“Сейчас государственные клиники не интересны инвестору”, —

“Сейчас государственные клиники не интересны инвестору”, —
779

уверен Олег Спиженко, председатель правления Ассоциации частных клиник

— Когда и почему было принято решение создать Ассоциацию частных клиник в Украине?
— Ассоциация появилась год назад. Мы руководствовались идеей создания единого медицинского пространства для пациентов, которым сложно найти клинику с широким спектром услуг. Для предоставления качественных медицинских услуг (от диагноза до лечения) необходим мультидисциплинарный подход.

Например, для лечения одного из онкологических заболеваний нужны девять врачей разных специальностей. Но сбор всех специалистов в одной клинике невозможен, вернее — нецелесо­образен, поскольку это очень дорого как для самой клиники, так и, соответственно, для пациентов. И по мере накопления опыта работы с другими медучреждениями (независимо от формы собственности) вырабатывался так называемый “маршрут пациента” по принципу “направляем туда, где качественно”. Так и возникла Ассоциация клиник.

— Сколько участников в Ассоциации сейчас и каким требованиям они должны соответствовать?
— Пока семь, но Ассоциация рассматривает заявки еще 12 клиник. Мы не стремимся “раздувать” количество, поэтому предъявляем к участникам довольно жесткие требования. Важно, чтобы потенциальный участник не только поддерживал идею единого медицинского пространства, но и хотел участвовать в междисциплинарном консилиуме (совещании врачей разных специальностей. — Авт.) разных клиник, в том числе из разных городов и стран. Конечно, участники Ассоциации должны: во-первых, вести амбулаторные карточки пациентов в электронном виде; во-вторых, присоединиться к международным протоколам обмена данными между клиниками.

— Сейчас не все частные клиники ведут учет больных в электронном виде?
— Вопрос не в этом, просто не все хотят внедрять “софт” для обмена амбулаторными карточками пациентов. Есть единый международный электронный медицинский протокол, который позволяет разным компьютерным программам обмениваться карточками пациентов. Но не каждая клиника к этому готова.

— Подобного рода объединения есть за рубежом или это украинский опыт?
— Есть Ассоциации клиник Баварии (Германия), Ломбардии (Италия) и т.д. Принципы те же, просто за рубежом такие объединения более развиты. В такие ассоциации входят как клиники, так и медицинские университеты. Например, украинская клиника входит в Международную ассоциацию клиник лучевой терапии и радиохирургии, объединяющую более 200 медучреждений по всему миру. И услугами этой Ассоциации клиники пользуются практически каждый день.

— Какие преимущества украинская Ассоциация дает участникам?
— Одна из целей Ассоциации — уменьшить затратную часть клиник и сделать их услуги более доступными для пациентов. Например, объединившись, клиники могут сократить затраты на кассовое обслуживание банков (которое сейчас составляет 3,5%). Ассоциация сейчас выбирает банк, и есть уже предложения уменьшить затраты до 0,3% за обслуживание.

Кроме того, без рекламы частным медицинским учреждениям сложно продвигать свои предложения по медицинской помощи и медицинскому обслуживанию. Поэтому одна треть затрат клиник приходится на рекламу.

Транспортная компания, например, предлагает дать рекламу с хорошей скидкой на 10 троллейбусах. Для одной клиники это все равно накладно и нецелесообразно. Но если такой возможностью воспользуются несколько членов Ассоциации, их затраты на рекламу снизятся.

Также объединение помогает сократить затраты на юридическое сопровождение. Ведь выгоднее, если Ассоциация наймет для обслуживания юридическую компанию за $3 тыс. в месяц, чем каждая клиника будет держать в штате юриста с зарплатой $1 тыс. в месяц.

Кроме того, благодаря Ассоциации все ее участники повышают профессиональный уровень своих специалистов. При Ассоциации действует отдел качества, который раз в неделю берет заключения врачей для перепроверки, и если “выуживает” погрешности или неточности в работе докторов, то раз в неделю проводит с ними тренинг.

— Насколько возросли затраты частных клиник в этом году?
— Они увеличились из-за подорожания коммунальных услуг и импортных материалов. Клиники, являясь частными структурами, все же оказывают социальные услуги населению, но при этом оплачивают коммунальные услуги по коммерческим, а не по социальным тарифам. В этом году электроэнергия подорожала в четыре раза. И эти затраты мы вынуждены перекладывать на плечи пациентов.

— Как последние два года развивается рынок частных медицинских услуг в Украине, в Киеве?
— Крупные частные клиники не развиваются, а угасают. Да, стало больше выданных лицензий на медицинскую практику, монопрофильных операторов услуг, но это все мелкие частные консультационные кабинеты. В Киеве, как грибы после дождя, появляются частные кабинеты урологов, онкологов, гинекологов.

Это нельзя назвать частным бизнесом, это один из способов для врачей из государственных и коммунальных лечебных учреждений выжить. Такие врачи первую половину дня работают в госбольнице, а потом идут в свои частные кабинеты.

Но дальше консультации такие кабинеты вырасти не могут. Потому что для развития, например, нужно инвестировать хотя бы в малую операционную, которая обойдется минимум в $200 тыс., не говоря о рекламе, постоянном штате сотрудников и т.д.

Если говорить о частных специализированных или многопрофильных клиниках, частной скорой помощи, инвестиции в которую могут превысить $5 млн, то такие учреждения последние три-четыре года не открываются.

— Какова роль таких кабинетов на рынке частных медицинских услуг?
— На данном этапе они спасают общество. Потому что государство не поддерживает государственные больницы на должном уровне, а людям необходимы медицинские услуги. Бюджетных средств для финансирования государственных медучреждений остро не хватает, а по некоторым статьям финансирование и вовсе прекращается.

— То есть социальную функцию консультативные кабинеты выполняют. Но все-таки, как они влияют на развитие медицинского бизнеса?
— В целом — негативно. Рынок медицинских услуг в Украине в принципе сложно назвать конкурентным. Например, в государственной больнице за лапароскопическую операцию рака простаты с пациента могут взять “благотворительный взнос” в EUR1 тыс., где EUR200 — это “гонорар” врачу и его команде, а остальное — оплата расходных материалов для операции.

В частной клинике при всей минимизации затрат такая операция будет стоить $2 тыс. (с учетом зарплаты сотрудников, “коммуналки”, рекламы, сервиса оборудования, налогов). Разумеется, при такой неконкурентной цене поток пациентов в частных клиниках сокращается. Одни клиники уже закрыли нерентабельные отделения, другие — на грани закрытия.

— Что препятствует реформированию здравоохранения в стране?
— Реформу некому реализовывать. Проблема с кадрами. МОЗ ищет поддержки главврачей государственных больниц. А им эти реформы нужны меньше всего, они и так хорошо себя чувствуют, особенно в столице и городах областного значения.

Такое ощущение, что они себе “звездочки” вешают “За еще одного пережитого министра”. За два года — двух министров “съели”. Скоро будет новый министр, тот еще полгода будет “вникать”, потом полгода будет спасать ситуацию, а потом еще ходить по кабинетам и оправдываться за “папередников”.

— Некоторые опасаются, что автономизация приведет к тотальной приватизации государственных медицинских учреждений. Как вы считаете, стоит ли этого бояться?
— Сейчас ни одна государственная клиника не интересна инвестору как клиника. Они все нерентабельны. Если инвесторам, например, предложить даже центральную городскую больницу, желающих ее приобрести не найдется.

 Там даже ремонт современный трудно будет сделать, так как эти здания зачастую — памятники архитектуры, и проверяющие органы сразу предъявят претензии. Проще купить участок земли и старый жилой дом, снести его, сменить целевое назначение участка и построить новую, современную клинику с энергосберегающими технологиями. Это будет дешевле. И коррупции меньше.



Последние новости: