“Прежде всего следует разви вать внутренний рынок”, –

“Прежде всего следует разви вать внутренний рынок”, –
1678

считает Сергей Хоменко, президент Ассоциации украинских производителей лакокрасочной продукции

Об отрасли
— Что сейчас представляет собой лакокрасочная отрасль?
— В Украине более 200 производителей лакокрасочных материалов (ЛКМ), которые в лучшие времена выпускали 300-350 тыс.т продукции в год. В 2015 г., по данным Госстата, объем производства составил 190 тыс.т ЛКМ, что на 12,3% меньше, чем в 2014 г. В целом, в отличие от других отраслей, мы не можем говорить о чрезвычайно критическом положении.

— Почему?
— Большинство малых предприятий, ориентированных на региональный рынок и выпускающих продукцию для своих строительных фирм или трестов от случая к случаю, не подают в Госстат информацию об объемах произведенных ЛКМ либо показывают лишь финансовую отчетность.

Как следствие, данные Госстата занижены на 15-20%. В реальности в течение двух последних лет ситуация стабилизировалась, и мы производим 210-230 тыс.т продукции в год, включая современные водно-дисперсионные краски.

При этом наиболее стабильно работают 20-25 предприятий, из которых пять — с иностранными инвестициями известных мировых производителей.

— С чем, на ваш взгляд, связано сокращение производства?
— Вследствие аннексии Крыма и боевых действий на востоке Украины мы потеряли более 3 млн потребителей. Если учесть, что объем потребления ЛКМ на душу населения составляет 6 кг в год, потери отрасли превысили 18 тыс.т.

Очень сильно сказался рост курса валют, обусловивший удорожание импортного сырья, энергоносителей и т.п. В итоге предприятия вынуждены были сокращать импорт полуфабрикатов из-за рубежа и повышать цены на свою продукцию вдвое.

Поэтому в финансовом выражении рынок пострадал меньше, чем в физическом. Но спрос существенно снизился. Ко всему этому добавились и проблема неплатежей за ранее поставленную продукцию, и колебания курсов валют и т.п.

Кроме того, в 2015 г. наблюдался спад активности в сфере капитального строительства. Нас спасло только то, что в кризис увеличились объемы ремонтно-строительных работ.

Конечно, есть еще вторичный рынок, частное строительство, но если нет инвестиций в развитие промышленности, постройку крупных объектов, офисов, складов, школ больниц и т.п., возникает вопрос: кому мы будем продавать ЛКМ?

— Это означает дальнейшее ужесточение конкуренции. Кто оказался в более выгодном положении?
— В прошлом году сохранилась тенденция ухода с рынка мелких и случайных производителей. Пострадали прежде всего фирмы, которые пошли по пути оптимизации рецептуры и производили недолговечную краску.

Такую продукцию, как известно, можно купить только один раз. А в условиях рецессии предприятия серьезно занялись оптимизацией. Не видя в будущем предпосылок к увеличению объемов потребления, многие компании сократили персонал на 40-50%, использовали более дешевые, но менее качественные компоненты для производства серии недорогих ЛКМ или жертвовали прибылью.

В лучшей ситуации оказались крупные и средние компании, ориентированные на сотрудничество с торговыми сетями, которые смогли расширить ассортимент и предложить рынку продукцию по конкурентным ценам.

Некоторые игроки среднего звена смогли не только удержаться на плаву, но и шагнуть вперед. К примеру, предприятие ЧП “Олейников” в 2015 г. ввело новые мощности по производству ЛКМ не только в Украине, но и в Грузии.

О возможностях
— Сейчас многие эксперты говорят, что кризис — это возможность развивать импортозамещение. Вы пробовали идти по этому пути?
— Сложно с этим не согласиться, но и в этой сфере есть свои нюансы. Например, доля готовой отечественной продукции в общем объеме рынка составляет менее 80%, импортной — около 20%.

В 2015 г. мы наблюдали увеличение доли реализации отечественной продукции и уменьшение — импортной. Эта тенденция сохранится и в дальнейшем. Если говорить о сырье, то 100% сырья, кроме полуфабрикатного лака для органо-растворимых красок, мы импортируем из Европы.

Ряд предприятий используют отечественную двуокись титана. В целом, такая краска отвечает европейским стандартам. В Украине есть пара производителей различных добавок и пигментов для лакокрасочной промышленности.

Но заменить более 20 компонентов иностранного происхождения отечественными практически невозможно. Особенно это касается сырья для индустриальных красок, используемых в машиностроении, вагоностроении, судостроении.

В целом, ситуация уникальна тем, что Украина, имея мощную производственную базу, не может наладить выпуск своего сырья.

— А есть ли смысл в создании собственной сырьевой базы?
— Мировая химическая промышленность глобализирована. Например, на рынке связующих компонентов работают максимум десяток производителей. Все серьезные гиганты занялись технологиями и поделили рынок.

Стоит ли нам этим заниматься? Конечно, стоит. Это достаточно прибыльное, хотя и технологически сложное производство, требующее очень больших капитальных вложений, которых у производителей ЛКМ нет.

На это могут пойти только крупные концерны, имеющие научные отделы, лаборатории. Чтобы создать предприятие, которое сможет потеснить мировых производителей, не хватает как государственного подхода, так и смелости бизнесменов. В результате сырьевой рынок даже не начал формироваться.

— Почему никто не хочет связываться с таким производством?
— На протяжении 25 лет государство не стимулирует такие капитальные вложения и устанавливает всяческие барьеры. Например, в отличие от Европы, растворитель для индустриальных красок в Украине приравнивается к прекурсорам (имеется в виду ацетон), которые должны храниться в специальных условиях.

 И предприятие вынуждено каждый день отчитываться в соответствующих органах за его расход. Кроме того, таможенные органы, несмотря на судебные решения, относят некоторые растворители к специальным бензинам и требуют уплаты акциза.

В итоге, если европейские бизнесмены думают о развитии новых технологий, производстве более экологичной продукции, повышении производительности труда, у нас 90% времени уходит на борьбу с исполнительными властями, последствиями курсовых колебаний и т.п.

Об инвестициях
— Возможно ли привлечение в отрасль кредитных средств или денег иностранных инвесторов? Тем более что в отечественной лакокрасочной отрасли присутствуют компании с иностранными инвестициями.
— Возможно, кто-то сейчас и вкладывает деньги в Украину, но, на мой взгляд, это средства украинских олигархов, заведенные в Украину через офшоры. Реальные иностранные инвесторы не видят инвестпривлекательности этой территории.

Прежде всего они абсолютно не понимают государственной финансовой политики, которая надежно пережала им “сосуды” движения капитала. Хотя все компании с иностранными инвестициями в Украине являются прибыльными, их собственники уже два года не имеют доступа к своему капиталу.

Вопреки действующему в Украине законодательству Нацбанк не разрешает украинским производителям покупать валюту для выплаты дивидендов. В результате инвесторы теряют здесь свои деньги.

— Каким образом?
— Если еще два года назад иностранный собственник мог получить причитающиеся ему дивиденды по действующему на тот момент курсу, то теперь эта сумма ввиду инфляции уменьшилась более чем втрое.

Захочет ли он в таких условиях вкладывать деньги в развитие, модернизацию предприятия или рекомендовать своему другу открыть новый бизнес в Украине, где не соблюдается фундаментальный принцип неприкосновенности и свободного движения капитала?

Думаю, нет. Что касается кредитных средств, то кредитные ставки в размере 25-30% неподъемны, а требования к инвесторам обеспечить 5-кратную гарантию возврата средств — нереальны.

О внешних рынках
— Власти возлагают большие надежды на европейский рынок, довольно плотно занятый мировыми производителями. Имеются ли там перспективы для сбыта продукции отечественных компаний?
— Не могу сказать, что европейский рынок является панацеей для лакокрасочной отрасли. Крупные международные игроки хорошо защищают свои рынки.

Например, пять лет назад основным конкурентным преимуществом для производителей являлась цена продукции, а уж потом — влияние на здоровье и экологию.

Теперь на первом месте — влияние на экологию, на втором — архитектурная ценность (качество. — Ред.), а цена сместилась на третье место. А поскольку ввиду ужесточения в западных странах требований к безопасности продукции некоторые импортные компоненты могут подорожать, говорить об увеличении объема экспорта отечественной продукции сложно.

 Производство экологически безопасных красок дороже. Да и продвижение продукции более высокого ценового сегмента требует дополнительных усилий.

— То есть подписание Соглашения об ассоциации с ЕС ничего не дает отрасли?
— Почему же. Это расширяет рынок, стимулирует нас не отставать в развитии… Еще в 2013 г. Ассоциация внедрила европейские стандарты для водно-дисперсионных красок. В результате некоторые предприятия начали поставлять эту продукцию в страны Евросоюза.

Что касается органо-растворимых ЛКМ, то здесь мы только начинаем осваивать экспорт. В октябре 2015 г. Ассоциация завершила процесс перехода на технические стандарты Евросоюза.

Это позволило трем отечественным предприятиям пройти полную сертификацию и начать экспортировать свою продукцию в страны ЕС.

Пока это всего 1-2% общего объема экспорта. Но начало положено. Надеюсь, что в 2016 г. таких производителей станет больше.

— Получается, что реализовать высокий потенциал отрасли европейский рынок не поможет. А что, по-вашему, поможет?
— Я думаю, что развивать экспорт нужно, но делать существенную ставку сейчас следует не на это, а на развитие внутреннего рынка. Для чего необходимо создать ряд условий, стимулирующих потребление.

О сбыте
— Каких именно условий?
— Прежде всего стоит воспользоваться иностранным опытом. Например, в свое время для выхода из рецессии государственные органы США, Франции, Германии, Японии, Великобритании в целях стимулирования развития отраслей уменьшали налог на прибыль на 7-10% для всех производителей, вкладывающих деньги в новое оборудование и технологии.

Кроме того, эти государства пошли на снижение пошлины на импорт необходимого оборудования, комплектующих и товаров, используемых для технического перевооружения текстильной, лакокрасочной и другой промышленности.

А деньги от пошлин на импорт готовой продукции поступали не в бюджет, а на определенный счет, из которого предприятиям возмещались процентные ставки по кредитам, взятым на техперевооружение.

— А как стимулировать потребителей?
— В 2010-2011 гг. в ряде стран наблюдалось аналогичное украинскому сокращение строительства. Что делали эти страны? Прежде всего разработали программу энергоэффективности и стимулирования энергосбережения.

В США, например, на теплоизоляцию дома государство безвозвратно выделяло его владельцу $10 тыс. и предоставляло кредит на срок до 50 лет с погашением процентных выплат за счет бюджетных средств. Три года назад подобные программы внедрили и в Финляндии.

Во-первых, это оживило производство строительных материалов. Во-вторых, загрузило работой строительных специалистов, 50% которых переориентировались на теплоизоляцию домов. А в-третьих, создало огромный рынок по всем цепочкам сбыта.

В результате потребление лакокрасочных материалов, включая строительные смеси, шпаклевку, краски и др., значительно увеличилось.

О перспективах
— В любом случае для изменения ситуации требуется время. Как вы оцениваете ближайшие перспективы отрасли?

— Этот год обещает быть сложным. Ожидать какого-то прорыва, с учетом нынешних тенденций в “экономических реформах” правительства, не стоит. Думаю, в этом году сохранится тенденция к уменьшению доли продукции иностранного производства.

При стабилизации курса валют и экономической ситуации в стране может наблюдаться увеличение объемов работ по утеплению, отделке, декорированию внутренних помещений и фасадов зданий. Что приведет к повышению спроса на материалы профессионального и полупрофессионального сегмента ЛКМ.

Возможен также рост потребления за счет развития военно-промышленного комплекса и, как ни печально, за счет восстановления разрушенных территорий Луганской и Донецкой областей.



Последние новости: