В ходе национализации Приватбанк оказался под контролем ЕБРР

Фирс Журавлев, «Перед венцом», 1874
1478
Фирс Журавлев, «Перед венцом», 1874

О национализации в банковской сфере у нас и за кордоном

Национализация коммерческих банков – это конечная стадия краха банковского надзора в государстве, и применяется она достаточно редко: только в системных кризисах или для спасения крупнейших банков страны (ту биг ту фэйл, как любят говорить наши полуанглоязычные центробанкеры). В Англии национализировали даже сам Центральный банк – Банк Англии в 1946 году. А в 2008-2009 годах в ходе ипотечного кризиса национализировали крупнейшие коммерческие банки Northern Rock и Bank of Scotland. Но в Британии не бюджет платил за все, как у нас, а был создан внебюджетный Фонд восстановления банков в обьеме 50 млрд. фунтов специально для приобретения акций проблемных банков. При этом важно, что условием национализации была дальнейшая приватизация в среднесрочной перспективе.

Во Франции национализация и приватизация банков вообще является национальной особенностью: приходят к власти социалисты –национализируют, возвращаются голлисты – приватизируют. На всех этапах финпосредники хорошо зарабатывают. Шведский опыт больше интересен в плане создания бэдбанков и выведения в них проблемных активов из остальных очищенных таким образом банков. Банки продолжали работать и начинали выдавать новые кредиты, а не маршировали на кладбище бодрым шагом вместе с похороненными в Фонде гарантирования проблемными активами и годами нереализуемыми залогами.

О национализации, как покупке

Когда ты покупаешь – ты платишь деньги за что-то: товар, актив, услугу. Сейчас государство купило не крупнейший банк и самую продвинутую финайтикомпанию, а некий еще не до конца просчитанный комплекс проблем:

текущих – ликвидация набега на банкоматы по 2 млрд. грн. в день и цену паники перед Новым Годом и периодом налоговых платежей, когда держатели карт были не уверены в получении зарплат, пенсий и стипендий;

среднесрочных – что делать с невозвратными кредитами, невнятными залогами и их счастливыми обладателями;

и долгосрочных – суд в Лондоне по евробондам Приватбанка и его влияние на инвестклимат и дальнейшие реструктуризации наших долговых бумаг.

О национализации «по-тихому»

Почему не было шума? Потому, что действовали по заветам Ильича 99-летней давности – напомню главные пункты Декрета Совнаркома «О национализации банков» от 14 декабря 1917 года:

«…

4) Порядок слияния частных банков с Государственным банком определяется особым декретом.

5) Временное управление делами частных банков передается совету Государственного банка.

6) Интересы мелких вкладчиков будут целиком обеспечены.»

У нас все пункты даже перевыполнены. Закон Верховная Рада быстро приняла, временное управление и интересы не только мелких, а даже сверхкрупных вкладчиков обеспечили.

Саму операцию «национал-приватизации» я бы назвал супер-успешной, проведена она очень профессионально: система не рухнула в корезоидных судорогах и банкоматных очередях, инвентаризацию остатков провели десантом НБУ, ФГВФО и примкнувшего к ним Минфина по столицам, областям и даже офшорным островам, закрытия отделений Приватбанка и остановки Приват24 на неделю или даже на месяц, как говорили некоторые эксперты, не произошло, вкладчики не штурмовали никого, все участники процесса довольны – и поглощающие, и поглощаемые демонстрируют в прямом эфире неиссякаемый оптимизм. И «А-банк», однако, работает, как ни в чем не бывало. Все довольны. Кроме налогоплательщиков, разумеется…

Обычно в таких ситуациях руководство Центробанка или как минимум надзорного блока регулятора подает в отставку. У нас же бодро отрапортовали о великой победе над местной банковской системой и что зачистка завершена… Понять или простить такую сумму? Вопрос риторический скорее.

О национализации для передачи банка под контроль ЕБРР

Ученые одной из целей национализации выделяют «выведение из-под контроля иностранного капитала отраслей, имеющих ключевое значение для обеспечения безопасности и обороноспособности страны». У нас с точностью до наоборот, пока – наблюдается картина, когда одобрям-с национализации единогласный у всех внешних соседей: тут и послы большой семерки, и МВФ, и ЕБРР, и даже российский госВТБ. Думаю, что процесс национализации Приватбанка быстро превратится во внешнее управление за наши бюджетные деньги даже без поступления новых траншей от МВФ (посмотрим на состав и количество иностранцев в новом набсовете).

Далее первый путь – выход на неформальную, а затем и формальную приватизацию под контролем ЕБРР. Второй путь в никуда, о котором заявил наш самый либеральный министр финансов, всегда выступавший против вмешательства государства в Его Величество Рынок – формирование ритейлового госмонстра Пощадбанка. Это волна безработицы среди банковских служащих обоих банков – закрытие дублирующих отделений, сращивание несовместимых айти, операционных систем разных веков и поколений и неминуемый внутренний конфликт корпоративных культуры и антикультуры.