в понимании государственного монополиста, можно понять из совместных расчетов НАК и ПАО “Укр­газвидобування”, согласно которым экономическая себестоимость газа украинской добычи сейчас составляет 5430 грн. за 1 тыс.куб.м (или около $319 при курсе 17 грн./USD). При такой себестоимости с импортной “иглы” Украина не слезет никогда. Потому что цена российского газа на границе с ЕС составляет как раз около $320.

Кроме того, Верховная Рада продлила действие высоких ставок рентной платы за пользование недрами, в результате чего газодобывающим компаниям стало невыгодно наращивать объемы добычи и бурить скважины глубже 5 км.

Как отметил г-н Корольчук, доходность добывающих компаний в целом позволяет выдержать такую рентную плату. Другое дело, что при таком налогообложении практически “замораживается” инвестирование и убивается заинтересованность игроков в развитии добычи. Расчеты просты: наращивание добычи газа на 1 куб.м за год требует вложений в размере $1.

Иными словами, чтобы полностью обеспечить внутренний рынок газом украинского происхождения, потребуется $20-30 млрд. Поэтому выделяемых “Укргазвидобування” $300 млн в год хватает только на поддержание нынешнего объема добычи.

По мнению г-на Корольчука, ренту можно было повышать при условии, что, например, через пять лет будут или уменьшены платежи, или установлены рентные “каникулы”. В этом случае инвесторы были бы заинтересованы в наращивании добычи.

 “Еще одной проблемой является государственный собственник, не способный финансировать развитие индустрии. Госсобственность на месторождения использовалась для субсидирования потребления населением.

Четырех- и пятикратная разница в цене на газ для физических лиц и промышленных предприятий создала огромное количество экономических стимулов для коррупции и халатного потребления и выстроила барьеры для инвестиций в добычу. Поэтому, на мой взгляд, одним из главных драйверов развития газовой отрасли может стать прозрачная приватизация
”, — дополняет Андрей Фаворов.

Между тем, по словам Наталии Слободян, директора департамента энергетики Международного центра перспективных исследований, большинство частных добывающих компаний Украины уже привлекли прямые иностранные инвестиции, позволившие им обновить парк буровых установок и модернизировать технологическую составляющую добычи. По большому счету, частные игроки способны за пять лет обеспечить 100% внутренних потребностей Украины в голубом топливе.

Сланцевые перспективы
Похоже, что пока нереализованной останется и широко разрекламированная властями возможность уйти от газовой импортозависимости благодаря разработке отечественных сланцевых месторождений.
Как уже писал БИЗНЕС (см. статью "ЛЭПерные точки"), в конце прошлого года появилась информация об отказе американской компании Chevron от разработки Олесского месторождения газа сланцевых пород.

Компания Chevron отказалась от проекта разработки по соглашению о разделе продукции (СРП. — Ред.). Между тем Chevron уже на первом этапе (два-три года) планировала направить на сейсмические исследования, разведку и бурение скважин около $350 млн, а прогнозные ресурсы Олесской площади оцениваются в 2,98 трлн куб.м газа.

 Годовая добыча планировалась на уровне 5-10 млрд куб.м в год
”, — говорит г-жа Слободян. И хотя в Chevron до сих пор официально не комментируют причины отказа от разработки, г-жа Слободян уверена, что главная из них — “экстремально высокие налоги за пользование недрами, введенные украинскими властями в августе 2014 г., что сделало проекты компании в Украине нерентабельными”.

При этом стоит вспомнить, что вследствие военного конфликта на востоке Украины были остановлены и работы по освоению Юзовского месторождения сланцевого газа (компания Shell). Как отметил Юрий Корольчук, там даже не получилось начать бурение разведочных скважин. “Насколько я знаю, Shell пока отложила начало работ до 1 января 2017 г. и сейчас рассматривает вопрос продления этого периода до 2020 г.”, — говорит эксперт.

Таким образом, готовность продолжать “сланцевые” разработки в Западной Украине пока подтвердила только дочерняя компания итальянской Eni — Eni Ukraine Llc. (в 2012 г. Eni купила 50,01% акций ООО “Західгазінвест”, имеющего лицензии на разработку девяти месторождений сланцевого газа общей площадью около 3,8 тыс.кв.км).

По крайней мере, такая информация была озвучена во время встречи министра экологии и природных ресурсов Украины Игоря Шевченко с генеральным директором компании Луиджи Барберисом в конце декабря прошлого года. Правда, вопрос о начале работ, объеме инвестиций и планируемом объеме добычи остается открытым, поскольку итальянская сторона, по словам министра, до сих пор “ждет поддержки со стороны украинского правительства в вопросах согласования плана работ”.

Поэтому, поясняют специалисты, украинские власти должны тщательно проанализировать ситуацию с СРП на разработку месторождений и причины отказа мировых гигантов от сотрудничества с Украиной в “сланцевых” проектах.

Тем более что, как подчеркивает г-н Корольчук, сейчас привлекательность таких проектов резко снизилась, поскольку “с падением цены на нефть ниже $70 за 1 баррель начинает сказываться высокая себестоимость добычи сланцевого газа”. В результате международные инвесторы без колебаний выходят из СРП при возникновении любых спорных ситуаций, законодательной неопределенности и неоправданном повышении налогового давления.

Страсти по транзиту
На прошлой неделе председатель правления ОАО “Газпром” Алексей Миллер “ошарашил” общественность заявлением о том, что в течение нескольких лет Россия полностью откажется от транзита природного газа в ЕС через Украину, а весь газовый поток будет направлен по турецким газопроводам (таким образом, европейские потребители должны будут покупать российский газ на границе Турции и Греции). При этом он посоветовал европейцам начинать строительство соответствующей инфраструктуры от турецкой границы как можно быстрее.

Андрей Коболев оценил заявление коллеги так: “Намерение “Газпрома” резко прервать многолетние отношения с Евросоюзом, если европейцы не станут в срочном порядке строить газопроводы, чтобы принимать российский газ на турецко-греческой границе, лишено экономического смысла и вызывает удивление”.

По его словам, за прошлый год НАК “Нафтогаз України” доказала надежность газотранспортной системы Украины и свою способность гарантировать поставки газа для европейских потребителей даже в условиях российской агрессии на территории страны. При этом ни одна европейская компания, получающая российский газ через Украину, не выдвигала претензий к качеству работы НАК.

Кроме того, миллиарды долларов, которые Россия пытается заставить вложить ЕС в строительство нового газотранспортного маршрута, неизбежно лягут на плечи европейских потребителей. Возрастут и технические риски: подвод­ный участок газопровода объективно менее надежен, чем наземный. “Никаких дополнительных преимуществ для Европы это предложение не дает. Это политический блеф”, — утверждает г-н Коболев.

Стоит отметить, что предложение “Газпрома” не вызвало восторга ни у представителей ЕС (заместитель президента Еврокомиссии Марош Шефчович выразил недоумение по этому поводу), ни собственно у Турции.
Как заявил премьер-министр этой страны Ахмет Давутоглу, турецкое правительство надеется, что российский газ продолжат поставлять в Европу через Украину. При этом г-н Давутоглу мягко намекнул, что в планах Турции увеличить поставки газа и через Украину, а также из Азербайджана и Ирана.

Законодательное регулирование
В конце 2014 г. специалисты Американской торговой палаты в Украине подготовили комплексный позиционный документ “Реформы нефтегазового сектора”, в котором особое внимание уделили ситуации с нормативным регулированием отрасли.

Среди прочего эксперты обратили внимание на то, что в 2014 г. НАК “Нафтогаз України” получила право избирательно относиться к независимым поставщикам газа. Такая ситуация сложилась в результате последовательного принятия Кабмином постановлений №596 от 07.11.14 г. и №647 от 26.11.14 г. (см. БИЗНЕС №46 от 17.11.14 г., стр.16-18). Кроме того, ранее, в начале июля, в первом чтении был принят законопроект

“Об особом периоде в ТЭК”.
Специалисты Американской торговой палаты утверждают, что перечисленные нормативные акты нарушают устоявшуюся европейскую практику реагирования на кризисные ситуации. В частности, в Польше правительство имеет возможность устанавливать приоритетные категории потребителей для поставщиков на случай кризиса, но не имеет права устанавливать цену на газ (это трактуется как экспроприация).

Поэтому высказывается предложение отменить указанные регуляторные акты, заменив их новым Законом “О рынке газа”, проект которого был предложен Энергетическим сообществом еще в апреле прошлого года. Здесь помимо прочего следует учесть и то, что действующий Закон “Об основах функционирования рынка природного газа” не удовлетворяет требованиям Третьего энергопакета, который должен быть имплементирован в 2015 г.

Нужно отметить, что представители отечественной нефтегазовой отрасли полностью поддерживают это предложение, поскольку новый Закон создаст прозрачные условия для работы на рынке газа. Ведь в нем уделено внимание безопасности и стабильности поставок топлива по всей цепи “добытчик — поставщик — заказчик”, предусмотрен запрет на пересмотр ключевых принципов функционирования рынка, гарантируется свободный доступ всех игроков к ГТС, свободный выбор потребителями поставщиков и т.д.

Взгляд изнутри
Допуск иностранных компаний к газотранспортной системе Украины — это некий барометр инвестиционной привлекательности нашей страны. От того, как на практике будет реализована реформа ГТС, во многом зависит будущее газовой индустрии Украины.

Так считает советник совета директоров одной из крупнейших частных газодобывающих компаний Украины Burisma Holdings Вадим Пожарский (по данным Минэнергоугля, в 2013-2014 гг. она являлась второй по величине независимой газодобывающей компанией в Украине).

Ключевыми принципами должны стать обещанная прозрачность и непредвзятое отношение к выбору партнеров, а в выигрыше должна остаться украинская газовая отрасль. Но важно не только привлечь иностранцев, но и создать условия для их эффективной работы здесь. За прозрачным конкурсом при отборе партнеров должен последовать приход иностранных компаний и в газодобывающую отрасль Украины”, — говорит г-н Пожарский.

При этом, как подчеркивает эксперт, увеличение собственной добычи газа в Украине — это не миф, а реальность, которая должна быть обеспечена прогнозируемым законодательством, эффективной фискальной политикой и благоприятным климатом для инвестиций. “Только в таком случае наша страна будет интересна стратегическим инвесторам и получит импульс к новому этапу развития газовой отрасли”, — говорит г-н Пожарский.

Цена вопроса
Газотранспортная система Украины является второй по величине в Европе и одной из крупнейших в мире. Общая протяженность газопроводов без учета новых и строящихся объектов составляет 37,1 тыс.км (в том числе магистральных газопроводов — 22,2 тыс.км, газопроводов-отводов — 14,9 тыс.км).

На территории Украины эксплуатируются 1449 газораспределительных станций и один из крупнейших в Европе комплексов ПХГ (12 подземных хранилищ газа общей активной емкостью более 32 млрд куб.м, или 21,3% общеевропейской активной емкости, см. также “Газовые месторождения…” на стр.27).

Пропускная способность ГТС на границе Украины с РФ составляет 288 млрд куб.м газа в год, а на границе Украины с ЕС, Белоруссией и Молдавией — 178,5 млрд куб.м в год. Система эксплуатируется ПАО “Укртрансгаз”, 100% акций которого принадлежат НАК “Нафтогаз України”.

Официальная оценка стоимости ГТС была проведена в 2012 г., но ее результаты до сих пор не обнародованы. Однако летом 2014 г. Андрей Коболев заявил, что, по разным оценкам, стоимость
украинской ГТС составляет $25-35 млрд.
Последние новости: