“Либерализация экспорта могла бы оздоровить рынок лома”

“Либерализация экспорта могла бы оздоровить рынок лома”
994

Владимир Бублей, генеральный директор ЧАО “Керамет”:

Стех пор, как металлургические комбинаты корпорации “Индустриальный Союз Донбасса” отдали услугу сбора металлолома на аутсорсинг, ее вот уже более десяти лет успешно оказывает компания “Керамет” (ломом занимается с 1995 г.). Однако кризис и боевые действия в Донбассе всего за пару лет кардинально переформатировали структуру сбыта ломозаготовщика. “Керамет” лишился крупнейшего потребителя вторсырья — Алчевского меткомбината, но при этом наладил и развивает “приемку лома” в Европе для европейских активов “ИСД” и других зарубежных клиентов.

Отечественный рынок
— В 2014 г. на зарубежных мощностях было заготовлено 33% общего объема лома из запасов вашей компании. Изменилась ли структура за прошлый год?
— Да. В 2015 г. доля европейских предприятий в общем объеме заготовки лома по группе компаний увеличилась до 63,5%, что было обусловлено ростом потребности в ломе основных клиентов, европейских меткомбинатов, и соответствующим наращиванием поставок в их адрес (на 49% по сравнению с 2014 г. — до 430 тыс.т).

В то же время зафиксировано двукратное сокращение объемов заготовки лома украинскими предприятиями группы “Керамет” (до 272 тыс.т). В результате ломосбор по группе компаний “Керамет” в прошлом году уменьшился на 19% по сравнению с 2014 г. и составил 702 тыс.т.

— Удалось ли вашей компании решить проблемы с перевозкой оборудования из Крыма?
— Компания отстояла свою правоту в суде. Мы доказали, что за данное оборудование не нужно еще раз платить импортную пошлину и НДС, поскольку оно было импортировано
в Украину ранее. Сейчас находимся в процессе урегулирования порядка таможенного оформления в соответствии с судебными решениями.

Но оборудование по-прежнему находится на таможенном складе, и мы оплачиваем стоимость его хранения (15 тыс.грн. в месяц за две единицы). К тому же компания несет убытки в виде недополученной прибыли — суммарно около 600 тыс.грн. в месяц.

— Что это за оборудование?
— Это перегружатель (стоимостью около EUR200 тыс.) и пресс-ножницы (около EUR300 тыс.).

— Представители “Интерпайпа” заявляют, что “у лома нет себестоимости, поэтому его цену можно снижать без ущерба для ломо­сборщиков”. Вы согласны с этим утверждением?
— Оно не совсем верно и справедливо только для частных лиц, сдающих бытовой металлолом, образовавшийся в домохозяйствах. Однако доля такого лома в общей заготовке незначительна.

Намного большая доля приходится на так называемый “амортизационный” лом, источником образования которого являются промышленные предприятия, объекты инфраструктуры и прочие объекты, подлежащие модернизации или ликвидации. И у такого металлолома есть себестоимость.

— Как она формируется?
— Прежде всего это ликвида­ционная стоимость объектов и затраты на их демонтаж. Последние могут достигать 50% стоимости реализации лома, образовавшегося в процессе такого демонтажа.

Экспорт
— Компания осуществляла поставки лома на экспорт в 2015 г.?
— У нас была заинтересованность и возможность, но мы не экспортировали лом.

— Почему?
— Нам просто не позволили это сделать. Все поданные на регистрацию в Минэкономразвития контракты были отклонены. Точнее, министерство под разными предлогами уклонялось от решений о регистрации контрактов. Пришлось идти в суд, а потом в апелляцию.

И только недавно, 9 февраля, Апелляционный административный суд г.Киева постановил признать действия министерства противоправными и обязал принять решения относительно регистрации наших контрактов. Практического значения данное постановление уже не имеет, но это был принципиальный вопрос.

— А в 2016 г. планируете экспортировать?
— В этом году экспорт лома предусмотрен в объеме до 3 тыс.т в месяц. Но процесс регистрации экспортных контрактов опять полностью заблокирован Мин­экономразвития. 1 февраля в министерстве даже отказались принимать наши документы, сославшись на отсутствие утвержденного баланса образования и потребления лома на текущий год. Надеемся, что ситуация изменится после его утверждения.

— Когда это произойдет?
— Утвержден баланс будет, по всей видимости, весной, как и в прошлом году (утвержден приказом Минэкономразвития №337 от 01.03.16 г. — Ред.).

— Процедура регистрации экспортных контрактов стала прозрачнее?
— Она остается недостаточно прозрачной. Несмотря на многочисленные предложения от профильных организаций и намерений Минэкономразвития внести изменения в действующий Порядок регистрации внешнеэкономических контрактов (договоров) на осуществление экспортных операций с ломом, ожидаемых системных изменений, как видим, пока не произошло.

— Какая сложилась конъюнктура на мировом рынке лома?
— Основной ценовой тренд на мировом рынке металлолома задает Турция как один из крупнейших импортеров вторсырья в мире. По данным Турецкой ассоциации производителей стали,
в 2015 г. импорт лома в страну уменьшился на 15% в количественном выражении и на 40% — в денежном по сравнению с 2014 г., что свидетельствует об общем снижении закупочных цен.

Несмотря на это, экспорт лома для украинских ломозаготовителей оставался выгодным на протяжении почти всего 2015 г., в том числе и потому, что падение цен было частично компенсировано ослаблением курса гривни. Сейчас экспортные цены недостаточно выгодны, что сказывается на текущих объеме ломозаготовки и уровне активности на рынке лома Украины.

— В Верховной Раде зарегистрированы сразу несколько инициатив по ограничению экспорта лома. В частности, законопроект №3868 предлагает утроить экспортную пошлину на лом. Какие последствия могут быть в случае его принятия?
— Очень надеемся, что здравый смысл возобладает и законодательные инициативы (в том числе и проект №2031а) не будут поддержаны украинскими парламентариями. При нынешнем уровне цен экспортная пошлина в размере EUR35 за 1 т является фактически запретительной.

А отсутствие экспорта лома приведет к усилению диктата украинских металлургов на рынке лома, поскольку у ломозаготовителей не будет альтернативного канала сбыта в виде экспорта. В дальнейшем это приведет к сокращению объемов ломозаготовки. Металлургические предприятия сами создают эту проблему. Если вливать деньги в отрасль, то бизнес будет развиваться.

В условиях нынешнего искусственного дисбаланса, когда ломозаготовители не могут экспортировать сырье и продают его только на внутреннем рынке, а у комбинатов нет необходимости конкурировать ни по цене, ни по условиям оплаты, происходит естественное сворачивание ломозаготовки. Так что либерализация экспорта могла бы оздоровить ситуацию.

— Стоит ли опасаться дефицита лома в ближайшее время из-за истощения источников легкодоступного сырья?
— Объективных причин для формирования в Украине существенного дефицита лома нет. С одной стороны, “выбыли” Крым и часть Донецкой и Луганской областей, что привело к сокращению заготовки металлолома, но, с другой стороны, уменьшилось и потребление на внутреннем рынке.

Одни заводы из-за боевых действий не могут работать с полноценной загрузкой мощностей, другие, прежде всего находящиеся в зоне АТО, и вовсе остановлены. Приблизительно эти показатели сбалансировались. Металлофонд Украины, по разным оценкам, составляет
250-500 млн т. Соответственно, объем заготовки металлолома зависит от поддержания конкурентной цены и стабильного финансирования.

Зарубежные активы
— С 2012 г. компания работает на европейском рынке лома, снабжая сырьем два метзавода “ИСД”. Прибыльно ли работают европейские активы “Керамета”?
— В 2014 г. суммарная чистая прибыль европейских дочерних предприятий “Керамета” составила EUR1,67 млн, а в 2015 г. — EUR2,28 млн.

— Они полностью обеспечивают потребности в ломе двух комбинатов?
— Сразу уточню: для европейских предприятий мы закупаем лом на европейском рынке, а не экспортируем его из Украины. С 2013 г. мы полностью обес­печиваем “ИСД Дунаферр” и частично — “ИСД Хута Ченстохова”.

С октября 2015 г. на “ИСД Хута Ченстохова” остановлено сталеплавильное производство, в связи с чем комбинат прекратил закупку лома у польской “дочки” ЧАО “Керамет”, поэтому сейчас “Керамет Польша” работает со сторонними компаниями, в том числе реализует лом для дальнейшего экспорта из Польши.

 “Керамет Венгрия” также работает и со сторонними компаниями в Венгрии в сфере реализации отсортированного по химическому составу лома, который впоследствии поступает на местные сталелитейные производства.

— Какие компании поставляли лом на европейские предприятия “ИСД” до того, как “Керамет” пришел на эти рынки?
— Как в Польше, так и в Венгрии было много поставщиков — крупных и мелких местных фирм. На комбинатах работали отделы по закупке лома, которые были ликвидированы с началом работы ООО “Керамет Венгрия” и ООО “Керамет Польша”, так как необходимость в них отпала.

— “Керамет” использовал украинскую бизнес-модель для работы в Европе? Как она там работает?
— Каждая из наших европейских компаний работает в непосредственной близости от крупного клиента, самостоятельно собирает и подготавливает лом к переработке на заводах. К примеру, в Венгрии “Керамет” занимается заготовкой лома непосредственно на территории клиента (на заводе “ИСД Дунаферр”), взяв в аренду его копровой цех.

В Польше “Керамет” разместил производственный участок по переработке металлолома в непосредственной близости от “ИСД Хута Ченстохова”. В результате мы получили дополнительные конкурентные преимущества, сократив для клиента расходы на транспортировку.

— А как работают европейские ломовики?
— В Европе все принято делать через посредников. Это касается и ломозаготовки. Сбором и подготовкой лома может заниматься одна компания, а транспортировкой его на завод — другая. Благодаря внедрению украинской бизнес-модели необходимость в последней отпала.

— Позволила ли модель “Керамета” уменьшить затраты европейских меткомбинатов на покупку лома?
— Подойдем к вопросу с другой стороны. Давайте рассмотрим цены в сравнении с официально публикуемыми котировками.

Например, “ИСД Дунаферр” в 2012 г. закупал лом в среднем по цене, публикуемой EUROFER (Европейской ассоциацией стали), плюс EUR3 за 1 т, а с приходом “Керамета” предприятие начало закупать уже готовый, переработанный лом, по ценам в среднем ниже уровня цен, публикуемых EUROFER.

— Есть ли трудности с ведением бизнеса в Европе?
— Самая большая — отсутствие авторитета, репутации, истории продаж на рынке. Работу приходится вести в условиях, когда договоры с контрагентами подписываются, но при этом заранее известно, что обязательства по ним с большой вероятностью не будут выполнены.

— С чем это связано?
— В сложившейся ситуации практически нормой становится поставка компанией сырья на условиях отсрочки платежа. При этом размер дебиторской задолженности часто достигает критических для нас показателей, что не позволяет нам своевременно выполнять финансовые обязательства перед контр­агентами.

 То есть “Керамет” планирует работу на будущий период и берет определенные обязательства по объемам отгрузки лома потребителям. Для выполнения этих обязательств должны заключаться контракты с поставщиками лома, также на определенные, как правило, плановые объемы.

При этом мы понимаем, что наши металлургические комбинаты платят нерегулярно, соответственно, не всегда мы можем выполнить свои финансовые обязательства перед поставщиками.

— И как решается вопрос?
— Путем постоянных переговоров с контрагентами и поиска альтернативных источников финансирования.

Планы и прогнозы
— Каковы планы развития и инвестирования на 2016 г.?
— Планируем наращивать объем ломосбора как в Украине, так и в Европе. Намерены увеличивать количество потребителей и диверсифицировать направления поставок лома. Придется наращивать оборотный капитал, открывать новые площадки и приобретать дополнительное оборудование.

В частности, в текущем году предусмотрено открытие двух ломозаготовительных площадок в городах Ченстохова (Польша) и Будапешт (Венгрия). Эти проекты — на стадии планирования. В первом квартале предусмотрен ввод в эксплуатацию двух производственно-заготовительных цехов во Львове и Виннице, также намерены открыть цех в Ивано-Франковске. Планируемый объем инвестиций по группе компаний “Керамет” составляет около 17 млн грн.

— По данным ГП “Укрпром­внешэкспертиза”, заготовка лома в 2015 г. установила антирекорд и сократилась на 19% (до 4,3 млн т). Будет ли в этом году побит антирекорд?
— По оценкам экспертов, при наиболее оптимистичном сценарии объем заготовки лома в 2016 г. сохранится на уровне 2015 г., однако, вероятнее всего, продолжится дальнейшее сокращение ломосбора.

— Какое ваше личное решение, повлиявшее на развитие компании, считаете самым удачным?
— Согласие на назначение генеральным директором.

Портрет компании
ЧАО “Керамет”
Образовано: в 1990 г.
Главный офис: г.Киев (адрес регистрации).
Сфера деятельности: заготовка, переработка и поставка лома черных металлов.
Акционеры: ООО “Регион” (доля — 81,94%), ЧАО “КУА “Альтера Ессет Менеджмент” (17,3%), ООО “КУА “Стандарт капитал” (0,22%), Борис Бевзенко (генеральный директор и президент “Керамета” в 1999-2005 гг., 0,54%).
Основные структурные подразделения: в городах Днепродзержинск, Харьков, Купянск, Украинка, Черкассы, Ривне, Сарны, Тернополь, Сумы, Алчевск.
Дочерние предприятия в Европе: “Керамет Польша” (г.Ченстохова) и “Керамет Венгрия” (г.Дунауйварош).
Оборот в 2015 г.: $162,7 млн (по группе компаний).
Штат: 504 чел. (в конце 2015 г., по группе компаний).


Последние новости: