Контрафактных дел мастера

Контрафактных дел мастера
1271

За последние десять лет рынок пестицидов вырос в четыре раза. Причем каждая пятая канистра ядохимикатов в Украине — поддельная

Увеличение маржинальности выращиваемых культур, повышение урожайности, необходимость соответствовать жестким экспортным нормам ЕС заставляют украинских аграриев внимательнее подходить к выбору средств защиты растений (СЗР).

 Несмотря на замедление роста рынка СЗР в денежном эквиваленте (в этом году спад импорта продукции составил 15% (до $583 млн)), по итогам этого года участники рынка ожидают объем продажи препаратов на уровне 100 тыс.т.

Примерно две трети в импорте пестицидов составляют гербициды. В первом полугодии было ввезено 52,1 тыс.т гербицидов, что на 8% больше по сравнению с аналогичным периодом 2015 г..

 “Обильное выпадение осадков стимулировало рост сорняков, это повлияло на объемы импорта гербицидов и их продажи”, — объясняет Игорь Герасименко, аналитик рынка средств защиты растений информ­агентства “Инфоиндустрия”.

За этот же период импорт фунгицидов просел на 17% (до 14,3 тыс.т), что обусловлено холодной весной, снижением посевов озимой пшеницы и рекордным увеличением посевных площадей кукурузы (до 5 млн га).

Импорт инсектицидов, которые занимают третье место в структуре потребления пестицидов
с долей в 8%, также снизился на 20% (до 5,9 тыс.т) в первом полугодии 2016 г.

Если ранее в структуре импорта превалировали оригинальные пестициды мультинациональных компаний, то ныне лидерство перехватили генерики. Соотношение примерно 45% на 55%, хотя еще год назад ситуация была противоположной.

По словам г-на Герасименко, это связано с общим падением цен на пестициды в Китае и улучшением качества китайских генериков. Получается, что генерические пестициды дешевле оригинальных препаратов мультинациональных компаний.

Этот фактор изменил географию поставок СЗР. По данным ИА “Инфоиндустрия”, в первом полугодии 2016 г. большая часть поставляемых в Украину препаратов имела штамп “Madе in China”.

Кто кого
Чтобы удержать свои позиции, иностранные компании предлагают украинским аграриям более лояльные цены и расширяют продуктовую линейку.

“Не в последнюю очередь рост продаж связан и с обновлением нашего портфеля, и с представлением на рынке новых продуктов, — рассказывает Эркин Закиряев, директор по бизнесу СЗР в Украине, России и странах СНГ компании “Монсанто Украина”.

— В условиях погодных и экономических катаклизмов потребители склонны выбирать торговые марки, которым они доверяют и в эффективности которых они уверены”.

В начале прошлого года пересмотр ценовой политики провела компания BASF. В результате стоимость наиболее популярных препаратов в долларовом эквиваленте снизилась на 10-15%.

 “Сейчас мы расширяем линейку финансовых инструментов для поддержки работающих на земле”, — рассказывает Тибериу Дима, руководитель агробизнеса компании BASF в Украине, Республике Молдова и странах Кавказа.

Зарубежные топ-менеджеры говорят об огромном потенциале рынка. По словам г-на Закиряева,
в ближайшие годы рынок СЗР ежегодно будет расти на 5-10%, но при условии уменьшения оборота контрафактной продукции.

В группе компаний “Укравит” также считают, что рынок будет расти, однако скорость роста замедлится с 10-20% в прошлые годы до 3-5% в следующем (в долларовом эквиваленте). В борьбу здесь вступают несколько факторов.

В плюс играют увеличение степени интенсификации и рост обрабатываемых площадей, в минус — ценовой демпинг и девальвация гривни.

Игра на понижение
Около 35% украинских аграриев сталкивались в своей практике с подделками ядохимикатов. Причин столь высокого уровня фальсификата несколько.

Во-первых, отсутствие государственной программы по борьбе с подделками и действенного надзора за этим рынком.

“Большинство точек по продаже препаратов могут спокойно заниматься распространением фальсификата без особого риска”, — отмечает Виктор Погорелый, координатор Агрохимического комитета и комитета зерновых и масличных культур Европейской Бизнес Ассоциации.

Наиболее значительно это проявляется на рынке мелкой фасовки, где подделку намного легче сбыть.

Во-вторых, срабатывает ценовой фактор. На фоне колебания курса иностранной валюты аграрии заинтересованы в более дешевых предложениях. Если ранее фермеры приобретали подделку по незнанию, то сегодня — вполне осознанно из-за низкой цены.

Подобная экономия при покупке агрохимии призрачна, поскольку оборачивается большими потерями. Показателен в этом случае пример Уганды, когда Евросоюз запретил поставки на свою территорию практически всей продукции растительного производства из этой страны.

“Украина сейчас медленно, но уверено подходит к той черте, где оказалась Уганда”, — убежден Михаил Малков, действующий международный консультант продовольственной сельскохозяйственной организации ООН (FAO), отмечая риски выхода на внешние рынки.

По словам Тибериу Дима, все компании, работающие на рынке СЗР, сталкиваются с проблемой фальсификата. “Компании постоянно обновляют защиту своих продуктов, разрабатывают уникальную тару, этикетки и проводят тренинги для клиентов для уменьшения доли контрафактных пестицидов на рынке Украины, — делится г-н Герасименко. — Но эти меры не очень-то помогают, так как пока существует спрос — будет и предложение”.

Откуда подделки
Существуют три источника появления поддельных пестицидов в Украине. Первый — внутреннее производство. Сначала в страну поставляется “сырье” под разными таможенными кодами, например, стройматериалов или соды.

Выпуск поддельных пестицидов происходит полупромышленным способом, где задействована целая цепочка изготовителей и поставщиков тары, упаковок, этикеток, услуг по транспортировке и распространению.

Свои мощности фальсификаторы размещают в подвальных помещениях, оборудованных станками для розлива и фасовки агрохимикатов, для производства полиграфической продукции и покраски семян.

Численность сотрудников таких “заводов” зависит от объемов производства и уровня организации процесса, в среднем составляя 20-150 человек (снабженцы, маркетологи, биологи, химики, логисты, бухгалтеры и водители).

Подобное производство, как правило, “прикрывается” соответствующими органами. К примеру, химия, используемая в качестве сырья для изготовления подделок, в основном импортируется из Китая, Индии и России и требует дополнительного контроля.

По мнению экспертов, таможенным органам стоит задаться вопросом: кем, куда и зачем импортируются значительные объемы химического сырья.

Второй источник появления подделок — вовлеченность Украины в международный преступный трафик, где задействован европейский криминалитет и страны — производители контрафакта.

Если ранее готовый фальсификат поставлялся в Украину из Китая преимущественно через Одесский морской порт, то в последнее время случаи захода контрабанды часто наблюдаются на западной границе.

Классический пример: фальшивые препараты с формальными документами из Китая или Индии приходят в порты ЕС для дальнейшей и конечной поставки в Украину. “Мы наблюдаем огромный всплеск поставок поддельных пестицидов в мелкой фасовке с территории оккупированного Донбасса”, — добавляет г-н Малков.

Участники рынка отмечают и новые тренды на рынке контрафакта. Например, некачественные пестициды начали поставлять под кодами ветеринарных препаратов (ветеринарные инсектициды). Плюс ввозятся препараты, изготовленные для продажи в другие (соседние) страны.

 “Ввозят препарат с документами, якобы разрешающими их применение в Украине, а этикетка гласит: “сделано для Польши”, — раскрывает новые схемы контрабандистов г-н Малков.

— Это противоречит, во-первых, политике компании — производителя СЗР, а во-вторых, — действующему законодательству Украины”.

“Вопрос контрабанды СЗР из Польши стал актуальным за счет возврата НДС, — объясняет г-н Погорелый. — Таким образом оригинальная продукция выходит дешевле, чем аналогичный товар в Украине”. В то же время зачастую подобная продукция не совсем “адекватна” для украинских земель.

Там может быть неподходящая для наших земель концентрация действующего вещества или агрегатное состояние препарата в связи с его применением на других культурах и в других климатических условиях.

Вялая борьба
Оборот фальшивых пестицидов в ЕС, по данным отчета DG SANTE от марта 2015 г., составляет 10%. В Украине этот показатель достигает 20-30%. В прош­лом году Европол провел пилотную операцию в шести странах, в ходе которой было изъято 190 т фальшивых пестицидов. Причем в одной из партий изъятой продукции были документы с конечным назначением “в Украину”.

За последний год СБУ несколько раз сообщала о ликвидации подпольных производств СЗР.
В частности, были пойманы несколько “химиков” в Харьковской (изъяты 20 т готовых препаратов
и 19 т сырья), Киевской (25 т препаратов и сырья) и других областях.

Чтобы улучшить ситуацию, на таможне необходимо использовать такой инструмент, как профили рисков. Принцип работы этого программного продукта прост: благодаря “таможенной истории” поставщика СЗР, автоматически принимается решение, является ли груз абсолютно “белым” либо подлежит досмотру и детальному изучению документов.

Если бизнес работает с таможней по наполнению системы рисков, то у него есть возможность ускорять процесс оформления и прохождения грузов. Если же бизнес отказывается сотрудничать (к сожалению, как отмечают эксперты FAO, ряд компаний-поставщиков не заинтересованы в этом сотрудничестве), то автоматически попадает в “красный сектор”.

Пока же система досмотра грузов сводится, в лучшем случае, к визуальному наблюдению, что не дает понимания о качестве ввозимого товара. Важно также улучшить доступ украинского фермера к оригинальным и качественным препаратам.

В частности, одним из эффективных инструментов опосредованной борьбы с контрафактом могут стать разнообразные программы финансовой поддержки аграриев с привлечением поставщиков средств защиты растений.

Наталия Шевченко, Наталия Трубникова

“Мы проводим “скрытые” аудиты точек продажи”, —

рассказывает Евгений Семененко, директор “Укравит Агро” (входит в группу
компаний “Укравит”)

— С какими случаями подделки продукции вашей компании вы сталкивались и как реагировали?
— Подделка продукции — это серьезный риск-фактор для бизнеса. В нашем случае это проявляется в основном в мелкой фасовке.

Мы проводим “скрытые” аудиты точек продажи, выявляем подделки и привлекаем внимание правоохранительных органов в целях предотвращения производства и распространения фальсификата.

— Какие препараты чаще всего подделывают?
— В основном это наиболее популярные позиции.
Это и понятно, ведь именно на лидерах продаж фальсификаторы и делают свои основные доходы.

— Оказывали ли вам содействие в борьбе с фальсификатом правоохранительные органы?
— Да, оказывали. Однако участие производителя — главной заинтересованной стороны, которая и является “двигателем” процесса,— является непременным фактором успеха.

— Как вы считаете, почему фальсификаты пользуются такой популярностью (25-30% рынка крупной фасовки и 80% рынка мелкой фасовки)? Есть мнение, что агрономы и другие потребители осознанно приобретают подделки и даже продают тару из-под оригинальных препаратов “непонятным лицам”. Так ли это?
— Трудно утверждать, что подделки покупают осознанно. Думаю, вряд ли это так. Подделки покупают в основном по причине их более низкой цены по сравнению с оригинальными препаратами и хорошего качества упаковки, часто неотличимой для обычного потребителя от оригинальной.

К слову, содержимое упаковки практически никогда не соответствует описанию. Мы знаем это, потому что делали анализ содержимого в ряде случаев выявления фальсификата. Поэтому эффект, который получит потребитель в случае использования фальсификата, к сожалению, невозможно прогнозировать.

Последние новости: