Разговорный жанр

Разговорный жанр
204
В минувшую среду премьер-министр Арсений Яценюк озвучил громкие инициативы по оптимизации налогообложения и налогового администрирования, судя по всему, по грузинскому варианту.

А неделей ранее Кабмин в рамках 70%-ного сокращения госсредств на содержание аппарата министерств и ведомств распорядился радикальным образом реформировать систему государственного надзора.

В целом, пакет очередных реформ для бизнеса сводится к сокращению количества налогов с 22 до девяти, передаче фискальных полномочий Госслужбе финансовых расследований, уменьшению почти втрое размера социального взноса и отмене налогового учета по налогу на прибыль.

Плюс к сокращению разного рода инспекций вчетверо — с 80 до 20. В первом приближении для украинского бизнеса, замордованного кризисом, войной на востоке и разборками с недобросовестными чиновниками, такие инициативы весьма своевременны и полезны.

Более того, они в принципе, имея в виду средне- и долгосрочную перспективу, должны поспособствовать развитию малого и среднего бизнеса, как это произошло не только в развитых странах, но и на просторах бывшего Советского Союза.

Смущают некоторые обстоятельства. Все вышеназванные инициативы Кабмин планирует, уж извините за такое слово, вывалить на рассмотрение Верховной Рады уже на этой неделе.

Чтобы они начали работать если не через пару месяцев, то уж в следующем году — точно. Разумеется, в таком случае Украине гарантированы высокие международные рейтинги и солидные финансовые вливания от международных финансовых инстанций.

Возникает вопрос: а украинскому бизнесу что перепадет? Попытаемся на него ответить.
“Все великие идеи опасны”, — утверждал английский драматург, поэт, прозаик и критик Оскар Уайльд, очевидно, имея в виду, что они должны попадать в подготовленную почту.

У нас может сложиться другая ситуация. Начнем с сокращения количества налогов. В той же Грузии Органический (конституционный) Закон “Об экономической свободе”, согласно которому из 21 вида налогов оставлено шесть, был принят в июле 2011 г., но вступил в силу только в конце прошлого года.

Кроме того, административная налоговая реформа, в ходе которой фискальные ведомства — таможенное и налоговое — утратили статус специально уполномоченных (самостоятельных) госорганов, проходила в этой стране в течение двух лет.

Временные промежутки были необходимы для того, чтобы к новым условиям мог подготовиться не только грузинский бизнес, но и практически обновленный к тому времени чиновничий аппарат.

Иными словами, даже в небольшой Грузии не спешили, чтобы не допустить полнейшей неразберихи. Ибо главная беда всех постсоветских стран заключается отнюдь не в собственно законах, а в их применении.

Взять инициативу по сокращению количества контролирующих структур. В Украине времен Виктора Януковича тоже рьяно взялись сокращать контролеров, оставив из более чем 180 структур около 80.

В результате расходы на их содержание увеличились и сейчас превышают 24 млрд грн. в год. При этом “взяткоемкость” данных органов не снизилась и составляет ежегодно не менее 100 млрд грн. Каким образом?

Все очень просто: структуры как таковые ликвидировались только на бумаге, а на самом деле либо выводились из-под сферы действия закона, определяющего виды хоздеятельности, подлежащие госнадзору, либо включались в состав оставленных контролирующих органов.

А потому в случае дальнейшего сокращения количества контролеров может повториться ситуация, о которой лучше всех сказал тот же Оскар Уайльд: “Америку много раз открывали до Колумба, но никому об этом не рассказывали”.

Но на этот раз, проведя сокращения путем укрупнения, мы получим настоящих монстров. Наподобие Федеральной службы РФ в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (?! — Ред.), которая не только защищает россиян от человеческой европейской еды, но и следит за тем, чтобы граждане соседней “фашистской” страны не провозили на территорию России дорожной снеди.

Быть может, найдутся скептики, которые скажут, что после Майдана описанные выше вещи невозможны в принципе. Увы… Согласно принятому недавно Закону о внесении изменений в Госбюджет-2014, до конца года проверки юридических и физических лиц — предпринимателей контролирующими органами

(за исключением Государственной фискальной службы) осуществляются только с разрешения Кабмина или по заявке самих этих лиц. Но Закон не может считаться вступившим в силу, поскольку он не опубликован в полном объеме.

Что из всего этого следует? Для того чтобы не загубить на корню полезные инициативы, их необходимо тщательно обкатать на практике, обсудить с тем же бизнесом, учесть его предложения, а не принимать чохом только потому, что они эффектно звучат.

Когда со мной сразу соглашаются, я чувствую, что я не прав”, — заметил по этому поводу Оскар Уайльд.
Последние новости: