Лампочка независимости

Лампочка независимости
1008
Модель рынка электрической энергии, действующая в Украине, существует с 1996 г. и была заимствована у Англии и Уэльса.
Модель так называемого “единого покупателя” (пула) позволяет конечному потребителю покупать электроэнергию у облэнерго или у независимых поставщиков, которые приобретают этот товар на оптовом рынке электроэнергии (ОРЭ) Украины у единственного продавца — ГП “Энергорынок”, по оптовой рыночной цене, определяемой Национальной комиссией, осуществляющей государственное регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), с учетом регулируемых тарифов ГЭС, АЭС, ТЭЦ и производителей электроэнергии из альтернативных источников, а также ценовых заявок, по которым работают ТЭС.

По информации ГП “Энергорынок”, в 2014 г. оплата энергорынком за всю электроэнергию составила 86 млрд грн. (энергогенерирующие мощности ОРЭ — 55 ГВт).
Когда-то модель “единого покупателя” доминировала в Европе. Однако с конца 1990-х годов многие страны пришли к мнению, что энергетическому сектору не помешает рыночная конкуренция.

В конце 2010 г. Украина присоединилась к Энергетическому сообществу, а в 2013 г. взяла на себя обязательство постепенно перейти к новой модели рынка электроэнергии.

Уже осенью текущего года премьер-министр Арсений Яценюк предложил запустить такую модель в тестовом режиме. Специальной рабочей группой Минэнергоугля совместно со специалистами Энергетического сообщества разработан проект закона “О рынке электрической энергии Украины”.

Целью его задекларировано надежное и безопасное энергообеспечение с учетом интересов потребителей путем определения на законодательном уровне организационной структуры и принципов функционирования рынка электроэнергии в новой модели. Обсуждение законопроекта состоялось в профильном Комитете ВР в сентябре. Сейчас идет подготовка вторичного законодательства.

Однако сколько времени понадобится для полного перехода отрасли к либерализованному рынку, сказать сложно. Каждая страна имеет свой уникальный опыт, и это путь в несколько лет.

Несмотря на то что родоначальники реформирования рынка электроэнергии уже не один год работают успешно, наиболее эффективные способы развития конкурентных энергорынков еще не определены. Скептики высказывают опасения, приводя в пример калифорнийский кризис 2001 г., всего через несколько лет после создания нового рынка, сопровождавшегося широкой рекламной кампанией, и последовавшего за этим показательного банкротства крупной энергетической компании Enron.

Кризис имел ряд весьма ощутимых последствий для потребителей, которые оказались “отрезанными” от электросети из-за веерных отключений электроэнергии, а также для коммунальных энергокомпаний, которые попали в крайне бедственное финансовое положение, а в некоторых случаях были вынуждены объявить себя банкротами. Массовые отключения электроэнергии в Северной Америке, Италии и странах Скандинавии в 2003 г. также иногда используются в качестве аргумента в пользу того, что концепция либерализации энергорынков потерпела фиаско.

Сравнение цен, установленных для потребителей электроэнергии, до и после либерализации может стать весьма эффективным показателем. Многие страны действительно обещали, что либерализация приведет к снижению цен.

Первая серьезная попытка формирования либерализованного рынка электроэнергии была предпринята в Чили в 1982 г. В странах — членах Международного энергетического агентства первый рынок был сформирован в Англии и Уэльсе в 1990 г. Рынок стран Скандинавии зародился в Норвегии в 1991 г. В Австралии функционирование либерализованных рынков началось в штатах Виктория и Новый Южный Уэльс в 1994 г.

В Северной Америке различные рынки северо-восточных штатов США начали работу в конце 1990-х годов. В ЕС новые рынки формируются сейчас. В Испании, как и в Нидерландах, рынок официально существует с 1998 г. на условиях регулируемого доступа третьей стороны.

Характерной чертой ОРЭ Украины является перекрестное субсидирование между разными категориями потребителей. Переход же к новой модели рынка предполагает, что тарифы для населения будут отражать реальную стоимость потребляемой электроэнергии, что без учета существующих перекосов вызовет ценовой шок. Прогрессия роста тарифов для населения, внедряемая сейчас, ввиду девальвации национальной валюты уже устарела. Поэтому результаты либерализации отечественного рынка электроэнергии могут гораздо сильнее ударить по платежеспособности населения.

К тому же стоит учитывать потенциальный рост тарифов “Укргидроэнерго” (сейчас тариф составляет 55 коп. за 1 кВт·ч) и “Энергоатома” (42 коп. за 1 кВт·ч), которые в результате перехода на рыночные условия формирования цены на электроэнергию смогут конкурировать с более дорогими видами генерации. Это неизбежно приведет к повышению стоимости их электроэнергии, что, в свою очередь, скажется на цене для конечного потребителя.

Такие ограничения энергорынка должны приниматься во внимание. Ведь официального механизма обеспечения конкуренции недостаточно. Каноническая модель, пусть даже проверенная опытом других стран, не должна слепо навязываться там, где потребитель особенно уязвим из-за многолетнего опыта перекрестного субсидирования.

При внедрении новой модели энергорынка необходимо учитывать ситуацию в альтернативной энергетике, которая ввиду своей инновационной природы нуждается в поддержке государства. Сейчас такая поддержка выражается в государственных гарантиях того, что произведенная альтернативной генерацией электроэнергия будет куплена по “зеленому” тарифу. При этом доля возобновляемой энергетики (ВЭ) в энергетическом балансе Украины составляет чуть более 1% (7% — с учетом гидрогенерации высокой мощности).

Однако стоит обратить внимание на некоторые нововведения в механизме стимулирования производства электроэнергии из возобновляемых источников, предлагаемые законопроектом “О рынке электрической энергии Украины”. Компенсировать “зеленый” тариф будет Гарантированный покупатель согласно смете, определяемой регулятором (НКРЭКУ), за счет компенсационного платежа, оплачиваемого Оператором системы передачи. При этом источники и четкий порядок финансирования в тексте законопроекта не указаны. Как нет и сведений о расчетах, которые легли в основу новой модели.

Кроме того, по аналогии с регуляторной политикой некоторых европейских стран вводятся штрафы за небалансы “зеленой” генерации. Однако законодатели не учитывают уровень проникновения альтернативной энергетики, при котором отклонения таких производителей от графика действительно создают проблемы с балансированием спроса и предложения.

С учетом низкого уровня метеопрогнозирования в Украине введение финансовой ответственности для непостоянной по своей природе ВЭ неминуемо приведет к нерентабельности этого бизнеса. А это означает снижение привлекательности сектора производства электроэнергии из возобновляемых источников в целом, отток инвестиций, невыполнение обязательств по европейским директивам, что, в свою очередь, негативно скажется на энергобезопасности и энергонезависимости нашей страны.

Украинские специалисты, изучающие возможности реформирования отечественной энергетической отрасли, предостерегают от перехода энергорынка на новую модель в короткие сроки. Существует множество рисков: риск монопольного поведения некоторых генераторов электроэнергии, риск неплатежей отдельных категорий потребителей, отключение которых запрещено законом, и многие другие.

Процесс либерализации требует профессионального, независимого и очень взвешенного подхода с учетом локальных особенностей. Только минимизация нормативно-правовой неопределенности и четкое понимание финансово-экономических последствий перехода для каждой из категорий потребителей позволят создать базу для своевременных и достаточных инвестиций.

Мы должны пройти свой уникальный путь и научиться решать свои проблемы, используя европейский опыт. А на это нужно время, как показывает практика — в среднем 4-7 лет. И Украина только в начале пути.
Последние новости: