Топливная мобилизация

Топливная мобилизация
187
Украинский рынок нефтепродуктов остается глубоко импортозависимым. По оценкам экспертов, примерно 70% моторных топлив, реализуемых на отечественном рынке, имеют зарубежное происхождение, что, в общем-то, неудивительно.

Из шести крупных украинских НПЗ в строю остался только Кременчугский, который вкупе с государственным Шебелинским ГПЗ (мощность переработки всего в 1 млн т нефти в год) и обеспечивает “неполную треть” потребности страны (см. статью "Заправилы").

По большому счету, до недавних пор, специалисты не придавали особого значения сложившейся ситуации —
в условиях мирного времени дифференциация поставок топлива обеспечивала конкуренцию на рынке.

Но по итогам нескольких топливных тендеров, состоявшихся в августе-сентябре, прозвучал очень тревожный звонок — Министерство обороны для нужд армии закупило у поставщиков импортные бензин и дизельное топливо более чем на 600 млн грн.

Тревожно выглядит и структура импорта. По данным ГП “Держзовнішінформ”, в 2014 г. 55% импортируемого бензина и 64% — дизельного топлива обеспечивали два белорусских предприятия — Мозырский и Новополоцкий НПЗ (всего, как свидетельствует Государственная фискальная служба, из Белоруссии в январе — сентябре 2014 г. было ввезено топлива на $2,4 млрд, что на 30% больше, чем за аналогичный период 2013 г.).

Их совладельцы — российские “ЛУКОЙЛ” и ”Роснефть” — в августе увеличили отгрузки продукции заводов на рынок РФ. По мнению Сергея Куюна, директора ООО “Консалтинговая группа А-95”, на украинском рынке может возникнуть дефицит топлива, поскольку у отечественных трейдеров сейчас нет возможности в достаточном количестве закупить валюту для оперативной дифференциации поставок.

Естественно, армию такая ситуация не устраивает. Для своевременного выполнения оборонных заказов на топливо нужно иметь возможность размещать такие заказы на отечественных предприятиях, а для обеспечения надежности поставок таких предприятий должно быть несколько.

Скважины и перевалка
Впрочем, по словам Геннадия Рябцева, заместителя директора по научной части НТЦ “Психея”, выход находится, что называется, “под ногами”. “Дефицит нефти в Украине — не более чем миф.

В Полтавской, Харьковской областях и в Прикарпатье законсервировано большое количество нефтяных скважин с относительно невысоким дебетом. Во всем мире такие скважины успешно эксплуатируются, и нефть используется для удовлетворения потребностей внутреннего рынка стран, в том числе и для выполнения оборонных заказов. Военным очень удобно иметь десятки разных “топливных” подрядчиков
”, — говорит г-н Рябцев.

Его мнение подтверждает один из экспертов рынка нефти и природного газа, пожелавший остаться неназванным: “Пять-семь лет назад в Украине было законсервировано около 8 тыс. газонефтеносных скважин, которые могут “давать” нефть и газовый конденсат для производства моторных топлив. Их законсервировали, потому что в то время цены на нефть составляли $30-40 за 1 баррель, а газ обходился Украине по $50 за 1 тыс.куб.м. Разведка недр идет постоянно, и, думаю, таких “консервов” в стране уже даже больше”.

Геннадий Рябцев считает, что нужно упростить доступ предпринимателей к разработке таких скважин — желающие, по его словам, есть. Кроме того, в украинских морских торговых портах сейчас простаивают мощности по перевалке нефти.

Скажем, Одесский МТП в январе — сентябре 2014 г. сократил перевалку “крови земли” почти в шесть раз по сравнению с январем — сентябрем 2013 г. — до 171 тыс.т (а, скажем, в 2012 г. он перевалил почти 3,3 млн т нефти). Нефть же можно закупать танкерными партиями в Азербайджане или на Ближнем Востоке.

К сожалению, законсервированные скважины не имеют инфраструктуры (трубопроводов), поэтому крупных переработчиков их разработка не интересует (слишком дорого обойдется железнодорожная или автомобильная транспортировка).

Да и украинские заводы закрылись вовсе не из-за нехватки сырья: Лисичанский и Одесский НПЗ находятся в собственности российских компаний, Херсонский пребывает в стадии перманентной реконструкции с 2005 г., а два прикарпатских НПЗ (Надворнянский и Дрогобычский) используются в качестве нефтебаз — переработка нефти осуществляется в Кременчуге. Отсюда понятно, кстати, почему из года в год сокращаются и объемы перевалки нефти в портах.

Дело за малыми
Но есть и хорошая новость: неработающие “гиганты” — далеко не все, чем располагает отечественная нефтеперерабатывающая отрасль. “По всей стране разбросаны десятки так называемых мини-НПЗ (условно — заводы с объемом переработки сырья от 50 тыс т до 1 млн т).

Сейчас они, за редким исключением, простаивают ввиду отсутствия на рынке свободных партий сырья. Есть разные оценки их количества, но могу сказать, что переработка нефти и газового конденсата является основным видом деятельности, по меньшей мере, 88 украинских предприятий
”, — отмечает Геннадий Рябцев.

Кстати, примерно два года назад Министерство энергетики и угольной промышленности обнародовало данные о том, что в Украине 137 мини-НПЗ выпускают топливо и топливные полуфабрикаты (прямогонный бензин и дизельное топливо низкого качества). По словам Сергея Куюна, в 2012-2013 гг. на рынок поступало примерно по 500 тыс.т такой продукции (т.е. мини-НПЗ обеспечивали 10% потребности рынка).

Конечно, говорит г-н Рябцев, в большинстве случаев ранее построенные мини-НПЗ имеют низкую глубину переработки сырья и представляют собой простую установку атмосферной перегонки. “Но не нужно думать, что название мини-НПЗ является синонимом плохого качества.

Ряд таких предприятий имеют большую глубину переработки и способны выпускать нефтепродукты, отвечающие и действующему Техническому регламенту на топливо, и, скажем, экологическому стандарту Евро-4.

Немаловажно, что такие предприятия или сосредоточены возле месторождений нефти (т.е. в регионах с законсервированными скважинами), или “привязаны” к морским портам с нефтеперевалками, т.е. проблема логистики решена. Всего же, по моим подсчетам, украинские мини-НПЗ способны перерабатывать до 2 млн т нефти и газового конденсата в год
”, — говорит Геннадий Рябцев.

Загвоздка в том, что Минэнергоугля по отношению к малым переработчикам занимает позицию “в упор не вижу” и даже не учитывает в статистических данных их объемы производства (хотя, подчеркнем, некоторые мини-НПЗ работают по легальным схемам).

В результате возникают проблемы с получением лицензий, большинство таких предприятий не допускаются к нефтяным аукционам и вынуждены или простаивать, или работать “в тени”.

По мнению специалистов, заинтересованность Минобороны в работе таких предприятий может полностью изменить ситуацию. Произойдет это в том случае, если мини-НПЗ, выпускающие топливо, соответствующее стандартам, начнут привлекать на тендеры.

При этом упор должен быть сделан на расконсервации скважин, так как это даст возможность использовать собственное сырье и снизить зависимость от изменений котировок нефти на мировом рынке и колебаний на валютном рынке. К тому же наличие оборонных заказов на мини-НПЗ оздоровит рынок Украины в целом.

Во-первых, как подсчитали специалисты, это создаст минимум 40 тыс. новых рабочих мест, что немаловажно при нынешней ситуации на рынке труда. Во-вторых, часть нефтепродуктов будет поступать и населению, что повысит конкурентоспособность рынка в целом.

Военных в первую очередь интересует дизельное топливо, которого при существующей на малых предприятиях глубине переработки получается примерно 25% от всего объема произведенных нефтепродуктов (очевидно, что дизельное топливо будет полностью выставляться на тендеры Минобороны).

Половина полученного объема — это бензины, часть которых вполне может быть реализована в АПК или на местных несетевых АЗС. Оставшиеся 25% — это мазут, который до недавнего времени отечественные НПЗ рассматривали, скорее, как отходы производства.

Но в условиях газовой войны с РФ это топливо с руками оторвут котельные региона, в котором расположен переработчик. “У Минобороны сейчас более чем достаточно веса во власти, чтобы такая схема начала работать”, — резюмирует Геннадий Рябцев.

Последние новости: