Органы власти не знают, какими данными владеют

Василий Максимов, «Семейный раздел», 1876
1656
Василий Максимов, «Семейный раздел», 1876

Как защитить свой бизнес? Как побороть коррупцию? Как проконтролировать чиновников? Открытые данные — это шаг к решению этих вопросов. Мы поговорили с Алексеем Выскубом, заместителем главы «Государственного агентства по вопросам электронного правительства в Украине», о том, чем занимается агентство, куда движется и что делает в направлении открытия данных.

Чем занимается «Государственное агентство по вопросам электронного правительства»?

Государственное агентство — молодой орган исполнительной власти. Мы отвечаем за информатизацию, развитие электронного управления и информационного общества.

В Украине выделялись бюджеты на информатизацию. Общие цели и координация процесса отсутствовали, поэтому ресурсы использовались неэффективно. В наши задачи входит скоординировать государственные органы.

В 2014 году было создано Агентство. Тогда мы проанализировали текущее состояние е-управления в Украине и презентовали 4 приоритета на ближайшие годы: развитие электронных услуг и электронного документооборота, электронная идентификация и открытые данные.

Сколько человек работает в вашей команде?

Когда мы начинали, нас было 16. Эти люди покрывали малую часть задач.

С 1 января в нашей работе произошли изменения. Наш потенциальный штат увеличили до 75 человек. Кроме этого нас перевели под Премьер-министра, что дает больше полномочий.

Открытые данные — одна из ваших задач. Какие KPI вы ставите?

Есть два документа, в которых зафиксированы планы и ожидания. Первый — План приоритетных действий правительства на 2017 и 2020 год. План на 2020 — визионерский, а вот в плане на 2017 год есть ряд задач по открытым данным. Там речь идет о том, чтоб открытые данные были действительно открытыми (80% информации на портале data.gov.ua такими не являются).

Второй документ — дорожная карта, которая вызвала у нас с вами так много дискуссий.

В дорожной карте ряд задач должны быть выполнены к концу первого квартала. Что сделано?

В карте указано, что мы должны делать отчеты каждый квартал. Понимаю, что в первом квартале у нас будут с этим сложности, хотя мы обязательно это сделаем.

Что у нас сейчас происходит?

Во-первых, мы готовим обновленное постановлени КМУ №835. Сравнительную таблицу можно посмотреть здесь, приказ — здесь. В дополнении к постановлению будет обновленный перечень приоритетных данных для открытия. Этот документ больше всего ждет общественность. Список уже готов, осталось внести последние правки.

Так появляются и другие задачи. Дело в том, что общественность да и сами органы власти, часто не знают, какими наборами данных владеют. В прошлом году мы проводили поверхностный аудит и описали структуру более 180 государственных систем (эти наборы попали в список).

Поэтому в Постановлении мы вводим новое понятие “реестр наборов данных, которые обрабатываются распорядителями информации” и закладываем, что органы власти должны самостоятельно провести аудит. Мы будем готовить методические рекомендации, как этот аудит проводить. Кроме 70 базовых реестров, мы предварительно насчитали 700 информационных систем в министерствах и центральных органах власти. Когда мы будем знать, что это за реестры, мы сможем говорить и об эффективном общественном запросе.

В этом году мы запланировали обновить портал открытых данных. Этим проект ведет Андрей Газин. К концу первого квартала он должен будет сформировать рекомендации по модернизации портала.

Еще мы отобрали первых 10 тренеров и провели с ними тренинги. Они будут работать с общественностью, госслужащими, бизнесами и журналистами в регионах.

Каждый квартал вы должны публиковать списки лучших и худших распорядителей информации. Готовы ли они сейчас?

Сейчас мы ориентируемся на первый вариант Постановления №835, хотя хотелось бы ориентироваться на второй.

Найти лучших и худших не проблема: есть два министерства, которые не выложили ни одного набора, есть те, которые выложили сверх нормы.

Орган, который отвечает за доступ к данным, — «Уполномоченный по правам человека». Тем не менее, не факт, что этот орган знает, что такое открытые данные и зачем они нужны. В ближайшее время мы планируем провести с ним круглый стол и обратить его внимание на проблему.

Министерство юстиций выпустило приказ, ограничивающий объем наборов данных, которые оно обязано выложить. Вам известно об этой ситуации? Что планируете предпринять?

По закону статус и, соответственно, объем выкладываемой информации определяет распорядитель. Если они не публикуют информацию, то они, как минимум, дали ей статус служебной или персональной.

Законодательство предусматривает ответственность за завышение статуса информации. Правда, процедура доказательства крайне сложна: даже если «Уполномоченный» примет решение, все равно итоговой инстанцией будет суд.

Общественное давление скорее приводит к успеху, чем нормативные пути решения этих вопросов.

Какие рычаги влияния есть у Агентства?

Мы пишем обращения. Были успешные случаи.

Что может сделать «Уполномоченный по правам человека»?

У «Уполномоченного» есть процедура по взысканию с правонарушителей.

В Украине есть прецеденты наказаний за непредоставление информации на публичный запрос. В случае с открытыми данными это равнозначное админнарушение.

Часть открытых де-юре данных на самом деле закрыты. Но некоторые компании имеют к ним доступ. Как такое происходит и каковы ваши шаги в этом направлении?

Я думаю, вы догадываетесь, почему так происходит.

Некие организации получают доступ к закрытым данным. Иногда они даже подписывают договора, и их юристы даже оформляют это так, что они выглядит законно.

Мы против таких ситуаций. Я видел такие договоры в трех органах (не хочу их называть). Мы обращали их внимание на это. В новом Постановлении мы хотим ужесточить ряд норм и прописать “недопущение индивидуальных доступов к государственным базам данных на основании индивидуальных договоров”.

Сейчас ИНН — персональные данные. Как быть с идентификацией личности, если речь идет о ФОП?

ИНН используется как уникальный номер гражданина неправильно. Он не для этих целей и он использоваться не может.

Сейчас развивается единый демографический реестр, в котором есть УНЗР (уникальный номер записи в реестре). Этот 13-значный код будет кодом гражданина.

Сейчас в этом реестре 5 млн населения и он активно наполняется. У нас по этому вопросу есть план с миграционной службой.



Беседовала — Дарина Даниленко.