Неочевидное вероятное

Неочевидное вероятное
877

Синергетический эффект от совмещения растениеводства и животноводства не всегда очевиден, но вполне достижим

Увеличение затрат на производство сельхозпродукции и снижение мировых цен на нее стимулируют аграриев искать дополнительные возможности для повышения эффективности бизнеса.

Аграрные экономисты и некоторые участники рынка утверждают, что повысить эффективность, конкурентоспособность и стабильность компании позволяет грамотное сочетание растениеводства и животноводства в рамках одного бизнеса.

Они допускают, что животноводство можно рассматривать как одно из перспективных направлений реинвестирования в растениеводческом бизнесе.

“Суть капитализации предусматривает постоянное наращивание активов, и для агрохолдинга, который ограничен масштабами земельного пула, реинвестирование в животноводство — лучший вариант”, — убеждена Ирина Паламар, управляющий партнер группы компаний “АгроВет Атлантик”.

В то же время отнюдь не все аграрии готовы поддержать этот вывод.

Например, как сказал БИЗНЕСу представитель одной сельхозкомпании, занимающейся и растение­водством, и животноводством, “наше предприятие еще ищет механизмы, позволяющие отследить наличие или отсутствие позитивного влияния многопрофильности на результаты предприятия, выявить и оценить взаимное дотирование отраслей и дейст­вительный объем затрат (включая упущенные выгоды), а также эффект от факторов взаимного влияния, включая риски”.

Аграрий считает, что дополнительный бизнес позволяет уменьшить одни риски, но при этом добавляются другие.

 “Мы не можем обоснованно подтвердить или отрицать, что синергетический эффект от совмещения растениеводства и животноводства в рамках одного бизнеса в реаль­ных условиях действительно существует”, — отметил он.

Актуальность поиска ответа на этот вопрос подтвердила прошедшая на прошлой неделе конференция “Об агроэкономических преимуществах сочетания растениеводства и животноводства”.

Мероприятие состоялось в рамках Дня Франции в Украине на форуме Agro Animal Show. Ее организаторами стали посольство Франции в Украине, Агентство “Бизнес Франс”, ПАО “Креди Агриколь Банк” и др.

Кормильческая сила
Довольно много времени на конференции было уделено оценке выгод использования собственной кормовой базы, которую может обеспечить растениеводческое направление. Отметим, что суждения, прозвучавшие на мероприятии, во многом подтвердили выводы независимых экспертов БИЗНЕСа, опрошенных накануне конференции.

Сочетание растениеводческого и животноводческого направлений в одной компании — это, по сути, вертикальная интеграция, формирование замкнутого цикла. Зачастую рыночные условия подталкивают сельхозпроизводителей к большей интеграции процессов.

В свое время, например, компания “Мироновский Хлебопродукт” (“МХП”) начала формировать модель вертикальной интеграции бизнеса, когда кроме торговли зерном в 1999 г. начала развивать птицеводство. С 2005 г. компания стала брать в аренду земли и выращивать свое зерно.

Таким образом, инвестируя в развитие кормовой базы, “МХП” полностью обеспечил себя кукурузой, выращивает также пшеницу, ячмень, подсолнечник, рожь и другие культуры, которые либо частично используются в производстве кормов для птицы, либо реализуются, в том числе на экспорт.

По мнению Ирины Паламар, особенно важно наличие собственного растениеводства, если компания занимается выращиванием крупного рогатого скота (КРС).

 “Для кормления КРС необходимы силос и сенаж — это незаменимые компоненты рациона. И если зерновые можно закупить, приобретение сенажа или зеленой массы для силоса является делом рискованным, поскольку в этом случае сложно отследить качество и питательную ценность”, — пояснила г-жа Паламар.

Дело в том, что в содержании и кормлении жвачных животных важна каждая мелочь. И может оказаться, что неправильно или не вовремя собранный силос не содержит тех или иных полезных веществ в нужном количестве, что сильно повлияет на продуктивность животных и, соответственно, на маржинальность бизнеса.

Корпорация “Сварог Вест Групп”, по данным инвести­цион­ного менеджера Дениса Белова, целенаправленно отводит незначительную часть площадей (менее 3%) для выращивания культур, предназначенных на корм скоту, — кукурузы, многолетних трав и др.

Этого достаточно, чтобы обеспечить компанию кормами в основном собственного производства, хотя определенные компоненты для поддержания правильного рациона КРС закупаются на стороне.

По словам г-на Белова, точно высчитать, какую экономию дает работа на собственных кормах, сложно, поскольку многое зависит от рациона питания животных.

Но в компании уверены: если бы не было своей кормовой базы, структура рациона КРС, скорее всего, была бы совершенно иной, что, в свою очередь, могло бы привести к другим (более низким) показателям продуктивности в животноводстве.

“Синергетический эффект от вертикальной интеграции растениеводства и животноводства может быть достигнут только в случае эффективного производства.

Ведь бывают ситуации, когда дешевле купить готовый корм, чем разрабатывать свою “программу питания” и выращивать необходимые культуры”, — заметил г-н Белов.

Таким образом, опытные аграрии балансируют: либо увеличивают долю собственных кормов, когда повышается стоимость животноводческой продукции, либо уменьшают — когда дорожает растениеводческая продукция и ее выгоднее реализовать на товарном рынке.

Конъюнктурные качели
Рациональная синергия растениеводства и животноводства кроме прочего помогает минимизировать риски, связанные с неопределенностью и непредсказуемостью рынка сельхозпродукции.

По мнению г-жи Паламар, важным преимуществом синергии растениеводства и животноводства является корреляция рисков при колебании цен на зерновые. “Например, фермер, прогнозируя, что стоимость зерна, которое осенью оценивалось в 2,5 тыс.грн./т, весной возрастет до 3,5 тыс.грн./т, отказывается от реализации зерна осенью, придерживая продукт до весны, при этом неся затраты на хранение и т.п.

Но ожидания могут не оправдаться, и цена на зерновые весной окажется ниже прогнозируемой. Инвестируя же в зерно на корм, предприниматель в любом случае останется в прибыли, так как в цену на мясо уже включается добавленная стои­мость”, — пояснила эксперт.

Таким образом, по ее мнению, появляется возможность планирования стабильной маржи, и компания может контролировать доходность бизнеса.

Кроме того, имея собственную кормовую базу, животновод нивелирует риски от резких скачков закупочных цен на зерновые для корма, которые периодически возникают из-за ажиотажа на рынке.

Головоломки дотирования
Путаницу в и без того непростые “синергетические” расчеты аграриев в конце прошлого года внесли парламентарии, утвердив вместо полной отмены налоговых льгот компромиссный вариант налогообложения сельхозпроизводителей.

Теперь они вообще затрудняются судить об эффективности синергии растениеводства и животноводства.

 Участники рынка говорят, что для них пока не очевидно, сколько они смогут зарабатывать на растениеводстве, с учетом того, что теперь должны платить 85% от суммы НДС государству (15% оставлять себе), и сколько — на животноводстве, при том что производители молока и КРС должны отдавать государству 20% от суммы НДС (80% оставлять себе).

Жаль, что своими новыми знаниями они не смогут воспользоваться в следующем году, когда льготы отменят вообще и отправной точкой для расчетов станут новые условия.

Драйвер урожайности
и не только

Животноводство не только использует продукты растениеводства для повышения эффективности, но и само является незаменимым источником органических удобрений для растениеводства, частично замещая дорогие химические удобрения.

Правда, при этом аграрии говорят, что на внесение органических удобрений, в отличие от минеральных, нужно больше времени и техники. В частности, чтобы внести органическую смесь на основе куриного помета на 100 га поля, потребуется два дня, пять тракторов и один погрузчик.

Тогда как для обработки такой же площади минеральными удобрениями нужен один день и два трактора. Тем не менее сельхозпроизводители заинтересованы в использовании органических удобрений, поскольку они способствуют значительному повышению урожайности в растениеводстве.

Например, хозяйство “Заповит Шевченка” в Черкасской области, которое входит в ООО “НПФ Урожай” МХП, благодаря органике (куриному помету) добилось урожайности кукурузы в 190 ц/га, при этом средняя урожайность этой культуры в Украине составляет 66 ц/га.

Что касается участников тематической конференции, то они обратили внимание на долголетний эффект, который обеспечивают органические удобрения. Благодаря их использованию плодородие почв увеличивается на 30-50%.

По словам Дениса Белова, в “Сварог Вест Групп” использование навоза как удобрения наряду с другими подходами (точное земледелие, химический анализ почв) позволяет достичь экономии удобрений на 10-26% и повысить урожайность культур на 4-9%.

Компания “Мироновский Хлебопродукт” также использует отходы птицеводства как органические удобрения на арендованных землях и как сырье для производства биогаза на станции в Днепропетровской области (входит в состав бройлерной птицефабрики “Орель-лидер”).

Как пояснили в компании, основные выгоды такой бизнес-модели — контроль всех бизнес-процессов в одной системе, контроль рисков и их нивелирование, а также контроль себестоимости производства продукции, ее качества и безопасности.

Денис Белов отмечает, что “Сварог Вест Групп” пока не использует навоз для производства биотоплива, однако этот проект потенциально интересен ввиду возможности использования топлива для нужд компании и переработки части отходов КРС.

Последние новости: