Миллионер из “трущоб”

Миллионер из “трущоб”
1633

Том Заки, основатель компании TerraCycle, создает концепции офисов из отходов

Том Заки родился в Венгрии в небогатой семье. Телевизор в его семье появился, когда мальчику было уже 10 лет. Позже, переехав в Канаду, он вспоминал большую разницу в ментальности жителей двух стран, в подходах к ведению бизнеса и в отношении к предпринимательству.

Будучи студентом Принстонского университета, вместе с другом на конкурс разработал бизнес-план по производству органических удобрений с помощью дождевых червей. Концепция легла в основу бизнеса компании по сбору и переработке мусора TerraCycle и вскоре принесла студентам первый миллион.

Сегодня Том Заки в числе предпринимателей, заработавших состояние на мусоре, и в тридцатке, по версии журнала Forbes, социальных предпринимателей мира. Только в этом году он совершил 175 перелетов в разные страны, пролетев 750 тыс.км. Один из них — в Киев.

Заки спускается в ресторан отеля, в кепке и простой одежде, заказывает вегетарианские блюда, и его первая фраза — о том, что все, что вокруг, вскоре станет мусором. Впервые побывав в Украине, Том Заки дал эксклюзивное интервью БИЗНЕСу и пообещал в ближайшие годы открыть в нашей стране офис.


— Как вы начали свой бизнес?
— Я рос в восточноевропейской стране в восьмидесятые годы. Заниматься там бизнесом тогда было невозможно. Это социалистическая страна. Позже моя семья переехала в Нидерланды, а потом в Канаду и США. Предпринимательство и создание бизнеса там стало реальной возможностью для меня.

 Мне нравилась идея создания компании, бизнес способен многое изменить в мире за короткое время. Эти изменения могут быть как позитивными, так и негативными, но именно бизнес способен сделать больше изменений, чем кто бы то ни был, включая политиков.

Однажды в Торонто я заметил, что люди выбрасывают телевизор в мусорный бак. А я тогда мог только мечтать о телевизоре, у меня его никогда в жизни не было! Это стало интересной темой и натолкнуло на мысль, как много ценного просто выбрасывается.

Уже в университете я много размышлял над тем, чем хочу заниматься, постоянно задавал себе вопрос, а в чем же смысл бизнеса.

Создавая TerraСycle, я пытался создать такую бизнес-модель, где конечная цель — польза для окружающей среды. Для таких целей обычно создаются неприбыльные общественные организации (NGO), но мы намеренно не хотели идти таким путем.

А хотели показать, что целенаправленная идея может быть реализована как прибыльная компания. В итоге, мы работаем как NGO, но зарабатываем прибыль, которая последние 15 лет только росла. И мне очень нравится такая комбинация.

Взгляните перед собой. Все, что мы видим, — стол, одежда, мобильный телефон — все будет мусором. Переработанными могут быть только бумага и стеклянные бутылки.

Ваш диктофон и ваша ручка не могут быть переработаны, в то время как стекло может быть переработано в бетон. Его ценность выше, чем сбор и переработка. Ручку переработать довольно дорого из-за необходимости разделения материалов и их специальной обработки. Наш главный фокус сегодня: как уменьшить стоимость переработки многих материалов и в процессе еще получить добавленную стоимость.

— Как этого достичь?
— Приведу пример с ручками. У нас пять различных моделей работы. Например, мы идем к компаниям по производству ручек. Во многих странах TerraCycle — партнер таких компаний, как Bic и Sanford.

Они финансируют наш проект по созданию национальных платформ, в рамках которых потребители бесплатно присылают исписанные ручки, а мы их перерабатываем. Кроме того, заказчиком наших услуг может быть крупный социально ответственный ритейлор.

Например, крупная торговая сеть в Канаде — Staples — наняла TerraCycle для организации сбора исписанных ручек в их магазинах: каждый может принести свою ручку в любой магазин сети в Канаде и оставить ее в нашей коробке. Зачем они это делают? Как минимум, это заставляет людей прийти в их магазин и помогает закрепить имидж социально ответственной компании.

— Сколько вы инвестировали в старт этого бизнеса?
— Я не из богатой семьи. Стартовый капитал я заработал, выигрывая вместе с однокурсниками конкурсы бизнес-планов по всему миру. Мы выиграли семь или восемь таких конкурсов, собрав около EUR100 тыс.

Спустя год мы начали поиск инвесторов, ориентируясь на две основные группы: состоятельных и со­циально ориентированных людей и венчурные фонды. Мы заключили сделки с двумя крупными мусорными компаниями. Сегодня наша цель — стать пуб­личной компанией и выйти на биржу в ближайшие три года. Мы сейчас готовимся к этому.

— Оцифруйте проблемы, с которыми вы работаете.
— 4,5 млрд т мусора производится ежегодно, из них 25% оседают в нашем океане, 5% регенерируются и 70% сжигаются или закапываются на свалках.

Проблема в том, что 99% того, что вы покупаете, становится мусором в течение года. Сегодня человек потребляет в 10 раз больше, чем 100 лет назад.

Угадайте, кто производит больше всего мусора в мире? Это Дубай. В этом эмирате производится на 40% больше мусора на каждого человека, чем в США. В Юго-Восточной Азии проблема состоит не в количестве производимого мусора, а в отсутствии системы его переработки. Правительства не инвестировали в это направление.

— С какими категориями мусора вы работаете сегодня?
— У нас около 350 разных категорий (например, косметика, сигареты, электроника), и в каждой категории есть свои подгруппы. Для каждой из них в разных странах мы выясняем, какую систему сбора создать, какое научное решение выбрать. Над технической частью переработки с нами работают 12 ученых и лаборатории.

Разный мусор требует решений разного уровня сложности. Например, косметику сложно перерабатывать, исключение составляют бутылки из-под шампуней. Переработка остального — помады, туши для ресниц и т.д. — очень затратна и требует отдельных решений.

— Что вас больше всего удивляет в этом бизнесе?
— Здесь много безумных примеров. Например, мы работаем с одной из крупнейших компаний по производству очков. Кто-то покупает очки для друга, но, допустим, другу они не понравились, тогда очки возвращают в магазин.

Там их сразу же ломают и выкидывают. Поскольку никто не захочет покупать возвращенные очки за $700, захотят купить новые. И вместо того чтобы их отдать кому-то или продать дешевле, их просто выбрасывают. Подобных примеров сотни.

— Кто ваши конкуренты?
— Прямой конкуренции нет. Ближайший косвенный конкурент — Nespresso. У них есть собственная платформа по переработке кофейных капсул. Но только собственных и только в определенных странах.

TerraCycle управляет переработкой капсул Nespresso в Австралии, Новой Зеландии и США, там у них нет своего отдела для этого. Но в один день компания может решить открыть свой собственный отдел, и я потеряю партнерство. В этом и заключается конкуренция.

— Кто еще является вашими партнерами?
— Мы сотрудничаем со всеми ключевыми компаниями, производящими потребительские товары (Philip Morris, P&G, Unilever, Nestle), с крупнейшими торговыми сетями (Walmart, Tesco, Ikea) и многими другими. А также с примерно 50 крупнейшими городами, такими как Токио, Париж, Лос-Анджелес, Ванкувер. В целом у нас около 300 партнеров.

— Сколько у вас сотрудников сейчас?
— 200 человек по всему миру. Мы не владеем какими-либо офисами, мы аутсорсим их у местных компаний. Для работы технического, научного характера в нашем бизнесе требуются опыт и университетское образование. Но 80% рабочих мест не требуют какого-то опыта. В первую очередь мы ищем заинтересованных людей, у которых горят глаза, которые живут и дышат проблемой. А работе мы уже обучим.

— Вы консультируете правительства по вопросам мусора?
— Да, как правило, мы работаем в трех направлениях. Во-первых, это запуск и управление мусорной системой в целом. Во-вторых, предоставление проектных решений для бизнеса — мы помогаем компаниям организовывать процессы так, чтобы сократить производство мусора. И, в-третьих, — это консультирование по налоговому регулированию сферы.

— Как вы повышаете уровень привлекательности профессии?
— Это большая проблема. Вряд ли вы мечтаете, чтобы ваши дети стали мусорщиками, или вряд ли захотите встречаться с парнем/девушкой, которые работают с мусором. А мы стараемся сделать эту тему привлекательной, насколько это возможно.

У нас есть собственное телешоу, которое транслируется по всему миру, это комедия. Мы только закончили съемки четвертого сезона и в следующем году приступим к созданию нового. Мы хотим заинтересовать молодых людей и, возможно, предпринимателей создавать инновации в сфере борьбы с мусором вместо, например, изобретения очередной модели телефона.

— Что бы вы посоветовали новым предпринимателям на вашем рынке?
— Прежде всего вы должны понимать, что в своей предпринимательской деятельности вы не ограничены своей страной. Вы легко можете придумать глобальную идею в любой точке мира.

Я бы порекомендовал предпринимателям, особенно находящимся за пределами США, где другая предпринимательская культура, просто попытаться и начать. Я не знаком с Украиной, но у своих друзей в Венгрии я наблюдаю пессимизм.

Возможно, это имеет какой-то исторический аспект. Ведь 400 лет на страну кто-то наступал — то Турция, то Германия, то Россия. Думаю, вам это знакомо. Люди чувствуют себя подавленными. Я проводил несколько тренингов для своей команды в Венгрии.

Я их учил думать немного по-американски, поскольку американцы всегда думают, каким образом можно сделать что-то. В Венгрии же постоянно разговоры о том, почему это сделать невозможно. Позитивное мышление помогает.

Есть один способ достичь цели — не искать для себя причины, по которым это сделать невозможно. Начните. Если что-то пойдет не так, проанализируйте, в чем была ошибка, и начните снова.

— Планируется ли открытие офиса в Украине?
— Я родился в Будапеште, и мне интересен этот регион для работы. Моя компания присутствует в странах Западной Европы. В этом году мы открыли две новые страны: Южную Корею и Китай, поскольку ранее были успешны на азиатском рынке.

В 2017 г. наши офисы должны появиться в Индии, Тайване и Польше. Следующими для нас двумя ключевыми странами будут Украина и Россия.
Я впервые в вашей стране и поводом для приезда стал конкурс «Чистые улицы», где по приглашению "Philip Morris Ukraine" я выступаю одним из экспертов.

— Вы не только работаете с мусором, но и создаете товары из вторичного сырья. Какие из них наиболее продаваемые?
— Мы продаем сырье компаниям, которые производят товары. Тысячи продуктов изготовлены из нашего мусора. Ежедневно мы собираем полмиллиона упаковок сока CapriSun только в одной стране. 1% из них чистые и могут быть переработаны. Тут мы сотрудничаем с компанией по производству рюкзаков. Она, как Timberland, которая шьет обувь TerraCycle, производит рюкзаки из упаковок CapriSun.

Если вы придете в любой из наших офисов, то увидите, что все в нем сделано из мусора, абсолютно все, кроме компьютеров, проекторов и телефонов. И люди улыбаются — внутри и снаружи.

— Кто вас вдохновляет?
— Люди, которые пытаются сделать крупномасштабные проекты социальной значимости. Например, молодой парень из Нидерландов (ему 25 лет), который разрабатывает способ сбора всего мусора, плавающего в океане.

В январе 2017 г. на Всемирном экономическом форуме в Давосе генеральный директор крупного проекта, в котором мы принимаем участие, будет представлять первую бутылку для шампуня, изготовленную из пластика, собранного в океане.

Есть еще один парень — Дэвид Ротшильд. Он создал лодку из бутылок из-под содовой и плавал по океану. Вот такого рода люди мне очень интересны.

— В чем культурные особенности отдельных стран в части мусора?
— Французская и немецкая мусорные системы очень похожи. Разве что в Германии перерабатывается немного больше мусора. Если вы спросите у немцев, что они думают о своей мусорной системе, они скажут, что она совершенна.

 А если зададите аналогичный вопрос французам, они ответят, что хуже не бывает. Единственное отличие — восприятие. При этом, критикуя свою систему, французы создают много инноваций в этой сфере. Немцы, в свою очередь, считают, что все хорошо, поэтому не активны в данном направлении. Это показывает, что значит сила восприятия.

В Дубае, например, вы увидите много урн со знаком “Для вторичной переработки”. Но это фейк. Снаружи просто нанесен логотип, а внутри — обычная урна. Это сделано только для того, чтобы туристы воспринимали их продвинутыми.

В некоторых развивающихся странах распространено такое массовое явление, как сбор мусора и продажа находок. В Бразилии, в Индии и Китае сбор мусора на свалках и его продажа — основной вид деятельности миллионов людей.

— Какая ключевая проблема вашего бизнеса?
— Убедить клиента озадачиться проблемой. Многие компании не задумываются над ней, им проще ее игнорировать.

Елена Мошенец
Последние новости: