Первые послания Петра

Первые послания Петра
190

Новый Президент Украины ожидаемо предложил народу послание. И основные блюда в этом меню — окончание боевых действий в Донбассе и проведение радикальных экономических и политических реформ. Задачи, заметим, в чем-то взаимоисключающие, но об этой легкой неувязочке — чуть позже.

Немного о будущем мире. Петр Порошенко уже заявлял, что намерен урегулировать ситуацию на востоке страны за три месяца. И речь, вроде бы, идет о существовании даже конкретных трех шагов для достижения цели. Кроме собственно внутристрановых мирных инициатив в багаже имеются предложения по формированию повестки дня для международного диалога в женевском или более представительном формате.

Есть и наработки по будущим двусторонним контактам, прежде всего — с Россией. Собственно, первая встреча, пусть и короткая, тщательно лоббируемая Франсуа Олландом и Ангелой Меркель, прошла 6 июня в Нормандии.

О чем г-н Порошенко говорил с Владимиром Путиным и жал ли ему руку (каковую, может, и фейковую, новость пережевывали все кому не лень всю прошлую пятницу), неизвестно, но в общую концепцию будущего поведения Петра Алексеевича событие вписывается. Как и уже заявленное неделю назад желание добиться компромисса между США и Россией в политическом плане и между Брюсселем и Москвой — в экономическом.

Мирный восток — условие необходимое, но недостаточное. Вот теперь — об уже упомянутых реформах. Не знаем, насколько Президент был пространен и велеречив при инаугурации, но все необходимые реформы уже не раз нами описаны, и никуда уйти от их проведения глава государства не сможет.

Отдуваться придется за всех своих предшественников на посту, об этих реформах только заявлявших. Все откладывалось “на потом”, а если делалось, то в результате получалось не то, что нужно. Сам г-н Порошенко неоднократно говорил о необходимости децентрализации власти, перераспределении полномочий и т.п.

Правда, о преобразовании пенсионной системы, изменении тарифной политики и прочих не популярных у народа вещах до сих пор говорил только премьер-министр Арсений Яценюк. Но, впрочем, велики шансы, что именно ему и предстоит эти отвратительные меры реализовывать.

Пару слов о той самой неувязочке. Всего заявленного предстоит добиться одновременно, поскольку обещанное окончание войны должно наступить как раз через 100 дней. Цифра эта приобрела уже какое-то сакральное значение, хотя физического смысла в ней мало.

И через три месяца на столе избирателя должны появиться оба блюда: мир и свидетельство начала реформ. И это если нервы и терпение доверчивого избирателя не лопнут раньше, и он даст Президенту эти 100 дней. Вот в этом уверенности нет никакой.

И снова — к тезису об ущербности написания эссе о посланиях. Послание — в действительности, в какой-то степени откровение. Его ценность обычно неочевидна и противоречит устоявшимся представлениям. И эти представления надобно ломать и менять. А вот это как раз самое трудное. Значимость посланий, ясное дело, определяется только историей, для которой 10-20-100 лет не срок.

Взять, к примеру, Первое послание апостола Петра (всякое совпадение имен, как пишут в титрах фильмов, случайно), ставшее составной частью Нового завета. Едва ли нынешний Президент Украины отказался бы войти в историю как деятель, произнесший: “Уклоняйся от зла и делай добро; ищи мира и стремись к нему”.

Совершенно в тему будет и “провождать добродетельную жизнь между язычниками, дабы они за то, за что злословят вас, как злодеев, увидя добрые дела ваши…”, ну и так далее. По этой части нет возражений. Но Петр смог убедить паству (а что смог, тому свидетельство 2000 лет существования канонического текста) и в менее очевидных для обывателя вещах: “Итак, будьте покорны всякому человеческому начальству: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро…”.

Или еще: “Слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам, не только добрым и кротким, но и суровым”. И уж совсем неочевидное и тогда, и сейчас: “Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас…”. Как у Владимира Высоцкого в песне о солдатах Группы “Центр”: “Не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит”. Нет у Петра Алексеевича возможности положиться на Того. Все надо делать самому. Нет, не лично, конечно, а с командой.

По поводу которой пока большой вопрос — всем известны “ахметовские”, “клюевские” и т.д., но никому не известны “порошенковские”. В то же время, может, и не стоит так драматизировать? Господину Порошенко, конечно, было оказано большое доверие. Но никто же не требует, чтобы он, как апостол Петр, воскрешал, к примеру, умерших.

И уж точно никто не ожидает, что Петр Алексеевич добровольно согласится на распятие. Да и не нужно. Но убеждать народ в ценности своего послания ему придется. И подтверждать слова делами — тоже. А то что-то у многих наших президентов эти две категории никак не коррелировали. Что ни к чему хорошему еще ни разу не приводило. 

Последние новости: