Стратегические инвесторы

Стратегические инвесторы
185

Что на практике означает оккупация Крыма для рядового гражданина Украины? Главным образом — сужение выбора опций при планировании летнего отпуска. Придется либо лететь в Турцию, либо осваивать берега Приазовья и Бессарабии, либо заняться “зеленым туризмом”.

Для отдельных, особо “удачливых” граждан — это еще и бюрократические проволочки и неизбежные финансовые потери, связанные с оформлением “разрыва в отношениях”, если вдруг Крым был малой родиной. Наверняка семейные драмы и ссоры в “Одноклассниках” и по телефону с родственниками и давними знакомыми. Но этим, пожалуй, и исчерпываются непосредственные, “материальные” связи обычных украинцев с Крымским полуостровом.

Все по-другому для предпринимателей. Именно для них понятия “нация” и “Родина” имеют не абстрактное, а вполне осязаемое значение. У Андрея и Сергея Клюевых, например, в Крыму остались солнечные электростанции, приносившие ранее баснословные прибыли. Теперь самопровозглашенный глава Республики Крым Сергей Аксенов обзывает их бизнес мошенничеством и намерен разобраться по всей строгости. На данный момент все электростанции компании Activ Solar приостановили работу. Обидно и больно.

У собственника Group DF Дмитрия Фирташа теперь головная боль с “Крымским титаном“ и “Крымским содовым заводом”, входящими в его корпорацию, поскольку есть риск, что перекроют Северо-Крымский канал. Уже звучат заявления, что заводам г-на Фирташа придется серьезно озаботиться экономией воды, это теперь дефицит.

Собственник группы СКМ Ринат Ахметов уже пообещал, что ни за что не расстанется с крымскими активами принадлежащего ему “Укртелекома”: будет обеспечивать крымчанам связь с миром несмотря ни на что. Другой вопрос, не придется ли потом делиться с российскими коллегами? Уже были озвучены планы “Ростелекома” по приобретению телекоммуникационных сетей в Крыму.

Кандидат в Президенты Петр Порошенко вынужден накануне выборов объясняться с избирателями по поводу принадлежащего ему “Севморзавода”: действительно ли Минобороны РФ решило разместить там заказ на $140 млн или придется заводу патриотически простаивать?

Другой известный корабел, Константин Жеваго, терпит убытки из-за простоя подконтрольного ему судостроительного завода “Залив”: заказов нет, клиенты перепуганы политической обстановкой.

Это не говоря уж о ритейлорах, поставщиках, грузоперевозчиках, почтовых и курьерских службах. В общем, режут по-живому.

Не зря понятия “нация”, как и “национализм”, ровесники капитализма и неразрывно связаны с буржуазией. Словосочетание “буржуазный национализм” на самом деле тавтология: других национализмов и быть не может. И если для большинства наших граждан, не отягощенных частной собственностью на средства производства, по-прежнему справедливым остается античная максима “Где хорошо, там и родина”, то для предпринимателей родина — это там, где капитал.

Многие представители “офисной интеллигенции” еще во время Майдана удивлялись: зачем, например, Ринату Ахметову или Дмитрию Фирташу вот это все терпеть? Почему они не продадут все свои заводы-пароходы да и не будут счастливо доживать свой век на тропических островах?

Для вопрошающих это было бы вполне оправданным решением: в самом худшем случае, продать квартиру-машину и махнуть куда подальше искать лучшей жизни. Но нельзя мерить такой же меркой человека, контролирующего 4% ВВП страны. Куда он из этой страны уедет? И что он без этой страны, точнее, без капитала, в ней расположенного?

А что он будет делать со страной, от которой оттяпали кусок, разорвав хозяйственные связи, необходимые для нормальной работы его предприятий? А если этот кусок, к тому же, собирается проглотить другая страна, где есть свои капиталисты, голодные и более зубастые? Да он не то что будет выступать за единство нации — он вместе с товарищами по классу и является этой самой нацией.

И именно для защиты его интересов как раз и существует национальное государство. Главная задача государства — эффективная защита прав собственности. Это вам любой классик либерализма скажет.

При этом, само собой, чем больше собственность, тем больший у нее приоритет в глазах государства: в первую очередь заботятся об интересах крупнейших акционеров, а миноритарии могут годами ждать выплаты причитающихся им дивидендов. Если государство с этой своей главной задачей не справляется — случаются неприятные истории, вроде той, которую мы пережили этой зимой и которая до сих пор еще не окончилась.

Возвращаясь к Крыму — посмотрим, насколько эффективно украинское государство защитит интересы своей буржуазии на этом полуострове. И не только на нем.  

Последние новости: