Даже действующие скважины могут дать на 25% больше нефти

Даже действующие скважины могут дать на 25% больше нефти
1850

Маврикий Калугин, исполнительный вице-президент компании “Укрнафта” по добыче и переработке

О впечатлениях от украинской компании, ее производственных возможностях и планах на будущее

Как и многие украинские компании, “Укрнафта” срочно требует системных преобразований. Когда я рассматривал предложение о работе в компании, то предполагал, что у нее есть серьезный потенциал по увеличению объемов добычи. И это полностью подтвердилось.

Безусловно, чтобы развиваться, необходимо вкладывать средства в бурение новых скважин. Но и изменение технологических подходов обеспечит нам повышение продуктивности существующих. Приведу пример.

Обычно после бурения скважины специалисты сначала вырабатывают самые глубокие пласты, а затем поднимаются выше и выше, отсекая нижние цементным мостом.

 Таким образом, часто достигается очень низкий коэффициент извлечения нефти — около 15%, если отсутствует поддержка пластового давления.

Но его можно повысить достаточно простым способом — путем закачивания воды. То есть создаются очаговые ячейки для заводнения, которые обеспечивают рост коэффициента на 25-30%. Мы все равно добываем воду, и у нас есть специальные скважины для сброса воды. Так почему бы не использовать ее для поддержки продуктивности скважины и выдавливания нефти из пласта?

Раньше требования к соблюдению этой технологии были очень жесткими. Однако впоследствии контроль за их выполнением заметно ослаб, и собственники, которые хотели сэкономить, предпочитали банальное истощение месторождений, поскольку закачивание воды требовало дополнительных затрат.

Стоило перейти в верхний пласт, где давление и нефтенасыщение выше, и все вроде бы снова выглядело хорошо. На мой взгляд, это был самообман. Сейчас стоит работать с существующими скважинами и получать на выходе больше сырья. У нас сейчас почти две тысячи скважин. А действующий фонд — всего около тысячи. Поэтому я уверен: нам есть куда расти.

В то же время необходимо бурить и новые скважины. Однако здесь нам помешало, в числе прочего, и падение цены на нефть, поскольку мы не можем аккумулировать достаточный объем средств для капитальных инвестиций.

Наш бизнес-план предусматривал появление пяти новых скважин в этом году. Но жизнь внесла свои коррективы, и мы, начав бурение, вынуждены были приостановить работы.

Темпы сокращения добычи в компании “Укрнафта” в предыдущие годы составляли около 15% в год, прежде всего из-за нехватки инвестиций. Это не катастрофа, но повод задуматься, проанализировать ситуацию и понять, что нужно сделать, чтобы переломить эту тенденцию.

Впрочем, нам и сейчас есть чем похвастать. При плановых объемах добычи в 3,5 тыс.т в сутки нам уже в течение нескольких месяцев удается удерживать этот показатель на уровне 4,2 тыс.т. И это без значительных инвестиций, благодаря более рациональному и прагматичному подходу к производственным процессам, а также высокому профессионализму и богатому опыту сотрудников компании.

Схожая ситуация и с добычей газа. Сейчас мы добываем газа чуть больше, чем заложено в наших плановых показателях. Поддерживать уровень добычи нам позволяет текущий ремонт скважин. В этом году мы провели более 700 таких мероприятий. Работы на каждой из скважин обходятся компании примерно в 135 тыс.грн.

Таким образом, в этом году мы инвестировали в текущий ремонт почти 100 млн грн. Это достаточно значительная сумма, и нам нужно всерьез заняться оптимизацией этих затрат.

Объясню, почему. У нас межремонтный интервал скважины очень короткий — три-пять месяцев. В международных компаниях скважина работает минимум год, а то и несколько лет. В нашем случае увеличить межремонтный период достаточно сложно, потому что некоторое оборудование отработало по два, и даже больше, нормативных срока службы.

Возьмем, к примеру, насосно-компрессорные трубы (НКТ). Обычно их эксплуатируют не более десяти лет, у нас — 20 и более. Электрические центробежные насосы (ЭЦН) приходится ремонтировать через 180 дней, а шланговые глубинные насосы — через 127 дней. Это очень плохие показатели.

Для их улучшения требуется прежде всего закупить новые НКТ. Их нужно очень много! Безусловно, мы не сможем заменить их за один раз, поэтому необходима программа на три-четыре года, чтобы труб, отработавших свой нормативный срок, в скважинах не было. Это позволит увеличить межремонтный период и значительно снизить расходы.

Ранее старые трубы и инфраструктура поддерживались также с помощью антикоррозионных средств. Но после того как на некоторых активах закачка в 2014 г. прекратилась, количество утечек возросло с 10 до 160 в месяц. И сейчас мы заменяем поврежденные участки новыми трубами.

На межремонтный период также влияет отсутствие другого, на первый взгляд, очень простого оборудования на подземных установках. Мы уже знаем, что нужно срочно модернизировать, какие приборы заменить.

Установка соответствующих приборов позволила бы нам эксплуатировать месторождения более эффективно. А пока потери составляют около 200 т в сутки. Это тоже хороший резерв для повышения эффективности компании.

Откровенно говоря, некоторые скважины простаивают из-за того, что в них нет ЭЦН. Можно углубить эти установки, опустить туда новые насосы и увеличить объемы добычи. Вложив примерно 160 млн грн., мы можем получить дополнительно более 100 тыс.т нефти в год.

А чистую прибыль от этого проекта можно предварительно оценить почти в 0,25 млрд грн. Кроме того, следует всерьез рассмотреть такую технологию, как зарезка боковых стволов, гидроразрыв пласта, которые широко применяются по всему миру.

Если говорить о добыче газа, у нас тоже есть неиспользованный потенциал. Если мы проведем капитальный ремонт скважин, то сможем добывать 200-300 тыс.куб.м в сутки только на бездействующих скважинах. Но ремонтировать их гораздо сложнее, поскольку в них высокое давление — 500, 600, 800 атмосфер. Эта работа сложная и небезопасная.

Словом, технические возможности для увеличения добычи у нас есть, даже на существующих скважинах. Надеюсь, компании удастся разрешить финансовые вопросы и направить средства на новые технологии.
И тогда мы сможем к 2025 г. повысить добычу нефти вдвое, а газа — на 50%.
Последние новости: