“Маржа компаний — сфера самостоятельного регулирования”

“Маржа компаний — сфера самостоятельного регулирования”
983

Валерий Полюхович, государственный уполномоченный Антимонопольного комитета Украины, — о конкуренции на топливном рынке

— Недавно премьер-министр Владимир Гройсман просил парламент усилить полномочия АМКУ для борьбы со сговором на рынке неф­тепродуктов. О чем идет речь?
— Антимонопольный комитет Украины в рамках своей компетенции исследует возможные нарушения законодательства в сфере защиты экономической конкуренции на этом рынке.

Типовые нарушения: злоупотребление монопольным (доминирующим) положением, антиконкурентные согласованные действия, недобросовестная конкуренция.

Мы постоянно мониторим рынок. Определенные индикаторы свидетельствуют о возможных нарушениях. С января этого года Комитет проводит расследование по признакам антиконкурентных согласованных действий.

Здесь подразумевается осуществление субъектами схожих действий, параллельного поведения на розничном рынке.

Последствия этого — искажение и ограничение конкуренции. Решение по этому делу еще не принято. Сейчас подготовлено представление с предварительными выводами.

Оно направлено участникам рынка, чтобы они подали свои замечания и предложения, которые будут учтены Комитетом при принятии решения.

Ответы уже начали поступать в АМКУ. Через пару месяцев, думаю, примем решение. Нам могут понадобиться дополнительные расследования, экспертизы, запросы. Это нужно для принятия обоснованного, взвешенного решения, которое будет адекватно воспринято профессионалами и обществом.

— А какие индикаторы вы используете?
— Как минимум, очевидные — цены на стелах. Далее мы рассматриваем источники формирования этих цен. Смотрим на цены на нефть, на биржевые цены топлива (Platts, Argus). Мы знаем примерные размеры маржи, которые сами участники рынка и декларируют.

Видим, что набор цифр у каждого разный, а цены на стеле одинаковые. Повышаются они тоже одновременно, однонаправленно и в одинаковой пропорции. Это вызывает вопросы. И свидетельствует о возможных нарушениях.

— Основной объем топлива на рынке — импорт. Есть ли у вас система сбора информации об импортных оптовых ценах?
— Мы направляем запросы участникам рынка. Согласно законодательству, они обязаны предоставлять такую информацию. Она конфиденциальна, и делиться ею со СМИ мы не имеем права.

Выводы АМКУ делает на основании предоставленных документов — о закупке, логистике, движении нефтепродуктов, активов, финансовых средств и т.д. Так мы формируем понимание картины экономической составляющей хоздеятельности субъектов.

Для определения цен у нас есть Украинская энергетическая биржа, Украинская межбанковская валютная биржа, индикативные цены Минэнергоугля. Но, поймите, мы не мониторим цены как таковые, наша задача — отслеживать возможные искажения конкуренции на рынке. Цена — лишь индикатор антиконкурентного поведения.

— Некоторые участники рынка считают, что органы власти неоправданно много внимания уделяют легальным топ-сетям и мало — сомнительным сетям нижнего сегмента.
— Этот вопрос неоднократно поднимался на “круглых столах” и встречах. Хотел бы вернуться к вопросу компетенции Комитета. Мы занимаемся конкуренцией на рынке. Вопросы фальсификата вне нашей компетенции.

Фальсификат, уклонение от уплаты налогов, незаконные заправки — все это вне нашей компетенции. Это дело ГФС, МВД, прокуратуры, СБУ — если речь о контрабанде. Мы на слуху, поэтому нам задают эти вопросы.

Если кто-то думает, что мы не уделяем внимания нижнему сегменту рынка, то это ошибка. Мы исследуем все сегменты, в том числе и нижний. Пока в соответствии с требованиями сохранения тайны следствия я не могу озвучивать выводы по этому сегменту.

Но нарушения, влекущие искажение конкуренции, если мы их выявим и докажем, могут стать поводом для возбуждения дел и вынесения впоследствии решений с применением соответствующих тяжести правонарушения штрафных санкций.

— Какой должна быть ценовая картина, чтобы АМКУ был удовлетворен ситуацией на рынке?
— Часто отличий и промежутков вообще нет. Например, есть одна компания, которая была участником большой группы. И синхронно с остальными участниками группы меняла цены. А потом она стала самостоятельно работать на рынке — и синхронность исчезла.

Иногда цены выше, иногда ниже, чем у остальных. Но она явно действует исходя из своих маркетинговых соображений, своей логистики, себестоимости, ценовой политики. Мы же видим, что если один участник повысил цену на 50 коп., на 1 грн. — остальные тут же подтянутся.

Но есть и компании, которые не идут в ногу с остальными, идут своим путем. Исходя из своих контрактов, своих прогнозов цен. Конкуренцию мы считаем честной, когда она направлена на потребителя.

— Привязка к нефти ярко проявляется в странах, где доля акциза в цене невелика, как в США.
— Давайте обратим внимание на то, что не только в Украине велика доля акциза. Это характерно для европейского рынка. Иногда налоговая нагрузка превышает даже стоимость непосредственно нефтепродукта! Поймите, маржа участников рынка — это сфера самостоятельного регулирования своей экономики, и у нас в стране она нормативно не регулируется.

Мы понимаем, что рост курса доллара и увеличение налоговой нагрузки ведут к удорожанию в рознице. Но основной фактор влияния — котировки на нефть. Давайте ознакомимся с графиком нефтяных котировок. Мы видим, что в период падения цен на нефть топливо не дешевело!

Как только нефть начала дорожать, цены на дизтопливо и особенно бензин А-95 сразу же среагировали. Вот поэтому мы и подозреваем согласованность действий.

— Есть неформальная группа “Приват” (“Авиас”, ANP, “Укр­нафта”, “Укртатнафта”), занимающая суммарно более 25% рынка. Там цены тоже меняются синхронно.
— Комитет ни к кому не относится изначально предвзято. Мы анализируем рынок нефтепродуктов путем деления на группы по признаку происхождения продукта. Для нас информативно деление на импортеров и торговцев продуктом отечественного производства.

Мы исследуем отечественный сегмент рынка: добычу нефти (“Укрнафта”, “Укргазвидобування”), неф­тепереработку (“Укртатнафта”), участников рынка, приобретающих нефтепродукты на аукционах. Понимаем, что они торгуют в нижнем ценовом сегменте.

Основные факторы, способствующие этому, — это, видимо, отсутствие валютной составляющей и более дешевая логистика. Что касается качества, то его мониторинг в компетенции Минэнергоугля. Сейчас мы собираем информацию и рассылаем информационные запросы.

Между участниками рынка есть деловые, договорные отношения, как и между участниками рынка в других сегментах. Есть ли в их поведении действия, направленные на искажение конкуренции на рынке, станет ясно в результате анализа.

— На автогазовом рынке участники считают недобросовестной конкуренцией появление множества нелегальных заправочных модулей. Shell оценивает их количество в 500 шт. Не платя налоги, они могут держать цены ниже рыночных, выдавливая легальных игроков.
— Если эти сети нелегальны, то наши возможности для исследования их деятельности очень ограничены. Это задача других органов. Мы не можем отправить запрос, например, ФОП Иванов, который не находится по адресу регистрации, имеет официальный оборот в размере 0 грн. и у которого, по вашему мнению, есть 50 нелегальных заправок.

Законодательством в сфере защиты экономической конкуренции предусмотрены три вида наказаний: прежде всего штрафные санкции (до 10% годового оборота) и нечасто применяемые санкции в виде изъятия товаров из оборота, принудительного раздела субъекта хозяйствования. Комитет также дает обязательные для исполнения субъектом хозяйствования рекомендации.

Очевидно, что все эти способы для борьбы с участниками рынка, которых вы называете нелегальными, бесполезны. Это компетенция правоохранительных органов. Но если участники рынка официально сообщат нам о таких сетях, я обещаю проинформировать правоохранителей.

Максим Гардус
Последние новости: