Черный список

Черный список
215
С учетом того, насколько сложным будет в Украине отопительный сезон, основное внимание общественности сосредоточено сейчас на вопросах, связанных с поставками газа,

угля, а также на ситуации в сфере электроэнергетики. Между тем огромные проблемы и в неф­тяной отрасли.

Нефть и газовый конденсат собственной добычи покрывают потребности украинской экономики только на 25%, при этом почти большинство нефтеперерабатывающих заводов простаивают годами.

Импорт нефти практически прекратился, объем транзита минимален и продолжает сокращаться.

Добыча
В прошлом году в Украине было добыто 3 млн т нефти и конденсата. Это на треть меньше, чем в 2006 г., когда добыча достигла максимального показателя за период независимости — 4,5 млн т (см. “Добыча...” на стр.19).

Предприятия, которые ведут добычу нефти и газового конденсата в Украине, условно можно разделить на три группы.

В первую входит компания “Укрнафта”. Лидер отрасли, на долю которого приходится 70% общей добычи, или 160 тыс.т углеводородов в месяц.

Среди прочего в эту группу следует включить и некоторые совместные проекты с участием частных инвесторов: например, “Каштан петролеум” и “УкрКарпатОйл”.

Объемы добычи компании в последние годы неуклонно сокращаются: в 2006 г. этот показатель составлял 3,2 млн т, в 2013 г. — всего 2,1 млн т, а за январь — июль 2014 г., по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, он снизился еще на 9%.

Компания испытывает большие трудности с воспроизводством запасов, почти не инвестирует в развитие добычи, объемы бурения тоже сокращаются.

“Укрнафта”, будучи госкомпанией, де-факто контролируется группой Игоря Коломойского “Приват”.

Добываемый компанией ресурс продается на аукционах, где скупается структурами, близкими к группе, и перерабатывается на Кременчугском НПЗ, а затем реализуется через сеть АЗС “Привата”, которая работает под брендами “Укрнафта”, “Авиас”, ANP.

Ко второй группе относятся государственная компания “Укргазвидобування” и ее проекты совместной деятельности, прежде всего с компанией “Карпатыгаз”.

На долю “Укргазвидобування” приходится 20% украинской добычи углеводородов. Правда, она тоже сокращается: если в 2009 г. компания добыла 740 тыс.т,

то в 2013 г. — только 640 тыс.т, а за январь — июль 2014 г., по сравнению с аналогичным периодом 2013 г., — на 20% меньше. “Укргазвидобування” и участники ее совместных проектов перерабатывают весь ресурс на Шебелинском ГПЗ,

а результаты переработки продают на открытых аукционах. Небольшая часть их топлива реализуется через собственную сеть АЗС.

Третью группу добытчиков образуют независимые компании, на долю которых приходится 10% добычи, или чуть более 300 тыс.т в год.

Это группа примерно из двух десятков компаний, которые, в отличие от гос­компаний, хоть и незначительно, но увеличивают добычу: за семь месяцев 2014 г. этот показатель у них вырос примерно на 10% по сравнению с результатами аналогичного периода 2013 г.

В этой группе большинство составляют газодобывающие компании, соответственно, около половины добычи обеспечивает газовый конденсат.

Более того, добыча нефти уменьшается, а конденсата — растет. Стоит отметить, что для газодобывающих компаний конденсат является сопутствующим ресурсом.

Объем его добычи у компаний незначительный, проследить отгрузки непросто, поступает он зачастую на мини-заводы, производящие низкокачественное нелегальное топливо.

Также следует заметить, что с марта текущего года впервые за многие годы возобновился экспорт нефти из Украины.

Нефть отправляет на внешний рынок частная компания “Галс-К”, ведущая совместную деятельность с “Укрнафтою” в Черниговской и Полтавской областях.

Причина, по которой украинская компания при огромном дефиците на внутреннем рынке предпочитает экспортировать нефть, проста: партнеры “Галс-К” из группы “Приват” не готовы платить за нефть рыночную цену.

Состояние нефтедобычи не вызывает оптимизма. Все ключевые игроки рынка испытывают трудности, и в ближайшие годы не стоит ожидать роста или даже стабилизации добычи.

Переработка
В сегменте нефтепереработки дела еще хуже: из шести украинских НПЗ работает лишь один — Кременчугский (ПАО “Укртатнафта”), да и то на треть мощности.

Три НПЗ — Кременчугский, Надворнянский и Дрогобычский — подконтрольны группе “Приват”, но ресурса не хватает для полноценной загрузки даже одного завода — Кременчугского, самого современного из них.

Он загружен сырьем всего на треть. Западноукраинские заводы остановлены, и ввиду отсутствия нефти их будущее остается неопределенным.

Надо отметить, что хотя Надворнянский и Дрогобычский заводы находятся в рабочем состоянии, но технически и морально предприятия сильно устарели — даже по украинским меркам.

В 2008 г. была разработана программа их модернизации, но поскольку перерабатывать нечего, то и модернизация была “заморожена”.

Первым из украинских нефтеперерабатывающих заводов остановился Херсонский НПЗ в 2005 г. В 2007 г. контроль над предприятием перешел к группе “Континиум” политика и бизнесмена Игоря Еремеева, пообещавшего модернизировать завод.

Но анонсированного ремонта не произошло, а попытка купить НПЗ, предпринятая в 2012 г. структурами Дмитрия Фирташа, провалилась.

Сейчас НПЗ пришел в полную негодность, и если не провести масштабную реконструкцию, г-н Еремеев станет обладателем металлолома на площадке с выходом к морю.

Трудная судьба и у Лисичанского НПЗ, известного как “ЛИНИК”. В начале 2000-х годов завод был приватизирован российской компанией “ТНК” (позднее — “ТНК-ВР”) и работал до весны 2012 г., когда остановился на бессрочный ремонт.

В 2013 г. “ЛИНИК”, как и вся “ТНК-ВР”, был куплен “Роснефтью”, которая провела ремонт и была готова запустить завод весной 2014 г. Но обострение ситуации на востоке Украины не позволило начать работу.

Более того, в марте-апреле компания “Укртранснафта”, которой руководит бывший менеджер группы “Приват” Александр Лазорко, выступила с идеей откачать нефть из нефтепровода, обеспечивавшего сырьем “ЛИНИК”.

То, что Лисичанский НПЗ остался без нефти, — еще полбеды, но в июле предприятие оказалось в самом эпицентре боевых действий при освобождении Лисичанска.

На заводе начался пожар, бушевавший несколько дней. Правда, как выяснилось позже, основные производственные установки не пострадали: пожар охватил резервуары, а точнее — отходы производства, утилизация которых дело хлопотное и дорогое.

Что, в принципе, не помешало “Роснефти” заявить о якобы убытках, связанных с боевыми действиями.

Мы оцениваем ущерб в $140 млн и будем вести переговоры с украинским правительством о выплате компенсации”, — сообщил председатель правления компании “Роснефть” Игорь Сечин.

Последним закрылся Одесский НПЗ — в феврале 2014 г. Точнее — завод остановили еще два года назад, но летом прошлого года компания “ВЕТЭК” Сергея Курченко купила предприятие у российского “Лукойла” и смогла запустить производство.

Но завод проработал всего несколько месяцев. В феврале, после падения режима Виктора Януковича, покровительствовавшего г-ну Курченко, предприятие остановило работу.

В марте активы “ВЕТЭК” были арестованы, а в августе на заводе начались массовые увольнения сотрудников.

“Укртатнафта”
Самым стойким оказался Кременчугский НПЗ. Как уже было сказано, это единственный работающий нефтеперерабатывающий завод в Украине.

НПЗ перешел под контроль группы “Приват” осенью 2007 г. в результате рейдерского захвата, в ответ на который прежние собственники из российской “Татнефти” прекратили поставки сырья из России и попытались через суд оспорить право собственности.

Только недавно, в конце июля, Гаагский международный арбитражный суд принял решение по делу “Татнефть” против Украины”.

Международный коммерческий арбитраж обязал Украину выплатить российской компании $100 млн.

При этом изначально сумма претензий, указанных в иске, составляла $520 млн, а в 2009 г. ее увеличили до $2,4 млрд.

Дело еще нельзя назвать завершенным: Министерство юстиции Украины намерено обжаловать решение Гаагского арбитража в Апелляционный суд Парижа.

“Мы ожидаем рассмотрения этой апелляции Парижским судом. Апелляция была подана в надлежащие сроки, она обоснованна, мы надеемся на соответствующий пересмотр этого решения”
, — заявил министр юстиции Павел Петренко.

Он отметил, что подача апелляции означает остановку выполнения решения Гаагского суда.
Независимо от исхода апелляции, “Укртатнафта” заявляет о готовности компенсировать государству все расходы, связанные с выплатами по решению международного арбитражного суда.

Судебные разбирательства пока никак не отразились на работе предприятия. Кременчугский НПЗ продолжает работать, хотя объемы переработки сырья не превышают 200 тыс.т в месяц, что составляет четверть внутреннего рынка.

У пустой трубы
Оператор отечественных нефтепроводов — госкомпания “Укртранснафта” — переживает упадок. В свое время трубопроводная система создавалась для обеспечения сырьем НПЗ, а также для транзита нефти в европейские страны.

Сейчас поставки импортной нефти на украинские нефтеперерабатывающие заводы не производятся, реверс по неф­тепроводу Одесса — Броды тоже давно остановлен.

Из всех магистральных неф­тепроводов работает только “Дружба”, через который осуществляется транзит нефти для НПЗ Словакии, Чехии и Венгрии в объемах 14-15 млн т в год.

Также по нему транспортируется нефть украинской добычи — около 2 млн т в год.
Председателя правления госкомпании Александра Лазорко, как уже говорилось, связывают с группой “Приват”: ранее он руководил Дрогобычским и Надворнянским НПЗ.

По его мнению, перспектив загрузить нефтепроводы нет, поэтому технологическую нефть надо выкачать и переработать.

В апреле компания инициировала замещение нефти на большинстве участков трубопроводов: ее решили изъять для переработки, заместив водным раствором или азотной смесью, а нефтепроводы законсервировать.

В простаивающих нефтепроводах содержится 1,35 млн т нефти, из них 550 тыс.т — марки Urals и 800 тыс.т — марки AzeriLight. При текущих ценах (около $750 за 1 т) это около $1 млрд.

В своем письме на имя министра энергетики и угольной промышленности Юрия Продана, направленном в начале апреля, г-н Лазорко предложил первым делом слить нефть на участке нефтепровода от белорусской границы до Бродов,

а также участках Великоцк — Лисичанск — Кременчуг, Херсон — Снегуровка — Кременчуг и Мичуринск — Кременчуг.

Всего это 675 тыс.т нефти, которая должна будет аккумулироваться в резервуарах Кременчугского НПЗ, а потом перерабатываться там же с разрешения Минэнергоугля.

Кстати, по неподтвержденным данным, “Укртранснафта” уже изъяла около 500 тыс.т нефти из нефтепровода Великоцк (госграница) — Лисичанск — Кременчуг.

Инициативы “Укртранснафти” на руку Кременчугскому НПЗ, поскольку помогут загрузить его сырьем. Но забота этой компании о судьбе технологической нефти имеет и другое, более прозаическое объяснение.

Нефть из государственных неф­тепроводов фактически досталась группе “Приват”. Замещение технологической нефти для “Укртранснафти” означает, что нефтепроводы в ближайшее время работать не будут.

А значит, шансов на возобновление полноценного транзита нефти все меньше.


Последние новости: