НКЦБФР должна регулировать формирование стоимости ЦБ —Тимур Хромаев

НКЦБФР должна регулировать формирование стоимости ЦБ —Тимур Хромаев
941
Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) должна регулировать формирование стоимости ценных бумаг (ЦБ). Такое мнение в интервью БИЗНЕСу высказал глава НКЦБФР Тимур Хромаев. 

По мнению господина Хромаева, такой функцией Комиссия должна быть наделена, так как стоимость ЦБ понятие очень субъективное. А это приводит к неразрешимым ситуациям при возникновении трений между акционерами. «Когда дело доходит до защиты прав собственности в сфере ценных бумаг, то выясняется, что в Украине нет органа, имеющего должный опыт, знания и возможности, которые позволили бы преследовать нарушителей до конца», — сказал господин Хромаев. 

 Недавно Национальную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) возглавил украинский бизнесмен Тимур Хромаев. Для финансовых рынков он человек не чужой. В его досье значатся обучение в Union College (Нью-Йорк, США), руководящие должности в Минфине, работа на банковском и инвестиционном рынках. Своим видением дальнейшего развития фондового рынка и привлечения инвестиций в экономику Украины чиновник поделился с БИЗНЕСом. 

 — Чем заинтересовать инвесторов? 

 — Для того чтобы рынок развивался, нужны новые эмитенты, новые инструменты. Нам необходимо инициировать создание достаточно большого количества долговых инструментов, предполагающих существенную защиту кредиторов. Чтобы не возникали хорошо известные проблемы, в том числе скандальные дефолты эмитентов корпоративных облигаций. Дефолты будут и в дальнейшем, но нам нужно создать механизмы, которые сделают все стороны процесса заинтересованными в поиске консенсуса. Это механизмы из англо-саксонской практики, которые были приняты на рынках Европы и США и достаточно хорошо себя зарекомендовали. Основой всего должно стать изменение регулятора. Надо наделить регулятора существенными полномочиями, ввести ответственность. Комиссия должна регулировать формирование стоимости ЦБ, а это понятие очень субъективное. Когда дело доходит до защиты прав собственности в сфере ценных бумаг, то выясняется, что в Украине нет органа, имеющего должный опыт, знания и возможности, которые позволили бы преследовать нарушителей до конца. 

— Вы имеете в виду сложный комплекс вопросов, включающих в себя манипуляции на фондовом рынке, конфликты мажоритарных и миноритарных акционеров, инсайдеров? 

 — Абсолютно верно. Это сложно, но мы должны дойти до полного понимания всех этих проблем, иметь возможность их решать. Лишь тогда мы заслужим доверие и получим средства западных инвесторов. 

 — Предыдущий состав Комиссии много внимания уделял проблеме конфликтов между акционерами. Были предложены проекты внедрения механизма Squeeze out. Как вы относитесь к этим проектам, у них есть перспективы? 

— Конечно, есть. Чем больше мы вводим норм и правил в те сферы, где у нас превалируют хаос и правовой вакуум, тем лучше. Мы готовим проект изменений в Закон «Об акционерных обществах», которые предусматривают в том числе и внедрение механизма Squeeze out. 

 — Если мы говорим о защите прав акционеров, не можем не спросить и о том, насколько высок сейчас уровень рейдерства? Что может предпринять НКЦБФР? 

 — Мы бы хотели иметь возможность решать эти проблемы. Но видим, что в тех случаях, где присутствует рейдерство, присутствуют и уголовно наказуемые деяния — подделка документов, служебный подлог, злоупотребление служебным положением и т.д. В тех же конфликтах, которые исторически сложились и тянутся уже давно, мы видим классические конфликты акционеров, а не рейдерство. Просто по старой привычке акционеры считают, что могут оказывать давление на оппонентов через правоохранительные органы. НКЦБФР занимает в этом случае нейтральную позицию и предлагает сторонам сесть за стол переговоров. У Комиссии очень ограниченные возможности. В то же время мы пытаемся закрыть «дыры» в законодательстве, которые возникли как следствие событий, происходящих на востоке Украины и в Крыму. 

— Что в этой ситуации можно сделать?

— Организовать перерегистрацию компаний, дать акционерам возможность проводить собрания и принимать решения. 

— Много ли АО с крымской пропиской перерегистрировалось на территории материковой Украины?

 — Если говорить о крупных компаниях, то там их и было немного. Некоторые из них перерегистрировались в Херсоне, Нико­лаеве, Киеве, некоторые — в Украине и в России одновременно. В этом отношении у нас еще будет много проблем. Но мы понимаем: Комиссия должна законодательно и нормативно сопровождать происходящие изменения, чтобы иметь возможность эффективно на них реагировать. К примеру, НКЦБФР запретила депозитариям в Крыму и на некоторых территориях Донецкой и Луганской областей фиксировать изменения в правах собственности на ценные бумаги, но этого ведь мало. Нужно идти дальше. Необходимо дать АО возможность перевести центр принятия решений в украинское правовое поле, предоставить четкие возможности контактировать со своими акционерами и т.п. Сейчас мы пытаемся найти механизм и внести необходимые изменения в законодательство, которые позволят нам решать эти проблемы. Акционерам важно зафиксировать ситуацию, принять необходимые решения и двигаться дальше. Даже если что-то произойдет с их имуществом, они должны понимать, какие решения и в каком законодательном поле они приняли, чтобы иметь возможности для дальнейших действий. Как бы ни сложилось, а мы все же рассчитываем, что нам удастся вернуть все территории, а формируемое сейчас правовое поле позволит акционерам требовать компенсаций, вести дальнейшие разбирательства. За все, что произошло, виновные ответят. 

 Ранее БИЗНЕС писал о том, что, по мнению Тимура Хромаева, на рынке ЦБ в Украине надо уйти от кустарщины и применить мировой опыт.


Последние новости: