Содействие

Содействие
636
В середине октября премьер-министр Арсений Яценюк заявил, что убытки от аннексии АР Крым и российской интервенции в Донецкую и Луганскую области оцениваются правительством в 1 трлн грн. Именно эта сумма пока является предметом исков Украины в Европейский суд по правам человека.

В частности, речь идет об иске “Украина против России” по представлению Министерства юстиции Украины, касающемся признания незаконной оккупации Крыма, компенсации убытков, причиненных этой оккупацией, фиксации нарушения конституционных прав граждан во время захвата власти в Крыму Российской Федерацией и дальнейшей деятельности оккупационной власти.

В иске заявлено об ущербе, нанесенном 4 тыс. субъектов хозяйствования. Аналогичный иск есть и по интервенции РФ в восточные области Украины, но, как оговорился премьер-министр, поскольку интервенция продолжается, окончательная сумма убытков появится на финальной стадии рассмотрения дела.

Своя рубашка
Правда, нужно оговориться, работа по подсчету убытков пока проведена лишь в отношении госсобственности. Например, в НАК “Нафтогаз України” БИЗНЕСу рассказали:

 “В результате вооруженного вторжения РФ и оккупации АР Крым в 2014 г. сумма убытков, отраженных в консолидированной финансовой отчетности компании, составила более 26 млрд грн. (в том числе ущерб вследствие военного конфликта
в Донбассе — 7,2 млрд грн.)”.

Схожая ситуация и с госимуществом отечественной портовой отрасли. Как сообщили БИЗНЕСу в ГП “АМПУ”, сейчас на балансе предприятия находятся основные средства крымских морских портов в Керчи, Севастополе, Феодосии, Ялте, Евпатории, филиала “Дельта-лоцман” и некоторых других гос­предприятий в общем количестве более 15,8 тыс. ед. на общую сумму 1,25 млрд грн.

Эти убытки, как и ущерб НАК “Нафтогаз України”, и были включены в иск в Европейский суд по правам человека, о котором шла речь выше.
На примере этих двух предприятий видно, что потери, нанесенные госсобственности, худо-бедно Украина все-таки пытается взыскать с агрессора.

Некоторые элементы госполитики по оказанию помощи местным властям в Донбассе тоже просматриваются. В частности, 6 октября Верховная Рада внесла изменения в Бюджетный кодекс Украины и разрешила использовать остатки средств местных бюджетов населенных пунктов, которые пока не находятся под контролем государственной власти, на восстановление объектов на территории Донецкой и Луганской областей.

 Кстати, 23 октября Президент Украины этот Закон №714 подписал (о других элементах этой политики см. также стр.34-36). А вот о поддержке бизнеса, потерявшего активы в АРК и в Донбассе, пока, к сожалению, речь не идет.

Без поддержки
При подготовке этой статьи БИЗНЕС среди прочих задавал предпринимателям один простой вопрос: что сделало государство для защиты имущественных интересов частных предприятий в аннексированном Крыму и на оккупированном востоке Украины? К сожалению, ответ был кратким и единодушным: ни-че-го.

Более того, часть опрошенных, которым удалось в 2014-2015 гг. перенести свой бизнес из зоны военного конфликта на востоке Украины в другие регионы, утверждала, что их донецкое “происхождение” является своего рода “черной меткой” для СБУ.

При этом работа предприятий на оккупированной территории в 2014 г. зачастую рассматривается силовиками как “пособничество и финансирование терроризма” (с возбуждением соответствующих уголовных дел).

 “Это “широкозахватный комбайн” СБУ, который преследует предприятия, работавшие в Донецке в 2014 г. Любое взаимодействие с тем регионом расценивается как терроризм”, — говорит Илья Леоненко, директор ООО “Кемикал Элементс Юкрейн”.

Иногда обвинения в “поддержке сепаратизма” исходят и от народных депутатов. Например, 21 апреля 2015 г. Олег Ляшко, Татьяна Чорновол, Михаил Гаврилюк и другие депутаты зарегистрировали в парламенте законопроект №2689 “О национализации имущества торговой сети “АТБ”, который так и остался непроголосованным.

Как рассказывает заместитель генерального директора ООО “АТБ-маркет” Наталья Шаповалова, за последние пять лет в Донецкой и Луганской областях открылись 183 магазина “АТБ” и распределительные центры (РЦ) категории “А”.

В результате военного конфликта компания потеряла 152 из них и РЦ с товаром более чем на 1 млрд грн. Общая сумма ущерба достигла более чем 7 млрд грн. При этом г-жа Шаповалова утверждает, что предприятие до сих пор продолжает платить арендную плату за землю под объектами на неподконтрольной Украине территории. Такой платеж законодательно так и не отменен.

Компания “Украинский Ритейл” (сеть магазинов “Брусничка”) оценивает свои потери в Донбассе в десятки миллионов гривень. Часть магазинов, оборудования, транспортных средств получили серьезные повреждения в результате обстрелов и мародерства.

В мае 2015 г. приостановлена работа 53 магазинов на территории Донецкой и Луганской областей. В результате общее количество торговых точек сети сократилось на треть, соответственно, упали товарооборот и прибыль.

“Украина только начинает осознавать необходимость формирования комплексной политики по защите своих предприятий, имеющих активы в Крыму и на востоке. Пока отечественному бизнесу приходится собственными силами преодолевать возникающие трудности, отстаивать свои интересы и компенсировать потери”, — говорят в пресс-службе ритейлора.

По словам Ильи Леоненко, его компания “Кемикал Элементс Юкрейн” потеряла в Донецке практически все. Удалось вывезти лишь незначительную часть нового оборудования, которое еще не было смонтировано. Директор предприятия оценивает ущерб примерно в $1 млн.

 “Ничего от государства, кроме общечеловеческой помощи от людей и личной поддержки губернатора Черкасской области, куда эвакуировалось предприятие, мы не видели”, — рассказывает г-н Леоненко. По его словам, льготы по налогообложению для предприятий, которые берут на работу переселенцев, оказались профанацией.

В законе не предусмотрена ситуация, когда фирма просто перерегистрируется в регионе Украины, не охваченном военным конфликтом, перевозит оборудование и работников. Таким компаниям никакие льготы не положены.

“Чтобы получить льготы, я должен уволить сотрудников и закрыть предприятие. Сотрудники, в свою очередь, должны зарегистрироваться на бирже труда, получить статус переселенцев. Я должен открыть новое юрлицо и взять на работу своих же людей с биржи труда. Лишь в этом случае мне положены льготы по ЕСВ”, — рассказывает Илья Леоненко.

Кстати, для перевезенных сотрудников его предприятие арендует жилье. Но средства, потраченные на аренду, предприятие не может отнести на валовые затраты. Они считаются дополнительным доходом сотрудников и облагаются подоходным налогом, который компания также вынуждена уплачивать.

О не менее абсурдном случае налогового беспредела рассказал БИЗНЕСу и Николай Скавронский, коммерческий директор сети частных медицинских лабораторий “Синэво Украина” (кстати, и в эту компанию в октябре наведалось “маски-шоу”, правда, из налоговой):

 “В марте 2014 г. мы открыли новый лабораторный центр в Донецке, а уже летом его разбомбили. Проблема в том, что оборудование так и не успело амортизироваться, а мы не смогли отнести вложенные в него средства на валовые затраты. В результате мы потеряли имущество и еще уплатили за него 18% налога на прибыль.

В общей сложности в Донбассе и в Крыму мы потеряли инвестиции в размере EUR2 млн. Кроме того, потерянный в этих регионах оборот компании привел к тому, что предприятие стало убыточным и сейчас с трудом выбирается из этой ситуации”.

У Станислава Степченко, генерального директора компании “Одесский каравай” (входит в LaufferGroup), в Крыму было семь хлебозаводов и одна мельница. Из-под контроля компании вышли и некоторые предприятия на востоке страны.

“Государственная политика в отношении предприятий, потерявших активы в Крыму и на востоке, в принципе отсутствует. Никто не называет и не признает форс-мажором изменение территориальных границ подчинения украинским органам власти.

Старые сложности, связанные с налоговой службой, госрегулированием, остались, но на них наложились новые проблемы и риски, возникла почва для рейдерских попыток завладения предприятиями, расположенными в материковой части Украины.

Государство, задачей которого является защита интересов бизнеса, не задается вопросом, “как изменить законодательство, какие программы разработать, чтобы повысить устойчивость бизнеса и обеспечить рост экономики”. Государство сегодня выступает в роли стороннего наблюдателя”, — с горечью констатирует г-н Степченко.

Директор Ассоциации “Виноградари и виноделы Украины” Сергей Петренко называет потери, которые понесла винодельческая отрасль страны в связи с аннексией Крыма, беспрецедентными. Объем выпускаемой продукции сократился на 48%.

Утеряна вторая после Одесской области сырьевая виноградарская база — около 17 тыс.га. “Мы не видели ни одного официального документа, в котором были бы прописаны эти потери и претензии государства Украина к государству Россия.

Вопрос витает в воздухе, в большей степени в виде сообщений в СМИ, озвученных политическими лидерами. Это еще один показатель полного отсутствия у государства системного подхода к имущественным вопросам, связанным с аннексией”, — констатирует г-н Петренко.

Требования бизнеса
На вопрос, что же должно сделать государство, чтобы поддержать бизнес, пострадавший в результате конфликта в Донбассе и аннексии Крыма, самым распространенным ответом было “восстановить на этих территориях законную украинскую власть, действие украинского законодательства и соблюдение имущественных прав”.

По большому счету, предприниматели не верят, что их безвозвратные потери будут компенсированы. Тем не менее сохранившиеся объекты и имущество должны и могут быть возвращены законным владельцам.

Именно поэтому в первую очередь бизнес призывает все-таки создавать государственный реестр ущерба, понесенного частными предприятиями (по аналогии с уже созданным реестром ущерба госимуществу). Этот реестр станет основанием для подачи соответствующих исков Украины.

“Важно выработать принципы защиты имущественных интересов пострадавших компаний. Можно было бы упростить процедуру перерегистрации бизнеса или перехода субъектов хозяйствования с одного вида налогообложения на другой”, — говорят в компании “Украинский ритейл”.

Кроме того, по мнению Ильи Леоненко, государству следует всерьез подумать о выдаче эвакуировавшимся предприятиям кредитов, к примеру, хотя бы под щадящие 15%. Также для таких предприятий требуется прописать особые условия получения разрешительной документации, необходимой для запуска нового производства.

“Я готов начать производство на новом месте уже с декабря. В то же время, согласно установленному порядку, на оформление разрешительной документации я буду вынужден потратить еще год. Дайте возможность бизнесу-переселенцу начать работу параллельно
с оформлением таких документов”, — говорит г-н Леоненко.

БИЗНЕС надеется, что на все эти и другие предложения пострадавших предпринимателей власть ответит на “круглом столе” на тему: “Государственная политика по поддержке украинского бизнеса, который потерял активы в Крыму и на востоке Украины”, который состоится 28 октября в Комитете Верховной Рады Украины по вопросам промышленной политики и предпринимательства.

Бизнес, потерявший активы
в Крыму и в Донбассе, требует:

  • Освободить от агрессора территорию АР Крым и Донбасс и установить на этих территориях главенство украинского и международного права.
  • Создать госреестр ущерба, понесенного частными предприятиями в результате аннексии АР Крым и российской агрессии в Донбассе.
  • Выдать предприятиям из аннексированной АР Крым и оккупированной части Донбасса, перенесшим свою деятельность в другие регионы, льготные кредиты.
  • Упростить процедуру перерегистрации “эвакуировавшегося” бизнеса и переход таких субъектов хозяйствования с одного вида налогообложения на другой.
  • Адаптировать процедуру получения разрешений на начало производства под нужды предприятий, перенесших свою деятельность из Крыма и Донбасса.
  • Изменить правила приема на работу переселенцев в соответствии с существующими реалиями.
  • Отменить арендную плату за землю под объектами, находящимися на территории, неподконтрольной Украине.
  • Отменить уплату налога на прибыль за имущество, утерянное в АРК и в зоне проведения АТО.
  • Отменить уплату подоходного налога на материальную помощь работникам-переселенцам.
Последние новости: