Греции «капут» или что это значит для будущего Украины в ЕС

Михаил Сатаров, «Идиллия», современная живопись
527
Михаил Сатаров, «Идиллия», современная живопись

Кризис Еврозоны начинает наращивать свои обороты. После того, как экономическая ситуация улучшилась, кризис дефляции спал, а политика ЕЦБ стала стимулировать рост кредитования, на первый план вышли политические риски. Изначально корабль ЕС расшатали волны шторма из Великобритании под названием Brexit. В 2017 году штормовое предупреждение поступило из Франции, где 23 апреля пройдут президентские выборы. Лидером, согласно социологическому опросу, считается глава «Народного фронта» Марин Ле Пен, которая является критиком политики Еврозоны. В результате под риском оказывается Франция, которая в последнее время отличается тем, что ведет разговоры о своём выходе из состава ЕС.

Но, помимо политических факторов, на первый план выходят и те, которые одновременно связаны с экономическими и политическими вопросами. Изначально таковым фактором являлась денежно-кредитная политика ЕЦБ, действия которой постоянно критикуются со стороны Бундесбанка, но последнему приходится не сладко уже в политических битвах с ФРС и Дональдом Трампом.

С другой стороны, на первый план выходит небольшая страна юга Европы, которая изрядно потрепала устойчивость Еврозоны и курс единой европейской валюты летом 2015 года, когда ставила на повестку дня свой выход из состава ЕС.

Рис 1

Рис.1. Динамика валютной пары EUR/USD

Если проследить динамику валютной пары евро/доллар, то основным фундаментальным фактором её снижения до области 1,05-1,15 является ситуация вокруг Греции, которая утихла, но может дать о себе знать с мая текущего года, когда запасы для выплаты долговых обязанностей закончатся.

Если обратить внимание на основные макроэкономические показатели Греции, то рынок труда демонстрирует умеренное улучшение, поскольку с лета 2015 года безработица снизилась с 25,8% до 23,0% – но будем откровенны, такой показатель не радужный. Уровень инфляции, наоборот, отсутствует. Последние данные 2016 года зафиксировали дефляцию на уровне -0,9%, а в январе 2017 – 0%. Последний раз инфляция была зафиксирована в марте 2013 года.

Печальнее ситуация выглядит вокруг госдолга Греции, который в конце декабря 2016 года составил рекордные 326,36 млрд евро, что на 5 млрд евро больше, чем годом ранее. Из них 254,75 млрд евро составляют кредиты, а 71,6 млрд евро – долговые ценные бумаги.

И здесь основной момент – это доходность долговых бумаг Греции.

Рис 2

Рис.2. Динамика доходности 10-летних облигаций Греции

К примеру, доходность 10-летних облигаций Греции составляет 7,755%. Некоторые бумаги превышают порог в 10% доходности годовых, что является высоким процентом. Взяв за среднюю 7,7%, можно посчитать, что за год купонные обязанности правительства Греции увеличились на +5,5 млрд. евро, а это непомерный груз для греческой экономики, которая и так небольшая. Выходит, что Греция оказалась в тупике, так как ей срочно нужна заморозка начисления долговых процентов или, в ином случае, она не расплатится со своими долгами, объявит себя банкротом, выйдет из состава ЕС и обнулит свои долги, надолго попрощавшись с мечтой дальнейшего единства европейских наций, которая останется просто историей.

Греция – Украина – ЕС – МВФ

Переходя к теме того, как это повлияет на Украину, хочется отметить интересную цепочку, которая складывается вокруг долгов и кредитов, в лице кредиторов которых выступают МВФ и Евросоюз. Проблемы Украины известны всем, ради новой «копеечки» МВФ мы готовы идти на радикальные меры, как пенсионная реформа, повышение стоимости коммуналки и снижение социальных выплат. Ситуация в Греции аналогичная, только это было годами ранее, до всех известных событий 2013 и 2015 годов, когда Греция объявляла в принципе технический дефолт по своим обязательствам.

Итак, что будет, если вместо Греции в ЕС выступит Украина – или вообще, что будет оттого, что Украина станет «евродержавой»? В первую очередь, изменится вся модель экономики, ее взаимосвязи, потребление и так далее. Но, стоит понимать, что вместо МВФ теперь лакомым кусочком пирога будут кредиты со стороны ЕЦБ, в виде выкупа евробондов.

Еврооблигации не имеют ничего общего с евро, это долговые бумаги, где выпуск инструмента происходит в иностранной валюте. С Украиной это может быть так, что Минфин начнет выпускать свои облигации в евро/долларах, с надеждой, что их раскупит европейский инвестор. По сути, общий выпуск выкуплен не будет, но представим, что из примерно запланированных 20 – 30 млрд евро выпущенных бумаг будут реализованы 10 млрд, которые лягут на плечи страны, в том числе ее налогоплательщиков.

А теперь взглянем на то, какова ситуация вокруг процентных ставок Украины. К примеру, ставок рефинансирования НБУ.

Рис 3

Рис. 3. Динамика процентной ставки НБУ

Прогнозировать процентные ставки по евробондам – дело нелегкое, но примерно стоит понимать, что они будут выше 7,7%, возможно будут выше 10%, а при негативном исходе достигать и 15% доходности в год. К примеру, из 10 млрд размещенных облигаций Украина ежегодно должна будет выплачивать до 1,5 млрд процентных обязанностей по своим долговым бумагам. Приятная ли эта процедура для бюджета? Не думаю.

Суть в том, что эти разговоры о светлом будущем должны пока что прекратиться. Не стоит сидеть в «розовых очках» и считать, что проблемы Украины в том, что она не в ЕС. Проблемы Украины в том, что она наращивает свои долговые обязательства перед МВФ, а как показывает практика Греции, если ЕЦБ и может списать хоть часть долга, то МВФ – ни-ни. Повторять судьбу Греции, я думаю, никому не хочется.