АТОвизм

АТОвизм
705
По разным оценкам, объемы производства предприятий, оказавшихся в зоне АТО или в непосредственной близости от этой зоны, сократились на 60-95%. Как рассказал Андрей Малюга, финансовый директор ПАО “Азовмаш”, проблемы есть абсолютно во всех сферах деятельности предприятий.

Во-первых, сократилось количество заказов. “Для многих заказчиков, с точки зрения рисков, нет принципиальной разницы между прифронтовой и временно оккупированной территориями. Опыт показывает, что “Грады” достреливают и до Мариуполя, и до Краматорска.

Поэтому в отсутствие возможности дать гарантию выполнения заказа — получить его чрезвычайно сложно. Особенно это касается машиностроения с циклом производства 60-180 суток”, — поясняет г-н Малюга.

Кроме того, для большинства предприятий Донбасса сбытовой рынок Таможенного союза был практически единственным. А для освоения новых рынков необходимы годы работы по адаптации продукции, сертификации, завоеванию доверия клиентов.

Во-вторых, продолжается отток кадров, который связан прежде всего со значительным снижением зарплат, обусловленным падением производства.

В-третьих, в ходе АТО существенно пострадала инфраструктура региона. Многие объекты железнодорожной инфраструктуры были разрушены, требуют восстановления автодороги и энергетические коммуникации. И в-четвертых, сказываются проблемы в финансовой системе страны. Крупные заемщики не могут обслуживать долги.

Полностью свернулось кредитование экономики, ставки по кредитам в гривне превысили 30% годовых.

Благие намерения
Облегчить ситуацию для предприятий зоны АТО должен был Закон №1669 от 02.09.14 г. “О временных мерах на период проведения антитеррористической операции”, которым были предусмотрены существенные преференции для предприятий, находящихся в этой зоне.

Например, освобождение от платы за пользование земельными участками и аренду имущества государственной и коммунальной собственности; от уплаты единого социального взноса; от ответственности за несоблюдение сроков, предусмотренных для представления финансовой отчетности; мораторий на проведение плановых и внеплановых проверок и многое другое.

Закон определил, что на период его действия единым документом, подтверждающим наступление обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) как основания для освобождения от ответственности за невыполнение налоговых и прочих обязательств, является сертификат Торгово-промышленной палаты Украины (ТПП).

В соответствии с требованиями Закона Кабмин своим распоряжением №1053-р от 30.10.14 г. утвердил Перечень населенных пунктов, на территории которых проводилась АТО (всего в Перечне было около 3,5 тыс. городов и сел. — Ред.).

Однако облегчить жизнь бизнесу Закон так и не смог. Менее чем через неделю действие Перечня было приостановлено новым распоряжением Кабмина №1079-р от 05.11.14 г. “Прошел уже почти год, а Перечень так и не утвержден.

Этот факт очень наглядно подтверждает отношение государства в лице чиновников к законам Украины и к бизнесу. Если бы Закон работал, экономия для наших предприятий могла бы составить около 15 млн грн. в месяц”, — сетует г-н Малюга.

Налоговая казуистика
Несмотря на отсутствие Перечня, Закон мог бы работать в части признания налоговиками безнадежных долгов предприятий, получивших сертификат ТПП, по уплате ЕСВ. Подтверждением нахождения населенного пунк­та в зоне АТО, как объяснили ­БИЗНЕСу в ТПП, является информация Антитеррористического центра при СБУ. Но на практике получить сертификат непросто.

Причина — бюрократические препоны, созданные Государственной фискальной службой. “Как показывает практика, в заявлениях о засвидетельствовании форс-мажорных обстоятельств при списании безнадежного налогового долга указывают суммы от 200 грн. до нескольких миллионов гривень.

Независимо от суммы, подход при засвидетельствовании форс-мажора по этим налоговым обязательствам один — предоставить подтверждение заявленных сумм, согласно требованиям ГФС, изложенным в письме №5694/6/99-99-26-01-15 от 27.10.14 г.”, — говорит Любовь Нестиренко, директор департамента юридического обеспечения ТПП Украины.

Указанным письмом ГФС разъяснила, что кроме заявления предприниматель должен предоставить еще 15 документов, среди которых: документ, подтверждающий вынужденное приостановление работы главных управлений Государственной казначейской службы в Донецкой и Луганской областях, возникшее в связи с проведением АТО;

документ, подтверждающий прекращение работы банковских учреждений и платежных систем в связи с указанными обстоятельствами и т.д. Собрать эту кипу бумаг, по мнению предпринимателей, невозможно.

Единственное, чем реально могут воспользоваться предприятия, — это отсрочка уплаты налоговых обязательств. Но для этого также необходимо получить один из сертификатов засвидетельствования форс-мажорных обстоятельств при отсрочке уплаты по таким обязательствам, поскольку нет иного способа доказать налоговым органам, что предприятие находилось в зоне АТО.

Что делать
Следует отметить, что информационное сопровождение Закона — под стать документу. Во всяком случае, некоторые руководители предприятий из зоны АТО, как выяснил БИЗНЕС, даже не знали о его существовании. “Краматорск два месяца находился в зоне АТО.

Мы успели вывезти склад с готовой продукцией, поэтому, хотя производство было приостановлено, реализация продукции продолжалась. Все это время мы исправно платили налоги, и я не знаю таких предприятий, которые не платили налоги за время, когда находились в зоне АТО”, — говорит Владимир Сергиенко, директор завода автогенного оборудования “Донмет”.

В то же время представители бизнеса в Донбассе, которые надеялись на этот Закон, считают, что он мог бы стать эффективным инструментом поддержки экономики региона и спасения предприятий (см. блиц-интервью на стр.36).

По мнению г-жи Нестиренко, как минимум, должна быть принята упрощенная процедура освидетельствования форс-мажора в зоне АТО. Но некоторые промышленники уверены, что предприятиям, пострадавшим в ходе проведения АТО, для развития понадобится более мощный импульс, а в этом случае нужен комплексный подход.

“Прежде всего необходимо возобновление специальных (свободных) экономических зон, технопарков, освобождение предприятий от уплаты большинства налогов как минимум на 15 лет. Кроме того, нужно обеспечить доступ к недорогим финансовым ресурсам и восстановить инфраструктуру”, — отмечает г-н Малюга.

Руководители предприятий
“прифронтовой зоны” требуют:

  • Разблокировать Закон №1669 от 02.09.14 г. и утвердить Перечень населенных пунктов, на территории которых проводилась АТО
  • Упростить процедуру засвидетельствования форс-мажорных обстоятельств в зоне АТО

О законодательной коллизии
Андрей Малюга, финансовый директор ПАО “Азовмаш”:

— В Законе №1669 заложена законодательная коллизия, на основании которой можно игнорировать его нормы в части налоговых льгот, в частности по арендной плате за землю, пользованию госимуществом, а также уплате единого социального взноса, поскольку изменения в профильное законодательство о налогообложении внесены не были.

Приведение нормативно-правовых актов в соответствие с Законом было поручено Кабинету министров. На этом все и закончилось. Механизма (порядка) корректировки налоговых обязательств по налогу на землю и арендной плате на землю нет, банки при выплате зарплат продолжают требовать уплату единого взноса, изменения механизма (порядка) начисления и уплаты единого взноса тоже нет, а есть штрафы, недоимка и налоговый залог.

А теперь, даже если будет утвержден перечень населенных пунктов, на территории которых проводилась АТО, потребуется механизм корректировки налоговых обязательств уже прошлого бюджетного года (т.е. с 14.04.14 г.) и возврата переплаты по налогам и сборам в пользу налогоплательщиков (не через суды).

О “прифронтовой зоне”
Любовь Нестиренко, директор департамента юридического
обеспечения Торгово-промышленной палаты Украины:

— В нормативно-правовой базе, регулирующей вопросы засвидетельствования форс-мажорных обстоятельств, нет понятия “прифронтовая зона”. ТПП Украины не выдает сертификаты на списание налогов, а свидетельствует форс-мажорные обстоятельства при невозможности исполнения налоговых обязательств.
Последние новости: