“Сейчас меняется схема работы теневого рынка, но сам он не исчез”, –

“Сейчас  меняется схема работы теневого рынка,  но сам он  не исчез”, –
1490

считает Назар Купыбида, директор финансового департамента “Концерна Галнафтогаз”

Недобросовестные игроки в топливном ритейле — это проблема не только потребителей топлива или государства, но и операторов сетей АЗС. Уводя рынок в тень, они лишают его перспективы. Теневики получают сиюминутную выгоду и исчезают, а добросовестные торговцы, которые строят свой бизнес на долгие годы, несут финансовые и репутационные риски.

Поэтому сеть АЗК “ОККО” и выступила с рядом инициатив по изменению правил игры на рынке. Они должны быть понятными и одинаковыми для всех. О том, как можно к этому прийти, БИЗНЕСу рассказал Назар Купыбида, директор финансового департамента “Концерна Галнафтогаз” (сеть АЗК “ОККО”).


— В прошлом году представители сети “ОККО” активно работали вместе с депутатами и представителями Государственной фискальной службы над изменениями в законодательство в части уплаты акцизов с нефтепродуктов.

Во многом благодаря вашим усилиям в 2016 г. в Украине заработала электронная акцизная накладная. Не странно ли, что компания консультирует налоговиков, как собрать больше налогов с топлива?

— На самом деле это нормально. Во-первых, мы все должны понимать, и крупный бизнес особенно, что неуплата налогов — это путь в никуда.

Если государственная казна не будет иметь достаточно поступлений, страна не будет развиваться, люди не будут зарабатывать и у нас не будет клиентов, некому будет продавать наши товары и услуги. Во-вторых, мы хотим, чтобы на топливном рынке все играли по единым правилам.

Можно спорить о снижении или повышении ставок налогов, но важно, чтобы каждый платил по одной и той же ставке. Иначе добросовестные налогоплательщики оказываются в заведомо худшей ситуации.

Например, в 2015 г. наша компания консолидировано заплатила в бюджет более 6 млрд грн., или более 1% налоговых поступлений в стране.

Но примерно столько же бюджет недополучил из-за существования на топливном рынке значительного теневого сегмента. Мы же хотим, чтобы на нашем рынке компании конкурировали не схемами ухода от налогообложения, а качеством топлива и сервиса.

— Введение электронного администрирования акциза на нефтепродукты в этом помогло? Оправдал ли себя такой шаг?
— Нужно учитывать, что система электронного администрирования в тестовом режиме заработала с 1 марта 2016 г., в продуктивном — с 1 апреля. Закон об этой системе внедрялся в очень сжатые сроки, но серьезных замечаний к его функционалу нет, он работает и уже приносит позитивные результаты.

Этот Закон заблокировал недобросовестным торговцам топливом саму возможность “отбеливать” контрабанду и контрафакт. А весомый финансовый эффект мы ожидаем уже во второй половине 2016 г., когда у теневиков исчерпаются учетные запасы контрафакта, сформированные на начало года.

Впрочем, уже по итогам первых месяцев текущего года можно говорить, что эта и ряд других поправок в Налоговый кодекс позитивно сказались на наполнении бюджета. В частности, поступления от базового акциза за I квартал 2016 г. составили примерно 7 млрд грн, тогда как за I квартал 2015 г. — всего лишь 4,7 млрд грн.

Такого результата удалось добиться, в частности, благодаря расширению базы налогообложения. Акциз стал распространяться и на значительное количество бензиновых компонентов, которые в прошлые годы активно использовались для производства контрафактного топлива.

 Безусловно, мы наблюдаем прогресс в этом вопросе. Для иллюстрации приведу еще одну цифру. Если в IV квартале 2015 г. дисбаланс между потреблением бензинов и их официальным поступлением на рынок составлял 195,5 тыс.т (28,8%), то в I квартале 2016 г. он сократился до 94,7 тыс.т (17,6%). Но…

— Ну всегда найдется ложка дегтя…
— Да, сейчас меняется схема работы теневого рынка, но сам он никуда не исчез. Если в 2015 г. нечестные игроки старались вывести в легальную розницу поддельный продукт через цепочку фирм, то теперь все чаще встречаются факты реализации нефтепродуктов за наличные “мимо кассы”.

Особенно широко эта практика применяется в сегменте сжиженного газа. По некоторым оценкам, там в тени находится до 40% всего оборота.

При такой схеме с нефтепродукта вообще не платятся налоги, он не учитывается в статистике, государство теряет миллиарды гривень, в том числе и местные бюджеты, для которых поступления от торговли нефтепродуктами от объектов, расположенных на их территории, могли бы стать серьезным финансовым подспорьем.

— Вы говорите о розничном акцизе с нефтепродуктов, который впервые был введен в Украине в 2015 г. Есть мнение, что этот налог не работает или, точнее, недорабатывает.
— Задумка была хорошей, но проблема в том, что при принятии Закона “О внесении изменений в Налоговый кодекс и некоторые законодательные акты относительно обеспечения сбалансированности бюджетных поступлений в 2016 г.” его не до конца юридически проработали.

В частности, там было заложено неоднозначное, расплывчатое определение объекта налого­обложения. Многие АЗС-сети, в том числе из десятки крупнейших, пользовались этим, чтобы уходить от уплаты розничного налога.

Наша компания выступила одним из инициаторов расширения базы взимания этого налога и на безналичные операции, что позволило примерно на 25% увеличить поступления в местные бюджеты. Но эта поправка не решает проблемы ухода от налогообложения посредством продажи топлива в обход кассы за неучтенный “кэш”.

— Есть идеи, как можно с этим бороться?
— Да, мы сейчас готовим свои предложения на рассмотрение ГФС и Комитета ВР по вопросам налоговой и таможенной политики. Основная идея — включить розничный акциз в состав базового акциза на нефтепродукты с перераспределением поступающих средств между центральным и местными бюджетами через Казначейство.

Только благодаря этому можно увеличить объем поступлений от розничного сбора, как минимум, на 2 млрд грн. в год, поскольку розничный акциз фактически создал целую нелегальную отрасль, которая растет. К тому же это упростит администрирование налогов: вместо двух акцизных сборов налоговики будут собирать только один.

Есть и еще ряд предложений относительно совершенствования системы электронного администрирования акцизов. Так, целесообразно было бы применять средства контроля за физическим перемещением нефтепродуктов по примеру некоторых европейских стран, где каждый бензовоз с неф­тепродуктами перед выездом на маршрут должен регистрироваться в электронной базе и автоматически проверяться на полноту уплаты акциза.

Также необходимо вводить дополнительные требования к складам, на которых хранится топ­ливо: внедрять фискализированные аппараты для учета остатков нефтепродуктов, привязывать
к ним уровнемеры и затратомеры с автоматической передачей данных в органы ГФС. Все это, по нашим расчетам, позволило бы избежать бюджетных потерь в размере 4 млрд грн.

— Какая часть топливного рынка Украины, по вашим расчетам, находится сейчас в тени?
— По нашим оценкам, не менее 20%, хотя ситуация по разным нефтепродуктам может отличаться. Самая печальная ситуация со сжиженным газом, поскольку здесь соотношение между розничным налогом и розничной ценой самое высокое, и это побуждает торговцев к поиску нечестных путей.

Еще одна причина — общее сужение топливного рынка в Украине. Сейчас, когда физические объемы реализации нефтепродуктов сократились на 30%, он перенасыщен заправками. Многим из них, чтобы удержаться на рынке, приходится демпинговать за счет реализации подделок или ухода от налого­обложения.

Но если бы в любой стране Европы в рознице появилось топливо на 10-15% дешевле среднерыночной цены, это сразу же вызвало бы озабоченность антимонопольного регулятора, поскольку стало бы угрозой легальному цивилизованному бизнесу.

Последние новости: