“Мы выбираем качество и высокий уровень лечения”

“Мы выбираем качество и высокий уровень лечения”
613

Андрей Ковалев, главный врач офтальмологической клиники “АИЛАЗ”:

Справедливо полагая, что успех украинской медицины зависит от создания высокопрофессионального сообщества врачей, главный врач офтальмологической клиники “АИЛАЗ” Андрей Ковалев инвестирует в развитие своих конкурентов.

— Каковы особенности и перспективы частной медицины в Украине? Сможет ли она “убить” государственную?
— Украинская государственная система здравоохранения — прямая наследница советской и уже абсолютно нежизнеспособная.

Я не говорю, что государственная система не нужна, но в той форме, в которой она существует, — это совершенно непосильное бремя. Во всех странах прекрасно сосуществуют все формы медицины. В этом контексте актуален вопрос развития страховой медицины, которое мы, частные клиники, приветствуем.

Концептуально задача страховой медицины состоит в создании равных, прозрачных и конкурентных условий для всех участников рынка, как частных, так и государственных. Страховые компании принесут деньги тем, кто предоставит лучшие условия сервиса и оплаты. А для государственных клиник высвободятся бюджетные средства.

Перспективу для госсегмента я вижу в децентрализации, когда местная община на собственные средства будет содержать медучреждение и, что важно, контролировать качество предоставляемых услуг. Не нужно изобретать велосипед, такая модель успешно работает в США.

— “АИЛАЗ” в перспективе станет сетевой клиникой?
— Нет. Есть разные подходы к организации медицинского бизнеса. Есть, так сказать, “индивидуальный пошив”, а есть массовое производство. Так же и в медицине — смещается фокус. У сетевиков основная задача — привлечь максимальное количество пациентов и предоставить им стандартно хороший уровень лечения.

В мире масса очень успешных сетевых клиник, показывающих хорошие результаты. Однако лидерами являются не они, а крупные уникальные центры, ведущие научную работу, проводящие сложные операции и внедряющие новые технологии. Именно они и являются мировыми лидерами в своей области.

“АИЛАЗ” выбрал именно такой путь в Украине — мы привозим и внедряем новые технологии. Мы стали первыми в таких иннова­ционных технологиях, как ортокератология, лечение кератоконуса, коррекция высоких степеней близорукости.

Мы внедрили методы лечения, которые в Украине не применялись, и смогли помочь многим людям, у которых раньше не было таких возможностей.

Кроме того, чем больше структура, тем сложнее система управления. Усредняется качество, сложно осуществлять управленческий и профессиональный контроль.

Если говорить о финансах, то в “АИЛАЗ” к моменту открытия было вложено $3 млн, которые окупились за три с небольшим года. Но как только они вернулись, мы тут же реинвестировали их в развитие центра. Причем это касалось и касается реинвестиций в новые технологии и улучшение оснащения одного уникального центра.

И это важная составляющая любого развития. Сетевая клиника направляет свои средства в стандартное оснащение и создание сателлитных клиник.

— Говоря о качестве услуг при многообразии клиник, на что стоит обращать внимание пациентам, каковы критерии выбора?
— Нужно обращать внимание на стаж работы клиники: слаженная работа команды — это вопрос управления и опыта. Стоит также обязательно интересоваться наличием лицензий и сертификатов, уровнем подготовки врачей и специалистов, особенно если пациент обращается с конкретной проблемой.

Тут важно понимать, есть ли у центра специализация по этому вопросу. Не каждая клиника имеет возможность предоставить весь спектр современных методов диагностики и лечения.

Есть пациенты, которые очень щепетильно подходят к выбору врача. При современной доступности информации и отзывов в интернете сделать это несложно. Конечно, важен и авторитет клиники среди коллег и пациентов.

— А как найти консенсус между бизнесом и интересами пациента?

— К сожалению, в Украине только зарождается система информированного согласия пациента на проведение обследований и лечения. Есть формы, рекомендованные МОЗ, они самые элементарные и ни к чему не обязывающие.

Мы в “АИЛАЗ” взяли за основу американскую систему, где есть очень важное незыблемое правило: при консультации врач обязан предоставить пациенту информацию обо всех альтернативных методах лечения данной патологии или альтернативных методиках решения его проблем.

Возьмем, к примеру, коррекцию зрения. Если человек пришел в клинику с желанием сделать лазерную коррекцию, ему обязаны предоставить информацию обо всех альтернативных методах, начиная от очков, контактных линз, ночной коррекции и заканчивая лазерной коррекцией, имплантируемыми контактными линзами и т.д.

Эта информация не просто доносится устно, она вносится в документ информированного согласия, который пациент подписывает. Зная все преимущества и недостатки, обсудив с доктором все варианты, пациент делает выбор в пользу одной из них. Причем важно, чтобы клиника имела в своем арсенале все перечисленные методы лечения. Тогда и выбор будет наиболее объективным!

Если владелец медицинского цент­ра рассчитывает на долгосрочную перспективу, то иного выхода, кроме как быть высококлассным центром, нет. Даже самые высокие затраты на рекламу и продвижение без хороших результатов будут бессмысленными. Отрицательное “сарафанное радио” сработает быстрее и эффективнее и просто “похоронит” клинику. Иметь хорошие результаты и довольных пациентов — это основная задача. Иного быть не может.

Если рассматривать медицину как бизнес, нужно понимать, что все современные технологии стоят очень дорого, и пациента нужно информировать о том, какие возможности эти технологии ему дают. Услуга высокого уровня, с использованием новых технологий и интеллектуального потенциала специалиста, стоит денег.

— Вы осознанно инвестируете в развитие своих конкурентов? Почему возникла такая потребность?
— Стараться быть первым парнем на деревне за счет того, что это глухая деревня, — совершенно глупый менталитет. Стараться быть лучшим в лучшем месте — это да. Но для этого место тоже нужно развивать. Мы на протяжении десяти лет привозим и сертифицируем в Украине новые технологии. Мы не только их используем в центре, но и предлагаем нашим конкурентам. Чем выше будет уровень медицины в Украине, тем лучше будет для всех.

Когда мы привезли в Украину уникальную методику лечения роговицы, которая до этого лечилась только пересадкой, то услышали много критики от большой профессуры. При этом именно этот метод получил самую высокую премию
в области офтальмологии — премию Келлмана — за самое инновационное изобретение офтальмологии последнего десятилетия.

Несмотря на всю критику, мы привезли, сертифицировали, получили решение МОЗ и начали ее применять. И сейчас методика получила признание в Украине, а мы укрепили свой авторитет лидеров новых технологий.

Хорош ли эксклюзив? Это всегда спорный вопрос. Если у кого-то есть методика, которой больше никто не занимается и которую никто не знает, то и пациенты к ней относятся с большим сомнением и опаской. Мы считаем, что чем больше центров предлагает правильные, современные и высокотехнологичные способы лечения и диагностики, тем больше они воспринимаются в обществе.

— В отношениях между врачом и пациентом могут быть эмоции или только профессионализм?
— Извечный вопрос. Есть даже специальная наука, которая этим занимается — деонтология. У врачей, естественно, есть эмоции, и мы реагируем на эмоции пациентов. Дело ведь не только в профессионализме врача, он должен быть в ментальном контакте с пациентом, его родственниками.

Не всегда диагнозы, которые мы ставим, просты и приятны. Несмотря на все возможности современной медицины, мы не всегда можем помочь так, как себе представляет пациент. Мы очень сильно уверовали в технологии, и пациенты думают, что доктор пропишет волшебную пилюлю и все проблемы решатся.

Люди не хотят менять свой образ жизни, отказываться от вредных привычек, а без этого невозможно достичь положительного результата.

Александра Бондарь


Последние новости: