Мы сталкиваемся с вымогательством госструктур, но взяток не даем — гендиректор ArcelorMittal Кривой Рог

Мы сталкиваемся  с вымогательством  госструктур,  но взяток не даем — гендиректор ArcelorMittal Кривой Рог
2070

Парамжит Калон, генеральный директор ПАО “ArcelorMittal Кривой Рог”:

Киевский офис крупнейшего в стране металлургического предприятия “ArcelorMittal Кривой Рог” (АМКР) резонирует с деловой жизнью мегаполиса, поражая своей пустотой и тишиной в разгар трудового дня.

Как выяснилось, сотрудники офиса обычно проводят свой рабочий день в командировках и на встречах. В режиме повышенной занятости работает и генеральный директор ПАО “ArcelorMittal Кривой Рог” Парамжит Калон.

Вернувшись из Казахстана, он рассказал о причинах убыточности “ArcelorMittal Темиртау” и заверил, что есть возможность улучшить финансовое состояние этого актива, не прибегая к снижению зарплат и резкому сокращению рабочих мест.

Чем, собственно, топ-менеджер и будет заниматься, поскольку вот уже около двух месяцев совмещает директорство на этих двух предприятиях группы ArcelorMittal.

 Наблюдая позитивные результаты, которые продемонстрировал украинский актив в прошлом году (чистая прибыль АМКР в 2015 г. составила 1,38 млрд грн. против чистого убытка в размере 1,18 млрд грн. годом ранее), акционеры доверили Парамжиту Калону “совершить чудо” и в Казахстане.

Так что новых трудностей и вызовов у г-на Калона, которые, кстати, и дают ему стимул к работе, станет значительно больше.

Начнем с доверия

Как вы понимаете глубину понятия “доверие”? Чем отличается личное доверие от профессионального?
— Это широкое понятие и при этом достаточно простое.
Все зависит от того, оправдываются твои ожидания от людей или нет. Профессиональное доверие укрепляется годами и поддерживается постоянной работой, на формирование личного доверия необходимо меньше времени.

При этом доверие требует большой эмоциональной вовлеченности.

— Как найти золотую середину между доверием акционеров и подчиненных?
— Когда предприятие работает хорошо и бизнес развивается, доверие формируется и укрепляется очень быстро, причем с обеих сторон. Как руководитель, я вижу профессиональную отдачу работников и стараюсь оправдать их доверие ко мне.

— А как сохранить доверие в кризис, когда, например, для снижения затрат акционеры требуют сократить персонал вдвое?
— Время кризиса требует многих усилий, и необязательно сокращения персонала. Если бы я столкнулся с подобным выбором, то постарался бы снизить прежде всего затраты на закупку сырья и ресурсов, найти пути повышения эффективности работы предприятия и уменьшить убытки. Важно разумно реализовывать все эти меры, задействовать все ресурсы персонала для внедрения инициатив по снижению себестоимости.

— Вы уже более 20 лет работаете в сталелитейной промышленности. Скажите, не возникает желание сменить отрасль или заняться собственным бизнесом?
— Нет, такого желания у меня нет. Металлургия — это моя индустрия, и работать в этом секторе мне нравится. Мне удается успешно справляться со всеми вызовами, хотя их в последнее время очень много. Это мое!

— То есть трудности делают вашу работу интереснее?
— Да. Если сравнивать ведение собственного бизнеса и мою нынешнюю работу, то в обоих случаях я бы сталкивался с теми или иными вызовами. Но и сейчас я преодолеваю трудности, при этом не чувствуя, что работаю на кого-то.

— Если бы у вас был миллион долларов, куда бы вы его вложили?
— Возможно, я бы инвестировал в какой-нибудь быстрооборачиваемый бизнес, в перспективные стартапы независимо от отрасли.

— Были ли в вашей жизни знаковые встречи, кардинально меняющие судьбу? Как они повлияли
и к каким решениям привели?

— Я очень стабильный и уравновешенный человек, который всегда знает, чего хочет достичь
и как это осуществить.

— А на старте вашей карьеры?
— В начале карьеры я был абсолютно сумасшедшим (улыбается). Я хотел развития мгновенно, вот прямо завтра, и очень стремился к этому. Я привык составлять бизнес-планы управления тем или иным бизнесом. Хотел попробовать разные бизнес-модели и стратегии. Думаю, постоянное стремление реализовывать амбициозные идеи и привело меня в итоге в ArcelorMittal.

— Что вы можете посоветовать украинским властям, чтобы сократить путь изменений для улучшения бизнес-климата в стране?
— Реформы, реформы и еще раз реформы — вот главный и единственный совет для украинских властей. Причем реформировать необходимо все системы, а начать лучше с искоренения коррупции. Прежде всего следует ужесточить наказание за проявления коррупции для обеих сторон процесса — того, кто берет взятку, и того, кто ее дает.

Ведь когда осуществляется давление или появляются бюрократические тупики, бизнесмену легче и быстрее решить вопрос деньгами. Так быть не должно.
Наша компания никогда не поддается соблазну решить вопрос коррумпированным путем.

— Все еще сталкиваетесь с вымогательством со стороны госструктур?
— Сталкиваемся и страдаем от этого, но взяток не даем. Мы — международная компания, которая строго соблюдает закон и выполняет все свои обязательства. Зачем давать взятки?

О рынках замолвили слово
— Какие новые рынки сбыта продукции АМКР были освоены в 2015 г.?

— Мы начали поставлять свою металлопродукцию в Нигерию, экономика которой интенсивно развивается. В целом, компания расширила свое присутствие на рынках стран Западной, Северной и Юго-Восточной Африки.

Объем поставок на западноафриканский рынок не превышал 22-25 тыс.т металлопродукции в месяц (арматуры и катанки). Но сейчас в этом регионе реализуется много нефтяных проектов, что стимулирует развитие строительного сегмента.

Также расширили свое присутствие в странах ЕС (в 2015 г., по сравнению с 2014 г., более чем двукратный годовой прирост).

Мы изучаем запросы потребителей на европейском рынке и намереваемся активно работать
в этом направлении.

Если раньше нашими тради­ционными рынками сбыта были Ливан и страны Персидского залива, сейчас мы планируем больше продавать в другие страны.

— А в США? Год назад вы отмечали, что прилагаете усилия для поиска потребителей в США.
— С IV квартала 2014 г. мы поставляем в США катанку. К сожалению, вследствие падения рынка тоннажный объем наших поставок в прошлом году не изменился — примерно 20 тыс.т ежеквартально. В 2016 г. наблюдается схожая ситуация, поставки не увеличиваются. Мировой рынок стали еще не восстановился.

— А когда это случится?
— Этого не знает никто. Ситуация очень непростая. В апреле наблюдался положительный тренд, мировой рынок демонстрировал прирост и оживление, но уже в мае тенденция изменилась — рынок начал падать.

— В мире наблюдается тенденция к вытеснению китайской и российской стали с некоторых локальных рынков. Готов ли АМКР воспользоваться этой возможностью и нарастить поставки своей продукции?
— Да, мы готовы. Если китайцы покинут рынок, мы сразу же займем их место.

— Расскажите о новой продукции. Что такое “гнутая арматура” и насколько этот продукт маржинален?
— Страны ЕС, СНГ, Украина потребляют прямую арматуру длиной 12 м. Другие страны покупают эту же арматуру, но в согнутом виде, ее длина уменьшается до 6 м, что удобно при транспортировке.

Затем непосредственно на стройплощадке ее выравнивают. Гнутую арматуру в основном используют при строительстве в странах Африки (Эфиопия, Сомали, Либерия, Танзания, Сьерра-Леоне), Ближнего Востока и Персидского залива (ОАЭ, Судан).

Производство этой продукции мы освоили в IV квартале 2014 г., что позволило нам выйти на новые рынки сбыта в Африке. Мы изучили потребности этого рынка, установили в цехе оборудование, которое позволяет сгибать арматуру и формировать из нее пачки.

— Какую новую продукцию планируете освоить в 2016-2017 гг.?
— Производство арматуры диаметром 6 мм, а также рифленой катанки диаметром 8 и 12 мм в бунтах. Сейчас в бунтах мы можем производить арматуру диаметром 8, 10, 12 мм и 10-миллиметровую рифленую катанку. Помимо этого планируем расширить линейку высокоуглеродистых марок стали и работаем над производством новых марок стали для катанки с повышенным содержанием углерода.

Тяга к модерну
— Свою карьеру вы начали в компаниях по производству оборудования для металлургов
(в 1995-2008 гг. г-н Калон работал в “СМС Зимаг” и Danieli&C. — Ред.), занимались монтажом и пуском-наладкой сталелитейных проектов “под ключ” по всему миру. Этот опыт позволяет вам безошибочно ориентироваться и составлять представление об уровне износа оборудования любого предприятия?

— Упомянутые вами компании не только производят новое оборудование, но и поставляют современные технологии. Работая там, я отвечал за запуск глобальных проектов и их ввод в эксплуатацию. К примеру, мой последний проект в Danieli&C — это внедрение комплекса по прокату рулонов.

Основываясь на своем опыте работы в этих компаниях, я подхожу к вопросу технического перевооружения с практической стороны. Если вы посмотрите на “ArcelorMittal Кривой Рог”, то увидите, что за последнее время оборудование стало более современным и технологичным.

Это позволяет удерживать наши производственные расходы на низком уровне. Я считаю, что АМКР — одно из лучших металлургических предприятий среди заводов стран СНГ. По сравнению с различными металлургическими заводами, которые я посетил, в том числе в Казахстане, криворожское предприятие значительно их превосходит и по технологичности промышленного производства, и по навыкам персонала.

— Какое из посещаемых вами предприятий можно назвать наиболее современным?
— Многие компании имеют высокотехнологичные заводы, например южнокорейская POSCO, японская группа компаний Mitsubishi Steel, американская Nucor. Но все эти компании наблюдают за ArcelorMittal, изучая наши лучшие практики, а мы, в свою очередь, наблюдаем за их работой. Так и учимся друг у друга.

— Какую современную технологию вы мечтаете внедрить в АМКР?
— Мы стараемся реализовывать все наши мечты. К примеру, в прошлом году внедрили технологию пылеугольного вдувания в доменной печи №9, в свое время построили новую машину непрерывного литья заготовки, установку еще одной планируем.

Также внедряем новые газо­очистные установки и проводим реконструкцию комплекса коксовых батарей. Нигде в мире нет таких крупных коксовых батарей, работающих по абсолютно новой технологии, как у нас (технология “трамбовки” позволяет использовать коксующийся уголь более низкого качества).

Никто в Украине или в России не осваивает такие объемы инвестиций, как мы. А еще через пять лет, когда мы освоим $1,2 млрд, АМКР станет одним из наиболее современных предприятий в мире.

Главное, чтобы глобальная экономическая си­туация не ухудшилась. Мы бы не хотели вновь работать в таких условиях, как в 2015 г., когда многим сталелитейным компаниям пришлось закрыться.

— Как благодаря модернизации изменился баланс потребления природного газа на комбинате?
— Если брать зимний период, то в 2012 г. мы ежемесячно потреб­ляли 90 млн куб.м природного газа, в 2015 г. — 55 млн куб.м, а к 2020 г. (когда завершится реконструкция) этот показатель составит 35 млн куб.м. Что же касается летних месяцев, то в 2012 г. потребление газа было на уровне 70 млн куб.м в месяц, в 2015 г. — 40 млн куб.м, а ожидаемый показатель 2020 г. составит 25 млн куб.м.

— Где еще можно встретить работающий мартен?
— К примеру, в Чехии на металлургическом предприятии в г.Острава.
Мы намерены закрыть мартен в ближайшей перспективе, но вряд ли в 2016 г. (разрешение на эксплуатацию действует до 2020 г.). Это событие привязано к реконструкции очистного оборудования в конвертерном цехе.

Плюс Казахстан
— Должность генерального директора “АрселорМиттал СНГ”, на которую вы назначены в апреле 2016 г., предполагает расширение ваших нынешних профессиональных обязанностей на актив в Казахстане (АО “ArcelorMittal Темиртау”). В чем суть ваших обязанностей и какова зона ответственности?

— Задачи в АО “ArcelorMittal Темиртау” такие же, как и в АМКР — модернизировать и вывести предприятие на эффективный уровень производства.

— За 20 лет работы в Казахстане компания ArcelorMittal инвестировала в этот актив $5 млрд (тогда как за десять лет в Украине в “ArcelorMittal Кривой Рог” инвестировано $2 млрд). Почему эффективность работы этого актива низкая?
— Начнем с того, что по размерам этот актив больше украинского предприятия и является собственностью компании уже 20 лет, что вдвое превышает период времени, который прошел с момента приватизации криворожского комбината. Однако соотношение инвестиций равное.

К тому же “ArcelorMittal Темиртау” — это не только сталелитейный завод, в его составе также угольные шахты (добывают около 12 млн т угля в год) и горнорудные активы (6 млн т железной руды в год). И если стальные мощности более-менее обновлены и современны, то сырьевой дивизион генерирует значительную долю убытков компании.

— На должность финансового директора “ArcelorMittal Темиртау” назначен Ашоккумар Сонталия (который с 2012 г. работает финансовым директором АМКР). Стало быть, финансовое состояние казахского актива плачевно?
— Когда приходит новый директор, ему на новом месте нужен человек, которому можно безоговорочно доверить исполнение стратегических решений.

— С каким результатом предприятие закончило 2015 г.?
— Компания получила значительный убыток по причине искусственного сдерживания девальвации тенге (до сентября 2015 г. тенге не девальвировал).

Прибыли получили российские металлурги, резко нарастившие импорт своей продукции в Казахстан благодаря девальвации рубля. (По данным самого предприятия, объем импорта российской продукции увеличился с нуля в 2013 г. до 1,3-1,5 млн т в 2014-2015 гг., что составляет 35-40% казахской выплавки. — Ред.)

— Сентябрьская девальвация тенге также позволила отложить решение о снижении зарплат на предприятии. Предполагалось с 1 августа 2015 г. сократить их на 25%. Сейчас вы видите в этом необходимость?
— Нет. Предприятие оказалось заложником экономической ситуации, и руководство не видело иного выхода. Сейчас, когда тенге девальвировал, появилась возможность работать над снижением себестоимости, не сокращая зарплаты или персонал.

— Планируете продавать прокат с покрытием от “ArcelorMittal Темиртау” на сбытовых площадках “ArcelorMittal Кривой Рог”, учитывая нехватку качественной продукции на украинском рынке?
— Нет, не планируем. Внутренний рынок недостаточно емок для этого. Основные рынки сбыта продукции “ArcelorMittal Темиртау” — Казахстан, Россия и Иран.

ДОСЬЕ БИЗНЕСа
Парамжит Калон, генеральный директор компании “АрселорМиттал СНГ”
(ПАО “ArcelorMittal Кривой Рог” и АО “ArcelorMittal Темиртау”)
Образование: Государственный инженерный институт штата Харьяна (Индия), имеет управленческую степень по металлургии, а также сертификат последипломного образования по компьютерным наукам.
Карьера: с 1995 г. — менеджер по проектам компании “СМС Зимаг”; с 2001 г. — занимал разные должности в компании Danieli&C (Италия); с 2008 г. — генеральный директор
по проектам и стратегии ПАО “ArcelorMittal Кривой Рог” (АМКР), с 2010 г. — технический директор, с 2012 г. — директор по производству, с 2015 г. — генеральный директор АМКР; с 2016 г. — генеральный директор компании “АрселорМиттал СНГ”.
Семейное положение: женат, воспитывает двух сыновей.
Последние новости: