Украина является частью глобальной экономики, сколько бы мы ни отгораживались — Тимур Хромаев

Украина является частью глобальной экономики, сколько бы мы ни отгораживались — Тимур Хромаев
517
Украина — часть глобальной экономики, сколько бы мы ни отгораживались. А потому все, что признано в глобальной экономической системе, нужно внедрять у нас как можно быстрее, в частности фьючерсы и прочие деривативы, в том числе и на сырье. Эти инструменты — крайне важный элемент будущей системы ценообразования. Такое мнение в интервью БИЗНЕСу высказал глава Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) Тимур Хромаев. 

По словам господина Хромаева, в Украины фьючерсы работают в тестовом режиме, участники рынка с ними экспериментируют. «Тем не менее это уже инструменты, которыми сейчас регулируются только отношениями между субъектами», — подчеркнул он. 

Не так давно НКЦБФР возглавил украинский бизнесмен Тимур Хромаев. Для финансовых рынков он человек не чужой. В его досье значатся обучение в Union College (Нью-Йорк, США), руководящие должности в Минфине, работа на банковском и инвестиционном рынках. Своим видением дальнейшего развития фондового рынка и привлечения инвестиций в экономику Украины чиновник поделился с БИЗНЕСом. 

— Недавно были запущены торги валютными фьючерсами. Каковы перспективы этого инструмента в нынешней ситуации? 

— Это абсолютно нормальный шаг. Фьючерсы пока работают в тестовом режиме, участники рынка с ними экспериментируют. Тем не менее это уже инструменты, которые сейчас регулируются только отношениями между субъектами. Закона «О деривативах» у нас нет. И это еще один приоритет для НКЦБФР на этот год. Фьючерсы и прочие деривативы, в том числе и на сырье, — это крайне важный элемент будущей системы ценообразования. Мы должны отдавать себе отчет в том, что это — нормальный инструмент. Украина — часть глобальной экономики, сколько бы мы ни отгораживались. И все, что признано в глобальной экономической системе, нужно внедрять у нас как можно быстрее. Чтобы в стране была единая цена на любое сырье, а не четыре цены на газ. 

Но это возможно после экономической стабилизации. Нужны изменения и в валютном законодательстве. Мы сказали себе, что у нас теперь свободное ценообразование на валютном рынке. Но эту свободу нужно администрировать, причем очень аккуратно. Я думаю, вопрос функциональных обязанностей и полномочий НКЦБФР решится в ближайшие два года. Речь идет не просто о получении полномочий. Нужно еще уметь этими полномочиями распоряжаться. Не думаю, что общество многое может доверить госслужащим с зарплатой в 3 тыс.грн. Нельзя принимать полномочия, если ты не самодостаточен финансово.

 — НКЦБФР уже давно работает над идеей платежей надзора, не так ли?

 — Я бы сейчас не дискутировал по поводу самого источника поступлений — платежи надзора, штрафы и т.д. Важен сам принцип самообеспечения субъектов регулирования. Мы можем говорить и о нашей бюджетной политике, которая основана на взимании платы, а не на администрировании налогообложения. В нынешних реалиях государству проще обложить фиксированным налогом машину в зависимости от объема ее двигателя, чем эффективно, вникая в процесс, обложить налогом доходы ее владельца. Нацбанк, НКЦБФР должны быть независимыми самодостаточными структурами. Причем их возможности должны расширяться с ростом самих рынков.

 — Регулятор должен иметь возможность наращивать не только правовые, но и аппаратные возможности? 

 — Совершенно верно. В нашей работе присутствует колоссальный технический компонент. Задача НКЦБФР — перейти на электронные документооборот и обработку данных. Мы технически не можем эффективно осуществлять функции не только надзора, но и примитивного анализа. Массив информации имеется, но качество ее ужасно. Комиссия к тому же не располагает таким количеством профессиональных аудиторов, чтобы анализировать всю поступающую информацию. Поэтому мы работаем с европейскими коллегами над повышением квалификации сотрудников, сотрудничаем с аудиторскими компаниями. У них большой опыт и понимание таких явлений, как манипуляции на рынке, использование инсайдерской информации. Так или иначе, но независимость и самодостаточность регуляторов — это не вопрос философских рассуждений. Извините, но НКЦБФР даже не может быть полноправным членом международных организаций, объединяющих комиссии по ценным бумагам. У нас нет полномочий, чтобы удовлетворять их требованиям. В этих организациях необходимо обмениваться информацией. Но они нам ее не дадут, так как у нас нет полномочий предоставлять им аналогичные сведения. А мы хотим быть частью глобальной экономики. 

— Какую помощь могли бы оказать саморегулируемые организации (СРО)?

— СРО растут и развиваются. Думаю, определенные вопросы регулирования и надзора за участниками рынка можно было бы делегировать СРО. Они должны внутри себя повышать нормы открытости, этики ведения бизнеса. В том числе СРО должны иметь возможности преследовать и наказывать нарушителей. Но нужно оперировать не только страхом. Качество самих СРО должно повышаться. 

 — Каких полномочий НКЦБФР не хватает прежде всего? 

 — Полномочий, которые позволили бы Комиссии проводить полноценные расследования. Причем в отношении не только участников рынка, но и субъектов, которые являются участниками рынка не де-юре, а де-факто. Мы хотим понимать всю полноту отношений субъектов в операциях с ЦБ. Для этого нам нужны права на получение информации. 

 — Предыдущий состав НКЦБФР утвердил проект Концепции развития фондового рынка до 2017 г. Знакомы ли вы с этим документом, что измените?

 — Если говорить о принципах и направлении, то в Концепции все верно изложено. Для нас сейчас важны интенсивность и глубина изменений. Работать надо активно и быстро. Политическая воля есть. Задача сформулирована более четко, чем ранее. Эта задача — интеграция в Европу. Наша конечная цель — внедрение европейских стандартов и директив. Их и внедряем. Здесь нет ничего нового. Меня и новую команду пригласили в НКЦБФР не для того, чтобы мы открывали новые элементы в таблице. Мы должны использовать свои знания и энергию для быстрой реализации программы интеграции. Абсолютно в наших силах создать в Киеве финансовый центр Восточной Европы. Возможности есть, потенциал безграничен. За 5-10 лет у нас будет большой фондовый рынок, сопоставимый, по крайней мере, с европейскими центрами. 

 Ранее БИЗНЕС писал о том, что, по мнению Тимура Хромаева, НКЦБФР должна регулировать формирование стоимости ценных бумаг.


Последние новости: