Остановка по требованию

Остановка  по требованию
754

Рынок коворкингов вошел в “очистительную” стадию. Выживут не все

Рынок коворкингов за последние несколько лет достиг в своем развитии критической точки. И хотя данный формат офиса с домашним акцентом еще набирает популярность в Украине, многие игроки не выдерживают и двух лет работы, закрывают проекты и уходят из бизнеса. Почему так происходит?

Захватили регионы
За три года рынок коворкингов вырос в пять-шесть раз. Если в 2013 г. в Киеве их было всего пять-шесть, то сейчас — более трех десятков. Напомним, что в Украине бум создания коворкинг-центров начался в 2009 г.

Некоторые одиночные проекты превратились в сети или хабы. Пик роста рынка пришелся на 2014-2015 гг.

 Например, коворкинг DataHub открылся на Шулявке в июне прошлого года. Это была третья часть — 350 кв.м — большого помещения площадью 1200 кв.м.

“Мы проработали все лето и поняли, что у нас получается, спрос есть и рискнули взять все помещение”, — вспоминает Евгений Ильенко, совладелец DataHub. Сейчас эта сеть объединяет три коворкинга, расположенных на Шулявке, Крещатике и возле станции метро “Дворец спорта”.

За последние два года коворкинг “Часопис” вырос из креативного пространства в Chasopys Creative Family. Появились еще две модели бизнеса.

Открытие коворкинга для резидентов пространства и EduSpace — площадки для краткосрочных и долгосрочных образовательных программ — стало ответом на существующие тренды в этом сегменте.

Активно развивается этот рынок и в регионах. Из актуального — открытие летом в Харькове коворкинга на базе информационного агентства Status Quo. Он ориентирован на журналистов и людей, занимающихся созданием контента.

“После проведения пресс-конференций многие журналисты оставались поработать в пресс-центре, и мы никогда никому не отказывали. Это было еще тогда, когда слова “коворкинг” никто не знал.

Так что в определенном смысле мы просто продолжили укоренившуюся традицию”, — поясняет Наталья Кобзарь, главный редактор ИА Status Quo.

Появились коворкинги и в небольших городах. Например, в Северодонецке, Житомире, Тернополе, Черновцах и Черкассах.

От фирмы до корпорации
За последний год объем рынка в пересчете на количество клиентов увеличился в 2,5 раза, рассказывает Александр Исаченко, основатель сайта coworking.com.ua. Кто основной посетитель коворкингов?

Игроки рынка говорят, что портрет за последние несколько лет существенно не изменился: потребители коворкинговых услуг — это программисты, маркетологи и консультанты, дизайнеры, организаторы тренингов и обучающих программ.

Первый коворкинг-центр появился в 2005 г. в США. Его создал программист Бред Ньюберг.

Основным толчком к организации центра стало его желание совместить преимущества офисной работы и домашнего фриланса



  “В последнее время стало больше иностранцев из США и Европы, приезжающих координировать проекты и R&D-команды.

Увеличилось количество представителей креативных индустрий, связанных с дизайном, продвижением, коммерческим образованием”, — рассказывает Алена Калибаба, CEO Chasopys Creative Family (креативное пространство “Часопис”, коворкинг “Часопис”, образовательный центр Chasopys EduSpace).

Но помимо фрилансеров и стар­т­а­­перов коворкингами заинтересовались и различные компании: от малых до корпораций. Фирме с двумя-пятью сотрудниками сложно найти небольшой офис с удобным расположением.

Коворкинг в этом случае — хороший выход. Кроме того, за фиксированную плату помимо рабочих мест они получают коммунальные и клиниговые услуги, услуги администратора, переговорные комнаты.

Для устоявшихся компаний со штатом 10-30 человек коворкинги интересны, если количество сотрудников резко увеличивается или уменьшается в зависимости от объемов работы или сезонности.

Временных работников просто размещают в таких офисах, избавляясь от необходимости постоянно переезжать. Также в коворкингах размещают команды, собранные под определенный проект.

Уходя, захлопни дверь
Удовлетворяет ли растущий спрос предложение? Скорее да, чем нет. Однако редкий коворкинг проработал больше пяти лет. Многие из тех, кто рассчитывал на коворкинг как основной бизнес, закрылись.

Ведь чтобы сделать центр прибыльным, нужно вложить немало средств в его открытие и развитие. Стартовые инвес­тиции составляют 4-5 тыс.грн. на 1 кв.м (для удобного заведения необходимо не менее 150 тыс.кв.м), и это без учета затрат на оплату коммунальных услуг, маркетинг и т.п.

А поскольку основными клиентами коворкинг-центров являются фрилансеры и стартаперы, которые не могут себе позволить больших расходов на начальных этапах, большой прибыли такой бизнес сразу не приносит. Да и окупаемость в лучшем случае достигает четырех и более лет.

Так, в Харькове закрылись Х1, Novoe Mesto. А несколько лет назад прекратил существование один из первых столичных коворкингов Status. “Мы с партнерами в 2008-2009 гг. разрабатывали несколько бизнес-направлений и решили открыть коворкинг.

Тогда о таких форматах никто не слышал, все думали, что речь идет о субаренде. Приходилось на пальцах пояснять”, — вспоминает один из основателей коворкинга Status Андрей Мингазеев.

На полную мощность коворкинг заработал через несколько месяцев, а спустя несколько лет его закрыли. “Коворкинг свою функцию выполнил. Продолжать его как бизнес нет времени. Сейчас мы работаем в других направлениях”, — аргументирует решение сооснователей г-н Мингазеев.

История коворкинга Status достаточно характерна для рынка. Часто коворкинги воспринимают как временный проект. Иногда их развивают для получения необходимых контактов, часто — для оптимизации расходов.

Например, когда офисы под давлением кризиса начали пустеть, некоторые бизнес-центры решили поправить свое финансовое положение при помощи сдачи в аренду рабочих мест — стола и стула.

Или другой вариант: свободное просторное помещение сдают в аренду для проведения тренингов или конференций. Когда же больших мероприятий нет, помещение перепрофилируется под коворкинг. По словам Александра Исаченко, с десяток столичных коворкингов — это “свободные пространства”.

Укрупняется и чистится
Игроки рынка ожидают дальнейшего увеличения количества посетителей коворкингов за счет приумножения количества фрилансеров и стартаперов.

Однако выжить смогут не все коворкинги. Дело в том, что если в 2014-2015 гг. этот рынок пережил пик развития, то сейчас идет процесс очищения и структуризации. “Коворкинг — это не стол и стул.

Это история о сообществе и работе”, — подчеркивает г-н Исаченко. По его словам, успешными станут проекты с дизайном помещения, продуманным под целевую аудиторию. Администрация же должна добиваться синергии от взаимодействия посетителей коворкинга.

Евгений Ильенко уверен: сложно будет и одиночным коворкингам. “Небольшие одиночные коворкинги не могут выжить из-за немалых вложений и ежемесячных затрат на обеспечение и продвижение, а заработка на таких площадях не хватит, чтобы перекрыть все операционные затраты хотя бы в ноль. Зимние коммунальные в нашей стране ой какие лютые”, —
поясняет он.

Эксперт прогнозирует, что выживут два типа участников рынка: запустившие большой коворкинг не на последние деньги и готовые подождать окупаемости пять-семь лет, а также нашедшие свою нишу и своих клиентов и удерживающие заполняемость площадей коворкинга на уровне 70-90%.

Дарья Кутецкая
Последние новости: