“Я бы предпочел не бороться с кризисом, а внедрять инновации”

“Я бы предпочел  не бороться с кризисом,  а внедрять инновации”
929
Владислав Губин, генеральный директор ПАО “Харьковский тракторный завод”:

В любой отрасли есть предприятия-легенды. Харьковский тракторный завод многие десятилетия остается столпом украинского машиностроения. Несмотря на не самые современные производственные мощности и прочие экономические и политические проблемы сегодняшнего дня, предприятие продолжает работать.

Во многом благодаря содействию Александра Ярославского, известного харьковского бизнесмена и экономического посла первой столицы Украины. Много делает для предприятия и нынешний директор ХТЗ Владислав Губин, которого считают одним из самых талантливых украинских кризис-менеджеров. Он и рассказал БИЗНЕСу, как удалось спасти предприятие и как удается выживать сейчас.


— В 2014 г. и в первой половине 2015 г. ХТЗ был единственным оте­чественным машиностроительным предприятием в Украине, получавшим прибыль. Какой оказалась она и другие производственные показатели завода за этот период? И насколько вообще изменился внутренний рынок?
— Начну с последнего вопроса. Украинская экономика переживает не лучшие времена. А уж украинское машиностроение — и подавно. Чтобы вывести ХТЗ из состояния банкротства и добиться положительных финансовых результатов, потребовалось два года. Работали над качеством продукции, ассортиментом, мотивацией сотрудников и производительностью труда.

Первый год моей работы на заводе в качестве директора стал первым реально постсоветским годом в истории предприятия. Благодаря изменению культуры управления и ведения бизнеса удалось продемонстрировать чистую прибыль.

Развиваем и усиливаем бренд, оптимизируем бизнес-процессы. Прибыльность и другие производственные и финансовые показатели — это только верхушка айсберга, результат невидимого кропотливого труда по спасению предприятия и восстановлению его реноме на рынке.

— А количественные показатели?
— Теперь статистика. По результатам работы в первом полугодии ПАО “Харьковский тракторный завод” смогло нарастить объемы реализации тракторной техники на 3,9% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. На экспорт отправляется 85% продукции. Чистая прибыль по итогам 2014 г. — 449 млн грн.

Выручка от реализации продукции за первую половину 2015 г. — 600 млн грн., чистая прибыль — 5 млн грн. По итогам прошлого года объем налоговых отчислений ХТЗ в бюджеты всех уровней составил 150 млн грн. Средняя зарплата в прошлом году на заводе была в два раза выше, чем в среднем по стране.

— Насколько сильно отразилась на работе ХТЗ экономическая ситуация в стране, в частности, остановка предприятий, выпускавших комплектующие?
— Я отношусь и к нюансам отношений со смежниками, и ко всем прочим “негараздам” как к бизнес-рискам — потеряли одних, напряглись и нашли других. Сейчас время не тотального дефицита, а рынка покупателя, который диктует условия, если у него есть деньги. Вся работа по управлению предприятием — это типичный антикризисный менеджмент в агрессивной внешней среде.

И ключевая функция руководителя — не поддаваться паническим настроениям, иметь такой настрой, который позволит вести за собой коллектив в стратегически правильном направлении. Мне, конечно, хотелось бы не бороться с кризисом, а выполнять более инновационно-созидательные функции, но, к сожалению, в нашей стране первый формат профессии управленца более востребован.

— Вы имеете опыт руководящей работы на Херсонском машиностроительном заводе, ХТЗ, на зарубежных машиностроительных предприятиях. Почему спрос на технику со стороны украинского аграрного сектора постоянно снижается? Чего не хватает в государственной политике по стимулированию обновления тракторно-комбайнового парка в Украине?
— Действует совокупность факторов. Во-первых, платежеспособный спрос невелик, а сельхозсектор живет в подвешенном состоянии — и не “совок”, и не рыночная экономика. Во-вторых, конкуренция на нашем рынке высока и имеет глобальный характер. А какие-либо протекционистские меры — цивилизованные, эффективные — на государственном уровне отсутствуют.

Стимулирование производства отечественной машиностроительной продукции с высокой добавленной стоимостью есть только на уровне деклараций. В действительности же у государства нет ни денег, ни политической воли для этого. Если посмотреть внимательно, какая сельскохозяйственная техника завозится в нашу страну, то можно увидеть, что 80% ее — бывшая в употреблении. Украина — единственная в Европе страна, где разрешен такой ввоз.

Другие страны пытаются избавиться от подобной техники, чтобы поддержать отечественных производителей. Многие запрещают даже импорт новой, предоставляя возможность своей экономике развиваться, ограничивая локализацию сборочными цехами. А мы настолько не думаем о будущем, что вообще никак не стимулируем сельхозбизнес обновлять основные фонды.

Ну и, разумеется, в период дикой приватизации удобнее было резать заводы на металлолом, закрывать ПТУ, где готовили рабочие кадры, чем пытаться сохранить промышленный потенциал. Тогда мы потеряли статус Харькова как лидера дизелестроения, потеряли “Серп и Молот”, закрыли Харьковский завод тракторных двигателей, на месте которого создали объект коммерческой недвижимости.

Потому что растерялись, потому что строительный бизнес прибыльнее. А еще потому, что управленческая культура в машиностроении хромает. Увы, не на каждом предприятии были люди, знакомые с логикой маркетинга и с инструментарием продвижения продукции, способные найти своих потребителей, предложить им достойный (пусть даже не самый премиальный) продукт в формате уникального товарного предложения.

— Недавно была опубликована информация о том, что в 2015 г. ХТЗ намерен отправить на экспорт 2,2 тыс. тракторов. Насколько сложнее стали условия работы с учетом нынешней политической ситуации?
— Разрыв экономических связей с Российской Федерацией случился не вчера. Советская пуповина натягивается и рвется уже четверть века. Кооперация в советском машиностроении была очень тесной и охватывала целый ряд тогдашних республик, нынешних стран — членов СНГ.

И, конечно, процесс разрыва очень болезненный. Вплоть до остановки предприятия, когда начались затруднения в получении комплектующих на украинско-российской границе. 10 тыс. человек — наши сотрудники и члены их семей — чуть было не остались без средств к существованию.

Но мы нашли поставщиков в Европе (в частности в Польше, Турции). Потому что понимаем, что бизнес-связи со странами СНГ — это серьезные риски, которые следует минимизировать. И потеря этого рынка — возможно, тот случай, когда “не было бы счастья, да несчастье помогло”.

Приходится быстрее адаптироваться, оперативно принимать нестандартные решения, выстраи­вать многоканальную систему распределения обслуживания продукции, создавать профессиональный торговый дом, занимающийся не сбытом, а продажей.

Да, сложно, проблематично. Комплектующие у новых поставщиков дорогие, а собрать из них нужно трактор в стиле ХТЗ. То есть надежный, качественный, простой в обслуживании, эргономичный. Для обычного фермера, который не должен бояться ставить нашей технике трудные задачи. Но мы работаем и знаем портрет своего клиента.

— Какие другие зарубежные рынки сбыта вы выделяете как приоритетные? Какие специфические условия работы на европейском и африканском рынках отмечаете?
— Наша стратегия основана на долгосрочных трендах развития мировой экономики. Проблема продовольственной безопасности по своей остроте скоро превзойдет проблему энергетической безопасности.

В ближайшее время на Земле будет уже 10 млрд человек. И к качеству питания будут предъявляться совсем иные требования. Финансовые ресурсы в ближайшее время будут вкладываться именно в этот сектор экономики по всему миру. Автоматически будет расти и потребность в сельскохозяйственной технике. И, кстати, потенциал новых пахотных земель во всем мире еще не раскрыт.

Что же касается географии, то наш приоритет — Азия и Африка. Спрос на сельскохозяйственную технику в некоторых регионах уменьшился, емкость рынка сократилась на 20-30%. А Африка и Азия, наоборот, продемонстрировали стабильность и рост.

 Вот на них мы и ориентируемся. Тем более что на этих рынках менее жесткое техническое регулирование, чем в Европе, и сходные с украинскими потребительские предпочтения аграриев.

Исключительно важна и качественная сервисная инфраструктура на новых рынках. Все наши центры имеют единые стандарты, и работают они везде, где есть наша техника. Нашим дилерам помогаем маркетинговой активностью.

Помощь от нас поступает и по линии правительства тех стран, где представлена наша продукция. Кроме того, у нас функционирует система кредитования. В Африке, к примеру, такая работа ведется совместно с FAO, при поддержке Всемирного банка.

— Украина традиционно импортирует трактора большой мощности (260-350 л.с.). Нет ли планов наладить производство такой техники и почему?
— Заводу, безусловно, необходимо диверсифицировать продуктовую линейку. Но не просто по принципу прямого импортозамещения. Нужно взять все самое лучшее из устаревшей линейки тракторов и довести до высоких стандартов их потребительские качества.

Очень мало успешных производителей тракторов одного класса мощности или только одного вида техники. Большинство компаний предлагают не просто трактор, а решение проблемы сельхозпроизводителя с помощью ряда машин. А ХТЗ сейчас выпускает только малые трактора мощностью 25-35 л.с. и большие колесные и гусеничные мощностью 150-280 л.с.

Именно поэтому мы начали совместную деятельность с производителями комбайнов Sampo Rosenlew и надеемся в ближайшее время войти в новую для себя товарную нишу. А параллельно подумаем и над производством других видов сельхозмашин.

Кроме того, очень большой спрос сейчас на трактора с мощностью двигателя в диапазоне 360-400 л.с. Они обеспечены импортными высококачественными сеялками и почвообрабатывающими орудиями. И я уверен, что мы можем конкурировать с мировыми лидерами в этой категории. Уже собраны опытные тракторы с двигателем от “Вольво”. Сейчас они проходят испытания, а с осени начнется их серийное производство.

— В начале 2015 г. ХТЗ говорил о планах к осени выпустить первые опытные образцы зерноуборочных комбайнов Sampo. Удалось ли реализовать эти планы? Есть ли уже спрос на эту технику?
— Если бы не было спроса, мы бы не начинали этот проект. Просто из-за неблагоприятной ситуации в стране сроки его реализации немного сдвинули, и первые образцы украинско-финских комбайнов соберем в 2016 г. А в следующем году рассчитываем начать их серийное производство.

— По какой причине ваше предприятие отказалось от совместной сборки техники с “Гомсельмашем”?
— Мы предпочли более технологически развитого партнера, имеющего опыт работы на европейском и других рынках дальнего зарубежья. Мы решили, что совместное предприятие должно быть инновационным. И если мы предлагаем зерноуборочную технику, то она должна продаваться не только в Украине.

— Летом на ХТЗ состоялось выездное заседание СНБО по вопросу развития ОПК. Планирует ли предприятие возобновлять лицензию на выпуск военной техники? Что может означать для ХТЗ возврат в группу отечественных оборонных предприятий?
— Ранее на ХТЗ действительно выпускалась техника военного назначения и гражданская техника на ее основе для труднодоступных мест. Но с 2008 г. выпуск такой продукции прекращен. Однако потенциал для восстановления подобного производства имеется, а заводу это было бы выгодно — с точки зрения и рентабельности, и объемов производства, и использования фонда рабочего времени, и производственной мощности.

Однако решение должно приниматься на государственном уровне, поскольку это не абстрактные поставки оружия за пределы страны, а оборонный проект воюющего государства. В настоящее время СНБО изучает возможность организации на заводе выпуска техники для потребностей военных ведомств страны.

Делегация СНБО и Министерства обороны во главе с представителями руководства обоих ведомств Владимиром Греком и Игорем Павловским уже посетила ХТЗ в июле, и вполне возможно, что результатом этого визита станет военный заказ.

— Каких результатов ХТЗ планирует достичь по итогам 2015 г. и какие предварительные планы уже имеются на предстоящий 2016 г.?
— У нас, как и в любой цивилизованной высокотехнологичной компании, есть все планы и бюджеты. Но внешняя среда бизнеса настолько турбулентная и мультирисковая, что однозначно уверенным можно быть только в полностью подконтрольных параметрах. Для нас это прежде всего планы R&D.

 Уже в середине октября на престижном форуме Agroport, который проводится под эгидой ООН в Харькове и на котором соберется вся элита аграрной сферы, мы представим новые прогрессивные образцы своей техники — мощные тракторы ХТЗ-280Т Quadtrac с двигателями мощностью 280 л.с. (а в 2016 г. — 360-420 л.с.).

Посмотреть на их работу можно будет прямо на демонстрационных полях ХТЗ. А первые предварительные заказы от клиентов на эти модели тракторов уже поступают.

Последние новости: