Экономический допинг. Как правильно «принимать» эмиссию во время кризиса

Доу Герард, «Врач», 1653
3320
Доу Герард, «Врач», 1653
Зачастую в понимании простых граждан слово эмиссия походит на ругательство и что-то крайне нежелательное. Так ли это? Попробуем разобраться в сути этого процесса.


В обыденном понимании эмиссия —  это простое печатание денег и раздача наличности всем желающим, без закрепления под ней соответствующих активов. В реальности процесс намного сложнее. Как известно, деньги имеют несколько так называемых агрегатов. Они, как вода — при минусовой температуре она превращается в снег, при высокой — в пар. Но по сути все та же вода. Так же и деньги имеют определенную форму — наличность, обязательства (облигации), средства на счетах т.д. В момент эмиссии расширяется один из таких агрегатов, в частности обязательства.

Зачастую Министерство финансов выпускает облигации или попросту берет в долг у центрального банка. Это приводит к тому, что банк получает бумагу, а Минфин средства. Это является обычным механизмом, который используется везде. Он на языке экономистов называется монетарным стимулированием. Если говорить об эффективности использования, то все зависит от дирижера этого процесса.

В 2008 году на монетарную политику легло основное бремя вывода стран западного мира из кризиса за счет поддержания и стимулирования общего спроса. Возможности центральных банков не бесконечны. Они ограничены размером бюджетного дефицита и растущим госдолгом. Поэтому руководству центральных банков и пришлось применять креативность.

Один из ярких примеров за последний 10-ий период —действия Федеральной резервной системы США. В 2008 году ипотечные закладные, из которых формировались активы многих банков или страховых компаний, начали стремительно падать в цене из-за огромных просрочек по этим ипотекам. По сути, эти ипотеки практически ничего не стоили, а их цена была раздута в несколько раз. В этом случае единственный, кто начал их скупать, и был центральный банк. В свое время глава ФРС, господин Бернанке, заявил, что он готов в любой момент напечатать много денег и даже сбрасывать их с вертолета, чтобы продуцировать спрос. Из-за этого он, кстати, и получил кличку «Вертолет Бен». Раздавая деньги всем и стимулируя спрос в виде дешевых денег, за счет низких процентных ставок, вернее нулевых, у него и получилось вывести страну из кризиса.

Монетарные власти вынуждены были прибегать ко все более нетрадиционным мерам, стартовав со снижения процентных ставок до нуля и обязуясь их сохранять в течении длительного времени на текущих уровнях. Уже после этого банки ввели программу количественного смягчения (сокращенно QE), выкупая государственный долг и снижая по нему процентные ставки. Это приводило к тому, что многие коммерческие банки уже не могли покупать их из-за крайне низкой доходности, которая равнялась нулю. А это побуждало их инвестировать средства в другие сектора или покупать облигации других стран с более высокой доходностью. Также власти начали заниматься скупкой долговых активов в частном секторе, снижая стоимость заимствования. А в дальнейшем в некоторых странах начали вводить отрицательные процентные ставки.

Несмотря на то что такие методы способствовали повышению цен на активы и привели к экономическому росту, на текущий момент их эффективность достигла предела. При этом отрицательные ставки не позволяют активно зарабатывать банкам. Учитывая исследования Глобального института McKinsey, низкие ставки дали правительствам порядка 1.5 триллиона долларов. Такие щедрые подарки позволили увеличивать государственные расходы и не вводить меры жесткой экономии.

На текущий момент, в случае повышения процентных ставок, обслуживание госдолга вырастет как минимум на 20%. Учитывая средний срок в 6 лет по таким обязательствам, ноша будет достаточно серьезная. В общем, монетарное стимулирование можно сравнить с уколом допинга у спортсменов: при должном использовании оно способствует выходу из кризисов, но этот метод не подходит для поддержания долгосрочного роста.
Последние новости: