Кальянная раздора. Взгляд на стрельбу в Днепре глазами адвокатов-криминалистов

Кальянная раздора. Взгляд на стрельбу в Днепре глазами адвокатов-криминалистов
1387

«Бандиты напали на АТОшников» — эти слова приходили на ум, наверное, чуть ли не каждому украинцу, узнавшему о перестрелке в Днепре 24 июля. Но как выяснилось, все может оказаться совсем иначе. Пазл из показаний участников все никак не складывался — слишком много противоречий.

Проанализировав десятки материалов в Facebook, СМИ и официальных лиц о событиях в Днепре, вопросов у нас осталось куда больше, чем ответов. Кто первый начал? Сколько было участников побоища? Почему стрелки и раненые есть со всех сторон перестрелки — а полиция "назначила" "пострадавших" и "зачинщиков"?

Прояснить ситуацию мы попросили двух опытных криминалистов: партнера уголовной практики юридической фирмы Ario, члена Совета общественного контроля НАБУ Евгения Грушовца, а также советника уголовной практики Ario, экс-заместителя начальника Главного следственного управления Генпрокуратуры Владислава Грищенко. Хотите разобраться в нюансах самого громкого огнестрельного дела года? Этот longread юристов для вас.

Незаметные “фигуры” и спрятанные ключи от авто

Даже на первый, непридирчивый взгляд, заметно искажение информации — оно началось со слов братьев Саакян в первые же часы после инцидента. А некоторые СМИ в дальнейшем продолжили тиражировать.

Эдмонд Саакян попал в больницу после происшествия и еще там заявил, что якобы у бизнес-партнеров его брата Эдуарда Саакяна возникли финансовые разногласия с последним. Чтобы их выяснить, начались переговоры.

Опять же Эдмонд объяснял, что якобы неизвестные ему лица считали, что Эдуард имеет перед ними денежный долг и отказывается его вернуть. То есть отказывается исполнить гражданско-правовой долг. Это исключает факт вымогательства (как уголовного преступления) в отношении Эдуарда Саакяна.

Далее Эдмонд заявляет, что 24.07.2017 он вместе со своими знакомыми и с братом поехал на переговоры поддержать последнего. Но о других участниках переговоров — “сторонников” Эдуарда, или последующих инцидентах он почему-то ничего не рассказывал.
Владислав Грищенко
советник уголовной практики Ario, экс-заместитель начальника Главного следственного управления Генпрокуратуры
И в то же время Эдуард Саакян (явно вопреки версии брата) сообщил опять же неполную, но более правдивую информацию. Оказывается, он вел совместный бизнес по строительству и продаже недвижимости еще с двумя лицами, а именно Ш. Нахшоном и В. Кангуном. И якобы именно из-за распределения прибыли от этого бизнеса возник конфликт. Решали его путем неоднократных переговоров. При этом Эдуард Саакян заявил, что в переговорах неоднократно принимал участие, исключительно по его (Эдуарда) инициативе, широко известный в Днепропетровском регионе Роберт Арутюнов. Выступал на стороне Саакяна.

Также г-н Саакян добавил, что в переговорах якобы по инициативе Нахшома (и как его же представитель) участвовал Лакиза А. Но Нахшон в своем видеообращении говорит, что пришел на последние переговоры сам.

Уже гораздо позже, Эдмонд Саакян несколько изменил свои пояснения и сообщил, что строительный бизнес, оказывается, вели все-таки не двое, а пятеро партнеров, один из которых — его брат Эдуард.

Анализируя разрозненные и противоречивые версии участников, а также информацию из публикаций в СМИ складывается следующая картина. Совместный бизнес, который заключался в инвестировании в строительство и дальнейшей реализации недвижимости, вели, по меньшей мере, пять партнеров:

  • Саакян Эдуард,
  • Кангун Валерий,
  • Нахшон Шалом,
  • Давыдов Яков,
  • Арутюнов Роберт.
Двое последних практически не фигурируют в материалах СМИ.

В суде А. Лакиза пояснил: он оказался на месте инцидента, потому что участвовал в переговорах о разделе прибыли от продажи недвижимости как представитель Давыдова Якова.
Таким образом, в неоднократных переговорах между пятью бизнес партнерами постоянно участвовали минимум четыре стороны (или их представители), а именно:

  • Саакян Эдуард,
  • Нахшон Шалом,
  • Давыдов Яков в лице представителя Лакиза,
  • Арутюнов Роберт.
Выходит, слова Нахшона о том, что на переговоры он пришел один (о чем он сообщил в своем публичном обращении) находят свое подтверждение.

Этот перечень лиц, связанных между собой общим делом, в корне меняет понимание характера переговоров. Это уже не выглядит конфликтом двух сторон: Саакяном Эдуардом и Нахшоном Шаломом, как это было в первые сутки-двое после инцидента. Это как минимум четырехсторонний процесс и каждая из сторон имеет претензии к трем другим.
Евгений Грушовец
партнер уголовной практики юридической фирмы Ario, член Совета общественного контроля НАБУ
Это ставит под сомнение показания братьев Саакян о том, что переговоры организовал Нахшон, который якобы и позвал с собой «спортивных» ребят. «Группа физической поддержки» могла появиться по инициативе любой из сторон.И первыми это сделали именно братья Саакян.

Оба брата одинаково описывали переговоры (в том числе и те, которые состоялись 24.07.2017): от оппонентов на переговоры прибыли два человека — Нахшон и Лакиза. Это полностью подтверждает слова Нахшона, что представлять себя на переговоры он пришел один. Оба объясняют: именно они и привели на бизнес-переговоры "для физической поддержки" двоих бывших участников АТО: Алексей Вагнер и Максим Иващук. Но на самом деле их было как минимум четверо — прибыли еще Сергей Голтва и Денис Буштрук. Они на машине Эдмонда Саакяна скрылись с места происшествия, а их участие в инциденте пытались скрыть.

Логичный вопрос: зачем случайным добропорядочным участникам происшествия скрываться от полиции? Ведь после инцидента автомобиль Эдмонда Саакяна разыскивали сотрудники полиции. Почему они оставили там своих погибших и раненых собратьев?

Более того, в СМИ звучала версия, что стрелявшие из автоматов, скрылись именно на авто «Субару», которое принадлежит Эдмонду Саакяну.

Получается, это были не какие-то там мифические нападающие, которые странным образом завладели ключами от машины Эдмонда Саакяна и смогли вместе с оружием убежать от полиции с места происшествия. Выстраивается вполне логичная и последовательная цепочка — эти лица приехали с Эдмондом Саакяном на его авто (имели ключи от авто). После перестрелки они скрылись на этом авто от полиции — чтобы спрятать оружие скорее всего.
Владислав Грищенко
советник уголовной практики Ario, экс-заместитель начальника Главного следственного управления Генпрокуратуры

Стреляют — когда слова бессильны. Кто накалял обстановку?

Свидетельства братьев Саакян об эскалации конфликта тоже существенно различаются как между собой. Да и другими данными не сходятся.

Оба подтвердили, что на переговоры прибыли всего два человека: Нахшон и Лакиза. Но скрыли, что последний прибыл как представитель Давыдова Якова. Но с братьями приехали еще как минимум пять человек.

Оба брата солидарны в том, что другие лица появились на месте конфликта значительно позже по просьбе Лакизы — представителя Давыдова Якова, самостоятельного участника переговоров.

В остальном рассказы братьев имеют достаточно серьезные разногласия.

Эдуард Саакян отмечает, что прибывшие «ребята» сразу начали их бить и угрожать огнестрельным оружием. Когда Эдмонд попытался воспользоваться своим травматическим пистолетом — не дали ему этого сделать. Поэтому Эдмонд пошел к автомобилю Эдуарда за огнестрельным оружием, а «нападающие» при этом стреляли в спину.
Евгений Грушовец
партнер уголовной практики юридической фирмы Ario, член Совета общественного контроля НАБУ
Совсем другую и, возможно, более правдоподобную версию озвучил сам Эдмонд сразу же после доставки в больницу. Стоит учитывать, что в таких обстоятельствах у него не было времени, чтобы четко продумать выгодную версию событий — он мог бы просто о чем-то умолчать. Особенно, учитывая его психическое состояние сразу после инцидента. Но он был красноречив и многословен.

Эдмонд Саакян сделал заявление публично, под видеозапись. Осознав, что может произойти силовое противостояние, он спокойно(!) взял у брата ключи от авто последнего, спокойно (!) подошел к этому авто и достал из его багажника карабин «Вулкан». По сути это переделанный автомат «Калашникова», и внешне ничем не отличается от него. Но визуально участники конфликта не смогли бы понять, что это полуавтоматический карабин «Вулкан». Только после этого началась стрельба. То есть такая демонстративная готовность применить оружие спровоцировала остальных.

Об этом в суде сообщили и Лакиза с Ельчищевим.
Владислав Грищенко
советник уголовной практики Ario, экс-заместитель начальника Главного следственного управления Генпрокуратуры
Заявления Эдуарда о том, что его брат попытался воспользоваться травматическим пистолетом, но нападавшие не дали этого сделать, противоречат и объективным данным следствия.

И у Лакиза, и у Ельчищева, кроме огнестрельных, зафиксированы травматические ранения резиновыми пулями. Если не Эдмонд, то кто стрелял резиновыми пулями? Если Эдмонд одновременно стрелял и из карабина «Вулкан», и из травматического пистолета —Чак Норрис на его фоне просто ребенок.

Либо Эдуард лжет, что его брату не дали воспользоваться «травматом», либо стрелял кто-то другой и оба брата говорят неправду, что приглашенные ими для физической поддержки лица не имели при себе оружия. Последнее более вероятно.

Ведь минимум двое их людей беспрепятственно разместились в авто Эдмонда (то есть имели ключи от него) и скрылись с места происшествия. Причем машину не отогнали домой к Саакяну, а бросили во дворах.

Эти обстоятельства и противоречивые показания братьев подтверждают версию Лакиза и Ельчищева, что стрельбу на месте события спровоцировали именно Саакян. И лица, прибывшие с ними, также имели и применяли как огнестрельное, так и травматическое оружие. То есть обе стороны были вооружены. Но первыми демонстрировать и угрожать применением огнестрельного оружия начал именно Эдмонд Саакян, о чем он сам и заявил журналистам. То есть тезис «Бандиты напали на АТОшников» — по меньшей мере преждевременный.
Евгений Грушовец
партнер уголовной практики юридической фирмы Ario, член Совета общественного контроля НАБУ

"Ядерный паритет" и избежание ответственности за убийство

Как отмечают оба брата Саакян, 24.07.2017 они, вместе с Арутюнов Робертом (брат которого достаточно известный по «рейдерским» схемам захвата коммерческого имущества) заранее прибыли на место переговоров в сопровождении нескольких (как минимум четырех) бойцов — бывших участников АТО. Роль последних была определена как группа физической поддержки и физического давления.

Эдмонд Саакян, объясняя роль знакомых, которых он позвал, приводит аналогию с "паритетом ядерных государств" и сдерживающим фактором наличия такого оружия. Эта аналогия Саакяна однозначно проясняет роль привлеченных бойцов, но является искажением ситуации — пока бойцы Саакяна не появились на переговорах и наглядно не продемонстрировали свое присутствие, оппоненты Саакяна и Арутюнова приходили на переговоры без группы «физической поддержки».

То есть, Саакяну не с кем было устанавливать «паритет», и не исключено, что они могли намеренно спровоцировать развитие ситуации в русле физического противостояния.

Более того, логично, что «физическое прикрытие» Эдмонд Саакян, однозначно вмешалось бы в ситуацию, если бы в кафе зашли неизвестные и начали бить Саакяна! Ведь именно для этого Эдмонд Саакян и привел на встречу своих знакомых, опытных и вооруженных.

Однако братья Саакян в своих объяснениях ничего не говорят о реальном участии бывших участников АТО в "драке" в кафе или их (братьев Саакян) избиении. По словам Саакяна получается, что люди, которых они привели для своей «физической защиты и паритета», и которые имеют опыт боевых действий, просто стоят в стороне и наблюдают, как неизвестные в кафе бьют Саакянов и угрожают им, а в дальнейшем эти же лица стоят как мишени, которых расстреливают неизвестные.
Владислав Грищенко
советник уголовной практики Ario, экс-заместитель начальника Главного следственного управления Генпрокуратуры
Очевидно, что это абсурд, и если бы реально возникла драка, то привлеченные Саакяном "бойцы" из "группы поддержки" приняли бы в ней участие. То есть, можно предположить, что никакой драки не было. Эдмонд Саакян достал из багажника машины карабин «Вулкан» (внешне — автомат системы «Калашникова»). Другие лица, учитывая предыдущие угрозы Саакяна применить силу и оружие, поняли, что сейчас он их убьет. Они поэтому вынуждены были защищаться. Конечно, это только предположение сторонних наблюдателей, но эти предположения базируются на многолетнем опыте расследования уголовных преступлений. В частности совершенных группами лиц с применением огнестрельного оружия по предварительному сговору.

В определенной степени, это подтверждается показаниями Лакизы и Ельчищева о развитии событий на месте.

Также не выдерживают критики заявления Эдуарда Саакяна, что после начала стрельбы он спрятался за спиной у брата и поэтому ему не нанесены телесные повреждения. Эдмонд Саакян объяснял, что ему в спину стреляли из дробовика — у него есть огнестрельные ранения ног дробью.

Эдуард Саакян не мог оказаться рядом с братом или у него за спиной при обстоятельствах, которые он описывает.

Это также свидетельствует о том, что братья Саакян могут умышленно искажать события, которые произошли 24.07.2017 и подавать их необъективно, исключительно в выгодном для них свете.

По словам Эдуарда Саакяна, их товарищ и бизнес-компаньон Арутюнов Роберт заранее приехал в кафе «Д.О.М.», где проходила встреча. Он сидел там и наблюдал за обстановкой вокруг. При том, что указанное кафе, как место встречи, определил именно Эдуард Саакян, тем самым выбрав место, наиболее выгодное именно ему.
Евгений Грушовец
партнер уголовной практики юридической фирмы Ario, член Совета общественного контроля НАБУ
Какое наказание может ожидать участников этой перестрелки?

Конечно, тем, чья вина будет доказана — за умышленное убийство "светит" наказание вплоть до пожизненного лишения свободы. Но следствие должно установить степень вины каждого из участников и его роль в тех событиях, которые даже невооруженным глазом выглядят как провокация.

Ответственность за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия однозначно будет у всех лиц, имевших его без разрешения, независимо от степени вины в причинении телесных повреждений и смертей.

Безусловно, ответы на большинство вопросов должны дать экспертизы, которые покажут, из какого оружия были убиты и ранены люди, направления выстрелов и взаимное расположение стрелявших и получивших ранения, но уже сегодня очевидно, что следствие должно детально установить объективные события происшествия, проверить версии столкновения каждой из сторон, так как информация, которая есть сегодня в открытых источниках — достаточно противоречива.

Более того, возвращаясь к сказанному выше, мне как бывшему сотруднику прокуратуры, который расследовал немало резонансных дел, непонятно, почему прямо на "старте" расследования одних уже называют "зачинщиками" конфликта, а других "пострадавшими" — несмотря на то, что оружие было применено с двух сторон, очередность применения оружия, законность владения им каждой из сторон под вопросом и обе стороны получили ранения?

Также нелишним будет напомнить, что в аналогичных ситуациях, лицо может быть освобождено от ответственности за убийство только при условии, что применяло оружие исключительно в целях самообороны. То есть, если следствие подтвердит отсутствие оружия у погибших до начала и во время стрельбы — виновные в убийстве не смогут избежать ответственности. Если же бывшие бойцы АТО имели оружие и держали его в руках - нельзя исключать, что виновным в их смерти не смогут инкриминировать "умышленное убийство".

Так или иначе, сегодня мяч — на стороне следствия. Поэтому давайте запасемся терпением, подождем, и не будем делать окончательных выводов, опираясь на противоречивые или неполные данные.
Владислав Грищенко
советник уголовной практики Ario, экс-заместитель начальника Главного следственного управления Генпрокуратуры



Последние новости: