Идеолог Кураж Базара: «Если ты не хочешь свой продукт — у тебя проблемы»

Идеолог Кураж Базара: «Если ты не хочешь свой продукт — у тебя проблемы»
12830
“Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.”

Если вы бывали на мероприятиях в “Арт-заводе Платформа”, то точно видели прорезающую толпы куражно гуляющих посетителей Алёну Гудкову (Злобину) — организатора Барахолки Кураж Базар, Кураж Night Market и благотворительной барахолки. Она руководит ивентами несмотря на глубокую беременность, разрабатывает в деталях концепции для них, и, кажется, лично знает каждого гостя. Её энергии, самоорганизации, предприимчивости и силе можно и нужно позавидовать. Чем и предлагаю заняться прямо сейчас, а для того чтобы удобнее было это делать, я взял у Алёны интервью и разбил его на полезные и удобные блоки.

Кстати, автор эпиграфа Максим Горький проглотил бы это интервью за минуту. В том смысле, что читал он со скоростью четыре тысячи слов в шестьдесят секунд.

Слово Алёне.

О проекте

Недавно мы работали с бизнес-тренером и пришли с ним к выводу, что наша организация с точки зрения стадии развития пока — стартап. Мы ещё не устоявшийся бизнес, в котором, например, можно спрогнозировать доход, понимать далёкую перспективу. Хотя в краткосрочной — мы кое что видим, ежемесячное бизнес-планирование у нас построено. Многое зависит от погоды, в прямом и переносном смысле. Я автор и собственник бизнес-проекта самой большой барахолки в Киеве, а может и в Украине. Это ежемесячное мероприятие, которое привлекает и продавцов, и покупателей. Внутри проекта я помогаю развиваться другим — еще очень многим бизнесам, которые начинают у нас с нуля. Все 350-400 человек, которые приходят в качестве участников получают возможность продать свой товар большому количеству посетителей. У нас даже есть такой “полуслоган”: "Открой свой магазин на три дня". Любой человек с товаром и “коммерческими замашками” или с навыками в продажах может присоединиться к нам.


О системности бизнеса и мотивации

Честно говоря, я бы не хотела оставлять этот проект даже и на месяц. Я сейчас работаю над тем, чтобы отстроить тут все механизмы. Но, как видно, мне придется ненадолго отлучиться (о беременности — ред.) В принципе, я очень системный человек. Если посмотреть в моё прошлое, то видно, что я всё время работала или с сетевыми большими агентствами, или в агентстве, или с клиентами, или на стороне клиента как маркетинг-директор большой компании. Поэтому я так деспотична к деталям, от чего моя команда периодически просто приходит в ужас. Но им ничего не остается, потому что они видят результат этой деспотичноти — хороший результат. Как говорит мой прекрасный муж (муж Алёны — Александр Гудков, серийный предприниматель, владелец Taki-box и Gud Bagel, TOP Enterprise Solutions — ред.), это вообще "Вау!". Потому что запустить такую махину, на несколько тысяч человек, организовать всю логистику, работу команды, информационную поддержку — это достаточно сложно. Да чтобы при этом еще и не “попасть на бабки”. Наш проект — безубыточный с самого начала, но нельзя его пока назвать суперприбыльным.

Для меня лично таким он станет, когда мы выйдем на миллион гривень в месяц.

У меня сейчас другая мотивация, вообще не финансовая. Я вышла из модели благотворительного, спонтанного ивента в модель ежемесячной, повторяющейся барахолки, которую я хочу сделать традиционной. То есть, для меня важно сейчас идеологию прокачать. Я всегда хорошо зарабатывала — мои менеджерские услуги всегда стоили недешево. Я считаю, что финансовая мотивация — это самая гнилая мотивация из возможных, потому что она может разрушить моментально любую систему. Я к ней не стремлюсь и точно знаю, что если правильно прокачаю идеологию, если правильно донесу месседж про традиции, про культуру перепотребления, репотребления, про семейные ценности, про тимбилдинг компаний, которые приходят и продают у нас всякую чепуху — это будет очень круто.

Саша и Алёна Гудковы

Про отношение к бизнесу

Вот это вот “Вселенная шлёт сигнал” — я в такое не верю. И вообще не понимаю до сих пор, почему у меня берут интервью. Да, я очень много работаю и заставляю работать свою команду. У меня люди вкалывают: статусы, митинги — за этим всем такая сумасшедшая работа. Какая Вселенная? Да, тебе может прийти какой-то месседж в голову... На самом деле, мне пришел, когда я начала делать Барахолку. Я занималась рекламой, зарабатывала в долларах по курсу на день продажи. И меня начало от этого тошнить, я думала: "Мне хочется отдавать". Это просто нормальное желание человека, который духовно развивается. Как говорил мой бывший шеф Владимир Яковлевич Школьник (я все время с евреями как-то связана не на шутку: с Гариком Корогодским дружу, со Школьником работала, тут Офер): "Для донора так же важно отдать кровь, как реципиенту ее получить". Это круговорот энергии в природе. В это я верю. Я это точно знаю.

После каждого ивента мы садимся в понедельник утром проводить статусы, и я говорю своей команде, что если  не  повышать свой личный стандарт в каждом мероприятии — оно загнётся. Если это мероприятие спустя какое-то время не начнет приносить прибыль, а вам бонусы — оно того не стоит, “сорян”, как принято сейчас говорить.

Я веду тренинги и всегда говорю, что если ты не хочешь свой продукт — у тебя проблемы. Это 100%. То есть хотеть своё дело нужно буквально чуть ли не в сексуальном плане. Это снимает физическую усталость. Я сейчас на восьмом месяце, реально, на сносях, но с девяти до девяти — на работе и меня шарашит.

В своём деле я выполняю роль операционного и креативного директора. Мне очень нравится развивать проекты, стратегический маркетинг — это то, на что меня постоянно “хантят”.

Я не продаюсь официально, и мое резюме не лежит на Хедхантере, но я очень часто оказываю консультационные услуги. Меня советуют. Это не основной заработок — это бонус. У меня просто есть чем поделиться, как у любого человека, который уже прошел определенный путь, накопил опыт. В половине случаев я консультирую бесплатно тех людей, чьи товары/услуги мне очень импонируют.



О команде

Я команду подбираю не по опыту, а только по ценностям. Если мне не комфортно находиться с человеком рядом — мы не станем командой, сколько бы у него ни было плюсиков в резюме. У нас проект завязан на эмоциях. Мы работаем 24 часа в сутки. Если мы будем друг друга раздражать — мы развалимся.

Я операционный директор и супервайзер проекта — плюс креатив, он полностью на мне. Есть менеджер «он локейшн», скажем так. Её зона ответственности — площадка: она должна быть наполнена, всё должно быть вовремя, декорации и техника etc. Грубо говоря, сейчас она выполняет роль “проджекта”. На статус-митингах она контролирует работу всей команды. У меня есть френд-менеджер. Это человек, который работает со всеми участниками: переписывается, делает рассылки, продает билеты, регистрирует.

Есть сотрудница, должность которой называется “хэппи-менеджер”. Так называются люди, которые наполняют график в больших корпорациях какими-то активностями. Мы — не большая корпорация, но, тем не менее, наших людей нужно тоже развлекать. То есть, она отвечает за мастер-классы, детские, спортивные зоны, кальяны, пузыри, косички... У меня есть PR-менеджер, Вера, которая раньше занималась еще и SMM. Потом я поняла свою стратегическую ошибку, что это две абсолютно разные истории. И вот у меня уже есть SMM-менеджер. Она даже не представляла, что ее ждет. Сама виновата — три раза ходила ко мне на собеседование, с третьего раза прошла.

Команда Кураж Базар

Сейчас я думаю над тем, чтобы взять себе как бы "второго я" — мне очень тяжело быть все время плохим полицейским. Хочется намного больше душевности в работе с девочками, но, учитывая мой этот деспотизм и педантизм, моя любовь всё никак до них не дойдет, потому что я всё время вижу эти мелкие ошибки… Я хочу научить человека вместо меня париться. Быть "смотрящим". Этот человек должен быть очень добрым, он должен всех любить, но она должна быть такой же педантичной, как и я. Пока что я в других людях в своей команде этого педантизма не вижу. Мне просто нужен заместитель, потому что я устала смотреть за мелочами. Любовь к деталям — это абсолютно какое-то физически менеджерское качество, которое или есть, или его нет.

Все остальные люди в проекте — аутсорс. Это и монтажники, десять человек: строят площадки, разбирают их, ремонтируют вывернутые зонты во время шторма. Звуко- и светорежиссеры. Пять электриков. Кассиры — 12 человек. Спортивные и детские аниматоры, фотографы и видеооператоры. Это и хэлперы: работают бесплатно, расставляют участников, помогают посетителям, помогают людям с инвалидностью. Нам очень многие люди пишут, что хотят помочь. Но если на благотворительной Барахолке было не страшно, что этот человек, например, не придет, то сейчас, учитывая все ожидания, мы не можем взять случайных волонтеров. Мы должны быть уверены в этих людях. С этими ребятами сработались: обеспечиваем их, в первую очередь, билетами на все мероприятия, конечно же, любовью, шампанским поим в воскресенье в двенадцать часов дня. Я думала, что это я одна такая припадочная, а они нам говорят постоянно: "Алена, ну ты же понимаешь, что это не финансовая мотивация. Нам очень важно помочь такому проекту".

Помимо этого у нас есть охрана, конечно же, от 20 до 40 человек.

Есть уборщики — 20 человек. Я очень горжусь, что на мероприятии всегда чисто. У нас чистые туалеты, всегда есть мыло, бумага, бумажные полотенца.

У нас всегда есть скорая помощь, и это очень важно. Иногда мы за неё платим, но сейчас договорились работать на бартерных условиях: им это появление на мероприятии плюс если это не неотложная помощь, а какая-то дополнительная — это платно.

Более 500 элементов мебели: зонты от солнца, столы в зоне фудкорта etc.



О сотрудничестве с “Арт-заводом Платформа”

Мы плотно сотрудничаем с Тугашевым по “Уличной еде”, потому что я считаю, что они, на данном этапе, лучшие операторы. Мы обеспечиваем им маркет, они еду — у нас такая win-win концепция с ним. Грубо говоря, я его нанимаю как оператора по организации фуд-корта, он меня нанимает как оператора по организации маркета. "Арт-завод Платформа" же является нашим финансовым партнёром. Это локация, с которой мы "поженились", мы связаны определенными договоренностями в плане проведения мероприятий по срокам, другим условиям. "Платформа" принимает участие, естественно, в организации. По нашим дружеским договоренностям, руководство "Платформы" не может влиять на идеологию проекта, эта часть остаётся за мной. Но, тем не менее, они могут дать свои, иногда настоятельные, советы касательно финансовых вопросов, расходной части — это самый большой массив, который необходимо обеспечить еще до мероприятия, до того, как пришел какой-либо income. Например, в подготовке по Night Market — “миллион расходов”, а обещают ливень. Кроме того, у "Платформы" очень много опыта. Рома (Роман Тугашев — ред.) сейчас генеральный менеджер здесь и мы с ним плотно сотрудничаем. Мне нравится, что все диалоги проходят у нас в форме советов, а не указаний: "Подскажи" или "А тебе не кажется, что здесь лучше бы сделать вот так". И это очень круто, когда есть кто-то, кто смотрит на твой проект со стороны — это такой положительный момент, им всегда нужно пользоваться.

С “Платформой” у нас открытые отношения — мы поняли, что мы друг другу нравимся: я отсюда не уйду без предупреждения, а "Платформа" не приведет себе маркет — так вопрос даже не стоит. Но, всё же, это бизнес. Конечно, у нас есть определённые, прописанные условия сотрудничества, как и в любом понятийном договоре или договоре о сотрудничестве. Но, тем не менее, у нас вся эта история имеет еще такой себе характер "на пацана". Проект строился как арт-кластер, в котором возможно развивать любые идеи. Безусловно, сюда заходят, каждый день или каждую неделю, куча ивентов, проектов, которые хотят здесь быть. Но, учитывая, что Офер (Офер Керцнер, владелец компании City Capital Group — ред.), владелец "Платформы" и абсолютно потрясающий бизнесмен, очень харизматичный человек, он всех очень любит и всех очень “happy to join us”. Но когда становится вопрос арифметики и бизнеса… Видимо, где-то каждый из нас нашел друг у друга ту "Ахиллесову пяту", которую было приятно погладить, вот мы друг другу ее и погладили. Мне конкретно здесь очень комфортно. Для меня эта локация уникальная, я сейчас себя воспринимаю уже как её часть. Я приношу "Платформе" пользу. Я привожу сюда людей, я привожу сюда звезд на благотворительные барахолки, мы работаем со СМИ, мы сейчас работаем по социализации проектов и инвалидов.


Об участниках

К нам каждый раз приходит, в среднем, на 30% больше посетителей, чем в предыдущий. Солнечный погожий день — это 8000 человек или больше.

Раньше всё сделать было проще: всё на коленках, все заявки — вручную.

Сейчас у нас увеличилось, во-первых, количество участников, во-вторых, мы наладили автоматическую систему продаж. Тем не менее, френд-менеджер каждый день прочитывает поступающие анкеты.

Участникам, которые, например, хамили нам или нашим гостям, бубнили что-то вроде: "что это тут у вас за геи ходят", мы говорим “ну, сори, геи с нами остаются, а вас нам, наверное, в следующий раз будет не хватать". Или музыка была громкая, или пыль им в нос летела на заводе, или ещё что-то... Мы всегда извиняемся, предлагаем вернуть деньги, обязательно вносим их в список, не черный… Но такой список людей, на которых нужно обратить особое внимание. И мы всегда им пишем, например: "Вам в марте было очень громко, скорее всего, вам будет еще громче в апреле, вы уверены, что хотите участвовать?" Они говорят: "Да-да-да, мы пересмотрели свои взгляды на музыку".

Мы делаем анкету после каждого мероприятия: что понравилось, не понравилось, по пятибалльной шкале. Мы открыты к публичному обсуждению и к признанию ошибок: "Тут мы ошиблись. Скажите, как исправить".

Нельзя купить билет, не заполнив анкету, не написав, что ты продаешь, как у тебя будет выглядеть стенд. Мы всё это просматриваем. Таким же образом мы ищем интересных участников. Мне очень нравится, когда говорят, что мы — фирмачи. Что у нас публика иная, чем на других фестивалях — более элегантная. Рекламщики, креативный класс. Те, кто охотятся за винтажом, за винилами.

У нас очень много селебритис, например, Валид Арфуш на каждую Барахолку приезжает, или Дарко Скульский... И мне это очень важно сохранить.

Нам настолько важен контент, что мы ездим по другим барахолкам и тех людей, которые продают крутые вещи, мы приглашаем бесплатно участвовать. У нас в этот раз будет просто невероятный человек, из космоса, у него какие-то старые винтажные чайники, машины...

Недавно вышла статья, где наши продавцы-резиденты рассказывают: "Я заплатила 300 грн. Продала на 5700 грн. Отобрала хорошие вещи. Сделала табличку. Улыбалась". Барахолка — это, в первую очередь, эмоциональная история, это коммуникация. Когда человек воспринимает барахолку исключительно как "Мне нужно отбить место", он сразу с утра так напрягается, что у него, во-первых, ничего не получается, а во-вторых, он не получает своего удовольствия от этого. Мы же не зря делаем весь этот контент, чтобы люди еще и получали удовольствие во время мероприятия…

Участие стоит 300 грн. на два дня. Сюда входит три билета еще дополнительно, на все два дня. Да, стол нужно докупить, но простите, аренда огромного стола стоит 100 грн., это просто потому, что они ломаются и мы не можем их покупать сами. Можешь свой принести, пожалуйста.

Мы делаем достаточно серьёзный акцент на развитие этой культуры продажи. Но если человек сам вообще не настроен на то, чтобы избавиться от этих вещей, если он не подготовил эти вещи, не прокоммуницировал у себя в сети...

Я могу рассказать историю успешного продавца. Первое, что он получает от нас — рассылку, он сразу делится у себя на странице в Фейсбуке: "Ребята, я скоро буду здесь, я буду продавать, вот кеды дедушки, вот я...". Улыбается, постит фотографии, то есть, он уже начинает какую-то коммуникацию с людьми. Потом он приходит, начинает писать с Барахолки. Он красивый, он напек каких-то печений, поставил какую-то смешную табличку. Девочки у нас такие делают — стоит реально очередь.

А если сидит человек, с кислым лицом... У нас это очень часто бывает, я даже подхожу и говорю:

— "Гайс, у вас все в порядке, все нормально?"

— "Та, что-то людей нету..."

— "В смысле — нету, у меня сейчас показывает программа, что у нас на территории 5000 человек находится".

— "Та не, нету, в прошлый раз было больше..."

И это какой-то бесконечный батл с ними. Поэтому мы всегда говорим, что, ребята, мы не несем ответственности за то, как у вас пройдут продажи. Мы привлекаем людей, ставим активности, у нас есть еда, отопление, крыша над головой. Пожалуйста, делайте сами так, чтобы вы могли продать, и старайтесь. Кто-то слышит, кто-то не слышит.

Очень часто бывает еще так: мы делаем рассылку по всем участникам каждый раз. И мы пишем, что если вы с нами уже несколько раз, можете не отвечать, мы понимаем, что вам эта рассылка уже надоела.

И те, кто в первый раз, или во второй, они говорят: "Вот мы были в первый раз, мы не поняли, что нужно нести. Потом мы проанализировали, пришли, все продали". То есть подобрали классные шмотки. Люди любят винтаж, аксессуары, старые кеды, что-то, что вызывает вау-эффект, старые игрушки — это если говорить про барахло. Если говорить про новье, то люди сносят все. Делают какие-то футболки.

Люди всё это покупают, потому что приезжают тратить деньги. В этом плане мы, на самом деле, очень хороший ивент, потому что мы себя коммуницируем именно как маркет и барахолка, и, в первую очередь, барахолка, конечно. То есть, если на других фестивалях маркет является опционным, мы — целенаправленно маркет. Посетители понимают, что у них есть от 300 до 1000 грн. для того, чтобы потратить их на барахолке.



О комментариях

Фейсбук — мой любимый канал коммуникации, там находится моя целевая аудитория. Ещё мы даём рекламу в метро раз в два месяца, это как раз тоже то, что нам обеспечивает "Платформа", работаем с радио и ТВ.

Но основная работа — с лидерами мнений. Нет лучшей рекламы, чем хороший отзыв — мы стараемся хорошо себя вести.

Есть, конечно, своя специфика аудитории.

Очень классно когда-то Гарик сформулировал. Комментаторы делятся на два типажа: люди интеллигентные, и не интеллигентные. Первый типаж, если он захочет высказать замечание, сделает для того, чтобы ты стал лучше, и, скорее всего, в личных сообщениях. Но если и напишет комментариях, то будет достаточно уважителен к тебе. А вторым нужно вылить желчь. И если ты будешь на все эти излияния обращать внимание, то ты просто сотрешься.

Какие-то вещи мне очень хочется иногда отстоять, защитить команду — бывает обидно читать. Мы отпахали на ногах, что-то пошло не так, был дождь, мы в каком-то минусе, еще что-то происходило, и они просыпаются, видят этот бред: угрозы, оскорбления, "что вы тут улыбаетесь" — люди такое пишут, просто ад.

Если мне хочется вступить с кем-то в полемику, я говорю не от имени Кураж Базара, а от своего. Не хочу, чтобы Кураж Базар ссорился.

Я говорю: "Привет, меня зовут Алена. Я организатор. Давайте пообщаемся".

Отдельного внимания заслуживают комментарии о том, как мы “нечестно занимаемся благотворительностью” — я за два года такой пуд соли съела. Те мероприятия, которые я придумала и провожу, уже принесли помощь детям более, чем на 1 700 000 грн. Но при этом я продолжаю получать комментарии о том, что в Инстаграме людям моё богатство глаза выедает. — "А что ты на джипе ездишь?"

А, мне кажется, что я единственный из организаторов фестивалей, который два раза в год отдает сумасшедшие деньги из своего кармана. Просто потому, что я не могу этого изменить, так как не люблю спекуляцию из серии: "Мы были благотворительные, а теперь мы популярные, и все". Я считаю, что это грех — так нельзя делать. Люди тебе доверяют, доверие — это самая крутая валюта.


Об отпуске

Зимой я поеду в отпуск. Мы все уезжаем на месяц. У нас нет отпусков в течение года, только в январе. Осенью и зимой будет работа. Мы закрываем сезон в декабре, а открываем в марте. Делаем Рождественскую Барахолку. Если у нас получится по прибыли, сделаем ее благотворительной. Получается, что к тому времени мы уже сделаем две благотворительные Барахолки, это в наших планах. Сделали первую мартовскую и будет очень крутая благотворительная Барахолка с невероятными звёздами в июне, будут лайв-концерты Даха-Браха и Мгзавреби, в честь детей, бесплатно.

И потом мы будем делать какие-то контентные Барахолки, Дача Эдишн, Осень Эдишн... И потом уйдем на покой на зиму.




А мне мои друзья из Берлина пишут: "1,5 евро за вход, ты серьезно?


О цене за вход

"Я заплатил 50 грн., при Ющенко такого не было, це зрада, перемога, Майдан не для этого стоял..." или "За 50 гривень цены входного билета я хочу получать материальное вознаграждение" — то есть человек, заплатив 50 грн., хочет получить еще чашку в подарок, например.Такие отзывы.

Мы были в Берлине на последней барахолке. Место участника стоит 70 евро, три евро за вход: один туалет, один фалафельщик, пьяный с утра, идёт дождь — никакого накрытия, на полу галька, перемешанная с землей, дети ползают, собаки бегают и все счастливы! Выбор этих людей — быть счастливыми: я сегодня проснусь, поеду на барахолку, отлично проведу время, выпью смузи или коктейль, поем, встречу друзей, будет играть хорошая музыка, я просто отдохну.

Я думаю, что в данной экономической ситуации мы не имеем права спекулировать на растущей популярности проекта, поднимая цену за вход. Я считаю, что лучше мы будем увеличивать количество продавцов, популярность проекта — пусть приходит больше людей: не десять тысяч, а двадцать пять — и всем будет весело и интересно.

Если, конечно, скажут, что у нас прожиточный минимум поднимается в два раза, тогда может быть... Но мы живем в Украине, я ориентируюсь не на зарплату в евро.

Мне хочется давать возможность разным людям побывать здесь. Бесплатно мы приглашаем людей с инвалидностью, пенсионеров, детей до 12 лет. Если человек пишет, что очень хочет попасть, но не получается — я покупаю и дарю ему билет.

Но и при этой цене мы слышим такое: “я прихожу и трачу деньги, покупаю здесь еду и еще вам деньги оставляю, купив здесь драные кеды, я должен бесплатно зайти”.

Ребята, ну посмотрите, вот вам музыка играет, вот вам Катро Заубер, самый дорогой диджей в Киеве, вот вам Денис Аду, один из лучших джазовых исполнителей, вот Влад Буйвол, который, кстати, как все диджеи, играет бесплатно на благотворительных барахолках. Привет им всем большой.

Вот вам зонтичек от солнца, вот вам кулёчек для прогулок вашей собачки, посидите на пуфике, а хотите — на шезлонге, а вот вам трава, застеленная на 10 га площади — здесь приятно находиться. А мне мои друзья из Берлина пишут: "1,5 евро за вход, ты серьезно?"



О конкурентах барахолки “Кураж Базар”

Мы, в первую очередь, коммуницируем атмосферность мероприятия. У нас есть детская и спортивная зоны. Люди с инвалидностью — пожалуйста, милости просим, вот хелперы, они помогут. Вот еда, вот бар, вот джаз, плюс огромная территория. Мы хотим сделать так, чтобы те люди, которые к нам зашли, например, в час дня, оставались до восьми часов вечера. И это очень хорошо для маркета тоже, покупатели делают двойные, тройные заходы. У нас любая покупка, если это не машина, хотя тоже такое бывает, это очень спонтанно и эмоционально.

Другие маркеты, о которых я знаю, во-первых, не рассчитаны на проведение всего дня и проходят на площадках, которые не приспособлены для того, чтобы там задерживаться. И это скорее о продажах, то есть выставки товаров. Я туда поеду, например, если мне нужен стул. Хотя и у нас продается винтажная мебель постоянно.

Я не люблю говорить что-то вроде "у меня нет и не может появится конкуренции", потому что она завтра же появится — тот же Гарик возьмет построит себе помещение и сделает. Но мне кажется, что сейчас резко стать с нами на один уровень будет сложно. Суть в том, что очень многие фестивали, кроме Уличной Еды, не занимаются этим как постоянной работой. Я же сижу здесь каждый день. Когда ты работаешь над этим как над своим основным проектом, как на работе, очень тяжело тебя догнать. Если ты это делаешь спонтанно, как Kyiv Vinyl Market или фестиваль "На дне", все это круто, но это не про бизнес.

Когда-то и Барахолка была ситуативной. Невозможно воспринимать единоразовый маркет или фестиваль как конкурента.

Но есть кое что, что действительно напрягает. Много сейчас людей, которые посидели-покурили и сделали какой-то фестиваль, и они просто дискредитируют весь формат. Аудитория получает миллион приглашений — выбирают тот, у которого наиболее провокационное название и идут. А там грязно, воняет в биотуалете, нет организации. И всё, больше эти люди с плохим опытом никуда не хотят — остаётся пойти в любимый ресторан, там поесть, потом пойти в магазин и купить себе одежду.

А вообще, у нас такой маленький рынок, я все время с этим сталкиваюсь, конкуренции как таковой тут нет. Я считаю и сама так делаю, что нужно очень аккуратно и чистоплотно работать.

Не стоит забывать, что мы все тут друг от друга в трех станциях метро.

С мужем разговаривали недавно, он говорит: "Вот ты переживаешь, что на день Киева пройдут какие-то ещё маркеты. Я только зашел на сайт Сан-Франциско — там фестиваль еврейских геев. Вот где разбег тематик. У нас тут одно и то же — фестиваль воздушных шаров или Барахолка".

Но нас все время копируют. В Одессе появилась Благотворительная Комиссионка — все практически наши слоганы, "Тусуемся, копаемся, выгодно скупаемся", вообще.


С другой стороны, это хорошо. Развивается культура, и я на это повлияла.











Последние новости: