“Самое опасное — затоптать самих себя”, —

“Самое опасное — затоптать самих себя”, —
857

уверен Анатолий Редер, генеральный директор фармацевтического предприятия “Интерхим” (г.Одесса)

— Изменилась ли структура сбыта медикаментов вашей компании в этом году?
— Ухудшение благосостояния людей, естественно, влияет и на спрос на лекарства. Вместе с тем средняя стоимость украинских медикаментов, при их более чем достойном качестве, существенно ниже, чем импортных аналогов. Поэтому доля ЛС отечественного производства увеличивается, постепенно растет и реализация медпрепаратов нашего предприятия.

Сейчас компания “Интерхим” заканчивает большой проект по возведению новых производственно-лабораторных корпусов на площади 15 тыс.кв.м, начатый в январе 2012 г. В марте этого года мы запустили в эксплуатацию новый сверхсовременный производственный комплекс, повысив одновременно и количественный, и качественный уровни мощностей по выпуску медикаментов.

— Сколько инвестировали в этот проект?
— Общий объем собственных и заемных средств — около EUR40 млн. Мы освоили уже около EUR34 млн. Сейчас заканчиваем реализацию второго этапа проекта — оснащение новых лабораторий. Завершающий этап — реорганизация производства субстанций — активных фармацевтических ингредиентов.

Проектирование этого комплекса было крайне непростым, так как сложно было найти образец того уровня, к которому мы стремимся. Многие наши европейские партнеры отмечают, что вряд ли смогут назвать предприятие даже в Западной Европе, которое по уровням оснащения и используемых технологий соответствовало бы тому, что мы уже сделали. Думаю, что в полном объеме проект будет реализован до конца следующего года.

— Как кризис повлиял на сроки реализации проекта?
— Негативно, с точки зрения сроков и финансирования. Если бы не кризис, проект наверняка был бы уже реализован. Кроме того, после очередного обострения проблемы с поставками газа мы вынуждены были искать возможности использования альтернативных источников энергии и корректировать проект с учетом внедрения более энергоэффективных технологий. Если говорить о проблемах с финансированием, то самое тяжелое время пришлось на конец 2014 г. — начало 2015 г.

Тогда контракты, заключенные с нашими самыми надежными поставщиками оборудования, оказались почти на грани срыва. Дело в том, что, независимо от рейтинга Украины, многие зарубежные поставщики предоставляют нашей компании льготные условия оплаты. Такие отношения сложились за более чем десять лет сотрудничества. И очень не хотелось их терять.

Тогда ситуация разрешилась, но сейчас опять возникают сложности со своевременностью оплаты поставок импортного сырья. Связаны они, например, с вмешательством Национального банка, который начинает выяснять, почему мы закупаем именно такое сырье, почему именно так осуществляем оплату и т.д. Все это не способствует плановой работе и быстрому завершению проекта.

— То есть работать стало сложнее?
— Отсутствие четко установленных, зафиксированных правил игры всегда отрицательно влияет на успешность ведения бизнеса. В нынешних условиях, когда эти правила постоянно меняются, спокойно работать и развиваться определенно стало сложнее. Простой пример: “Интерхим” является единственным украинским фармацевтическим предприятием, которое всю выпускаемую продукцию сопровождает специальным QR-кодом.

Сделано это в том числе потому, что в 2012 г. чиновники системы здравоохранения заявляли, что в целях противодействия фальсификации необходимо отслеживать каждую упаковку ЛС на рынке. Мы откликнулись, инвестировали немалые средства… А что теперь с этим делать, никто не знает — борьба с фальсификатом, видимо, уже не на повестке дня у государства.

Не хочется говорить банальности, но успешный развивающийся бизнес — это условие наполнения бюджета страны. Так зачем резать курицу, которая несет яйца? Наша компания не самая большая и по объемам не занимает первые позиции в рейтинге производителей, но при этом в прошлом году мы заплатили в бюджет 67 млн грн. налогов. Неужели это не существенная сумма для страны, которая находится в сложном экономическом положении?

— Как намеченные шаги по реформированию украинской системы здравоохранения затрагивают фармацевтический сектор?
— Воодушевление, которое присутствовало в стране после смены политической элиты, к сожалению, рассеялось довольно быстро. В прошлом году все участники фармацевтической отрасли собрались для выработки профессиональных решений по реформированию регуляторной базы.

Главной целью было создать единые цивилизованные правила игры, приемлемые для всех — и операторов рынка, и государства. В тяжелейших муках было “рождено” большое количество документов. В результате до подписания на том или ином уровне доведены примерно 20% предложений, разработанных еще в мае-июне 2014 г. И то с большим сопротивлением. Глядя на это, иногда опускаются руки. Ведь мы не молодеем. И чем больше сопротивление, тем меньше сил его преодолевать… Это просто сюрреализм какой-то, театр абсурда.

При этом мы зачастую делаем то, что должно делать государство. Заплатив все налоги, компания “Интерхим” за свой счет закупает и обеспечивает Одесскую область препаратами для лечения гемофилии. Прежде всего мы это делаем потому, что невероятно жалко детей, страдающих этим заболеванием и оказавшихся фактически перед выбором между полной социальной изоляцией и смертью.

В то же время мы хотим показать, что провести закупки этих лекарств возможно, и это не суперсложная задача. А тем временем чиновники МОЗ уже почти год реформируют систему госзакупок, оставив больных без лекарств вообще. Если государство не обеспечивает основополагающее право людей на здоровье, то какова функция этого государства?

— Как вы оцениваете введение системы госзакупок ЛС через международные организации?
— Если государство разрешает своему министерству покупать медикаменты из разных источников, это очень хорошо. Чем больше возможностей сделать закупки, тем лучше.
Но не нужно считать это панацеей. Любые действия государства должны основываться на четком, в том числе экономическом, расчете. Кто точно подсчитал, во сколько это обойдется, какую экономию реально принесет?

В нашей стране есть высококачественное производство ЛС, почему мы должны это игнорировать? Для закупки некоторых препаратов международные организации выставили требование — проходить преквалификацию ВОЗ.

Проще говоря, это одно из условий оценки качества препарата. Но в Украине на национальном уровне выстроена система оценки качества, ориентированная на европейские стандарты. Я уверен, что украинские препараты без труда пройдут преквалификацию ВОЗ, но это отвлечет много времени и средств, которые в конечном счете должен будет заплатить потребитель.

Хочу акцентировать внимание на том, что речь идет о зарегистрированных в Украине препаратах, т.е. о тех, качество и безопасность которых были доказаны и подтверждены государством. Наши потребители готовы больше платить за лекарства, потому что государство избирательно изменило правила оценки их качества? Если общество к этому готово, мы тоже.

— Ваша компания участвует в этих тендерах?
— Нет. Со дня основания ­“Интерхим” не продал ни одной упаковки ЛС через канал централизованных закупок и, думаю, не будет продавать.
Но я не могу не участвовать в обсуждении этого вопроса. Поэтому вместе с представителями других фармкомпаний присутствовал на встрече с международными организациями.

Когда я поинтересовался у представителя одной из организаций, зачем украинским фармпроизводителям дополнительно проходить преквалификацию ВОЗ, услышал в ответ: заказчик услуги — МОЗ, и если министерство распорядится закупать локальные препараты без соблюдения этого требования, мы так и сделаем…

Я считаю, что самое опасное — затоптать самих себя, перечерк­нуть свою историю и игнорировать свои достижения. Если сейчас страна, по сути, отказывается от закупок произведенных здесь препаратов, то как она будет восприниматься внешним миром? Кому вы нужны на других рынках, если в своей стране ограничиваете продажу собственной продукции?

— Кстати, об “ограничениях”. Вы говорили, что компания вынуждена уничтожать произведенный, но не реализованный таблетированный морфин, потому что система доступа к таким препаратам обреченных больных сложна и забюрократизирована. Как реализуются такие препараты в развитых странах? Что конкретно нужно изменить в ­украинской системе, чтобы люди не умирали в муках?
— В цивилизованных странах обеспечение пациентов такими препаратами — обязанность государства. В Украине, к сожалению, больные практически лишены возможности приобрести необходимые наркосодержащие препараты даже за собственные деньги. Причина? Укоренившаяся годами, с советских времен, система “борьбы с наркотиками”.

В США используются производственные технологии, которые сводят к нулю возможность выделения наркотических веществ из лекарственных препаратов. Это сложные и дорогостоящие технологии. Мы в состоянии их внедрить, но препараты существенно подорожают.

Тогда 99,9% людей, которым эти лекарства необходимы по медицинским показаниям, будут расплачиваться за 0,1% тех, кто использует эти препараты не по назначению. У меня возникает вопрос: готовы ли больные заплатить в два-три раза дороже? Я сомневаюсь.

Так как мы выпускаем в том числе наркосодержащие препараты, то больше других производителей страдаем от нападок правоохранителей, атак всевозможных “общественных активистов” и спекуляций на данной теме в средствах массовой информации.

По статистике, среди уголовных дел, связанных с незаконным наркооборотом, немедицинское использование наркосодержащих препаратов занимает 0,9%. Но, судя по информационным вбросам в СМИ, эта тема занимает 99% времени различных активистов и правоохранительных органов.

В реальности, как только начинается очередная активная волна борьбы с аптечной наркоманией, наблюдается всплеск на черном рынке наркотиков. Я не выступаю за то, чтобы закрывать на это глаза. Более того, я сторонник комплексного профессионального решения данной проблемы.

Но она должна решаться взвешенно, системно, в экспертной среде специалистов, в том числе и зарубежных, а не в плоскости манипуляций, ведущих к дискриминации пациентов и дискредитации производителей этой группы препаратов. Не секрет, что сейчас все — врачи, фармацевты, больные — настолько запуганы, что боятся выписывать, продавать и покупать наркосодержащие препараты. Таблетированный морфин, согласно требованиям той же ВОЗ, является необходимым средством для купирования боли у неизлечимых пациентов.

И больной должен получить обезболивание в том объеме, которое необходимо в его индивидуальном случае. А врач, соответственно, должен обеспечить пациента, выписав ему надлежащий препарат. Однако сейчас, по нашим данным, паллиативной помощью в Украине обеспечены менее 5% общего количества людей, которые в этом нуждаются.
Это не просто негуманно, это преступно.



Последние новости: