Ссудилище

Ссудилище
263
На прошлой неделе банкиров и крупнейших бизнесменов собрали на совещание первые лица страны — Президент Украины Петр Порошенко, премьер-министр Арсений Яценюк и председатель НБУ Валерия Гонтарева.

Сообщалось, что основной темой обсуждения будет вопрос “о дополнительных мерах, необходимых для восстановления кредитования экономики” в нынешних условиях.

Ну и, само собой, обсуждение ситуации на валютном рынке. По словам участников совещания, совершенно ожидаемо на встрече говорили о валютном курсе, а о кредитовании не упоминали вовсе.

Это не свидетельствует о том, что с кредитованием все в порядке. Просто в сложившейся на финансовом рынке ситуации кредитование экономики, по заверениям банкиров, — дело десятое.

Полный сверток
Банки почти полностью свернули кредитование бизнеса. По данным НБУ, за январь — август текущего года портфель гривневых займов,

выданных юридическим лицам, сократился на 8% (почти на 38 млрд грн.) — до 437,1 млрд грн. (см. “Портфель...”, а также статью "Игра в недодачу").

Примерно на $1,3 млрд — до $28,8 млрд — за указанный период уменьшилась валютная составляющая кредитного портфеля юрлиц.

При этом практически все займы финучреждения выдают на короткий срок и для финансирования оборотного капитала компаний.

Процентные ставки при этом составляют 25% годовых и более. Инвестиционные кредиты (проектное финансирование) отечественные банки не предоставляют уже давно: процесс остановился после кризиса 2008-2009 гг.

Следует отметить, что многие участники банковского рынка подобные кредиты передали родственным лизинговым компаниям.

Таковые имеются у многих крупных банков — как с западным, так и с российским капиталом. Банкиры при этом руководствовались следующими мотивами.

Во-первых, лизинговое финансирование можно свободно предоставлять в валюте, тогда как на банковское валютное кредитование юрлиц после кризиса были наложены существенные ограничения.

Во-вторых, финансисты исходили из того, что права лизингодателей защищены лучше, чем права банков-кредиторов. Указанные факторы способствовали расцвету лизинга в 2010-2012 гг.

Нужно сказать, что крупнейшие отечественные компании даже после кризиса 2008-2009 гг. имели возможность получать финансирование на международных рынках, привлекая синдицированные кредиты либо размещая еврооблигации.

Сейчас же международные рынки закрылись, и лизинг тоже начал сворачиваться. Из крупных, связанных с банками игроков сейчас реально работают два-три оператора.

Если в прошлом году мы заключили новых сделок на $100 млн, то в этом планируем только на $55 млн”, — отмечает Андрей Павлушин, генеральный директор компании “ОТП Лизинг” (г.Киев; с 2008 г.; 30 чел.).

По его словам, бизнес “заморозил” все инвестиционные проекты. Кроме того, обвалились рынки, обслуживающие лизинговые операции.

Так, по данным г-на Павлушина, рынок легковых автомобилей сократился в пять раз, а грузовики вообще почти не продаются.

Прыжок в длину
Долгосрочное кредитование в национальной валюте невозможно по причине отсутствия “длинных” дешевых ресурсов.

Основой фондирования банков после кризиса являются депозиты населения. Данный источник в украинских реалиях имеет ряд недостатков.

Во-первых, это дороговизна. Средневзвешенные ставки по срочным гривневым вкладам в последние годы не опускались ниже 15% годовых.

Это значит, что с учетом маржи банка кредит при использовании таких ресурсов не будет стоить дешевле 20% годовых.

Такая ставка слишком высока даже для краткосрочных займов, не говоря уже об инвестиционных! Во-вторых, короткая срочность депозитов.

Очень редко граждане размещают вклады более чем на год. При этом нужно понимать, что инвестиционные кредиты обычно выдаются на пять лет и более.

В-третьих, предоставленная вкладчикам возможность досрочного снятия депозитов. Это значит, что, по большому счету, все депозиты населения фактически являются вкладами “до востребования”.

Что, пожалуй, является самой большой проблемой. Влияние этого фактора проявляется в кризисных ситуациях, когда вкладчики впадают в панику, что еще больше усугубляет кризис.

Кстати, банкиры неоднократно пытались “продавить” изменения в Гражданский кодекс, запрещающий досрочное снятие вкладов.

Однако, учитывая непопулярность данной меры, парламентарии в условиях перманентных выборов не готовы ее поддержать.

Было время, когда финансисты надеялись, что источником долгосрочных гривневых ресурсов станут так называемые институциональные инвесторы — страховые компании и негосударственные пенсионные фонды.

Не сложилось. Во всяком случае, пока… Кроме того, время от времени у участников рынка возникает идея, что долгосрочный дешевый ресурс банкам должен предоставлять Нацбанк.

 В качестве примеров приводится опыт западных стран, в частности США, где экономику который год накачивают деньгами в рамках программы количественного смягчения QE.

С недавних пор такую же практику начал внедрять и Европейский центральный банк. В последние годы, еще при прошлой власти, подобные попытки предпринимались и в Украине.

Отметим также постановление НБУ №194 от 03.04.14 г., принятое после прихода на пост председателя Нацбанка Степана Кубива.

Этим документом были расширены возможности банков в части привлечения рефинансирования Нацбанка для кредитования сельхозпроизводителей.

Однако нынешний председатель НБУ Валерия Гонтарева выступает категорически против такой практики.

Тем не менее, по мнению экспертов, все же стоит рассмотреть вариант льготного кредитования отдельных приоритетных направлений путем частичной компенсации процентной ставки из госбюджета.

Банкиры считают, что всеми правдами и неправдами необходимо сделать депозиты населения в Украине реально срочными.

Это позволит одновременно решить сразу несколько проблем, в том числе и переломить тенденцию к резкому повышению депозитных ставок в кризисные периоды.

Еще одним инструментом снижения ставок может стать инфляционное таргетирование, которое собирается внедрять Нацбанк.

Теоретически полноценная реализация данной концепции должна привести к тому, что процентные ставки будут напрямую зависеть от уровня инфляции.

Напомним, что в прошлые годы наблюдалась совершенно парадоксальная картина: показатель инфляции стремился к нулю, а депозитные ставки — к 20% годовых!

При нормально функционирующем трансмиссионном механизме монетарной политики таких перекосов быть не должно.

Возобновление активного кредитования невозможно и без “расчистки” банковских балансов от накопившейся проблемной задолженности.

Отечественные банки уже значительно продвинулись в этом процессе, однако новый кризис вызвал новую волну неплатежей.

Аналитики считают, что данная негативная тенденция сохранится в течение как минимум двух ближайших лет.

 “В ближайшие 24 месяца доля проблемных активов увеличится с 40% общего объема кредитов примерно до 50%, что обусловлено сокращением ВВП,

 нестабильностью в восточных регионах Украины и значительной девальвацией гривни
”, — говорится в недавнем отчете международного рейтингового агентства Standard&Poor’s.

Успех банков в борьбе с проблемной задолженностью будет во многом зависеть от уровня защиты прав кредиторов.

К сожалению, даже после смены власти банкиры пока не замечают сдвигов к лучшему в этой сфере (см. стр.25, 26).

Существует еще один вызов — это проблема недостаточной капитализации отечественной банковской системы.

 Согласно результатам стресс-тестирования, если учитывать только девять крупнейших банков, то они нуждаются в дополнительных вливаниях в размере 56 млрд грн.

Это треть совокупного собственного капитала банковской системы по состоянию на 1 июля. Можно только догадываться об объемах необходимой докапитализации всей банковской системы…

Как только, так сразу
Понимая важность банковского кредитования как драйвера экономического роста, политики очень часто обвиняют банковский сектор в том, что ВВП не растет ввиду отсутствия кредитования.

Банкиры, наоборот, недоумевают: как мы можем демонстрировать прирост портфеля, если ВВП не растет.

Аналитики склонны полагать, что первично все же возобновление экономической активности компаний за счет собственных средств.

А уже потом должны подключаться банки при наличии спроса на кредиты со стороны бизнеса. “Перспективы кредитования бизнеса напрямую зависят от состояния украинской экономики.

К сожалению, ситуация на востоке Украины не способствует росту экономики и вызывает трудности у бизнеса.

Эти факторы, безусловно, будут сдерживать рост кредитных портфелей банков
”, — отмечает Андрей Костюк, региональный директор по продажам корпоративного бизнеса Фидобанка (г.Киев; с 1991 г.; 2 тыс.чел.).

Для решения всех перечисленных проблем может потребоваться несколько лет. “Видятся несколько этапов: переход от падения к стабилизации, затем — создание условий для роста.

В фазе роста ожидается возобновление активного кредитования здоровых отраслей, приток реальных инвестиций,

строительство общегосударственных объектов инфраструктуры
”, — поясняет Валерий Поврезнюк, начальник управления кредитования корпоративных клиентов “ВТБ Банка” (г.Киев; с 2005 г.; 3 тыс.чел.).

За пять лет после кризиса 2008-2009 гг. портфель кредитования экономики в национальной валюте увеличился более чем вдвое (см. “Портфель кредитов…” на стр.17).

Это соответствует среднегодовому приросту в 17%. При этом портфель валютного кредитования за эти годы почти не изменился.

Номинально экономика Украины выглядит даже перекредитованной. Однако если учесть обширный теневой сектор, то можно заметить,

что реальный уровень проникновения кредитов в массы не так уж и высок. В таких условиях объемы кредитования должны увеличиваться опережающими темпами по отношению к ВВП
”,

— говорит Дмитрий Сологуб, начальник отдела анализа и исследований “Райффайзен Банка Аваль” (г.Киев; с 1992 г.; 13,5 тыс.чел.).

По его мнению, предпосылками для возобновления кредитования являются достижение макроэкономической стабильности и реструктуризация банковского сектора.

Если допустить, что начиная с 2017 г. ВВП Украины будет ежегодно расти на 10%, то кредитный портфель может увеличиваться примерно на 15% в год.

В таком случае к 2022 г. объемы кредитования экономики могут возрасти в два раза — до
1 трлн грн. (см. “Кредитование...” на стр.18).
Последние новости: