Пожиточный минимум

Пожиточный минимум
401
Несмотря на то что эксперты ожидают в этом году высокий урожай зерновых, официальная статистика пока говорит о том, что в целом производство сельхозпродукции (растениеводства и животноводства) в Украине (без учета Крыма) в первом полугодии 2014 г., по сравнению с аналогичным периодом 2013 г., сократилось на 3,9%.

Не последнюю роль в этом сыграли ограниченные возможности финансирования работы аграриев. Накануне осенней посевной ситуация с привлечением финансирования кардинально не изменилась.

Потребности
На фоне девальвация гривни и инфляции затраты аграриев на производство сельхозпродукции, разумеется, растут. По оценкам участников рынка, осенняя посевная может быть на 30-40% дороже, чем в прошлом году.

Не говоря уже о глобальных потребностях отрасли. Например, по оценкам представительства IFC (Международной финансовой корпорации) в Украине (г.Киев; в Украине — с 1993 г.), только в инфраструктуру и хранение необходимо привлечь $7-8 млрд
кредитов.

Что касается операционной деятельности, то, например, по данным холдинга Osthem (объединяет предприятия азотной химии Group DF Дмитрия Фирташа), для проведения осенней посевной в этом году аграриям потребуется 340-350 тыс.т азотных удобрений в пересчете на действующее вещество.

Эксперты Ассоциации “Украинский клуб аграрного бизнеса” (“УКАБ”; г.Киев; общественное объединение в сфере агробизнеса; с 2007 г.; 30 чел.) подсчитали, что дополнительные расходы аграриев на приобретение минеральных удобрений до конца года составят более 700 млн грн.

Помимо девальвации гривни удобрения подорожали и в связи с увеличением в июле импортных пошлин на аммиачную селитру из РФ и сложные трехкомпонентные удобрения из Белоруссии (см. статью "Димовая завеса").

Повышение затрат на производство сельхозпродукции непропорционально удорожанию самого товара, и, соответственно, ограничивает заработки аграриев и возможности развиваться.

Напомним: в 2013 г. рентабельность выращивания зерновых хлебных и зернобобовых культур снизилась до 1,7% — минимального показателя за всю историю Украины.

Прошлой осенью, чтобы купить 1 т солярки, нам надо было продать 5 т пшеницы, сейчас — 7-7,3 т. А пшеницы у нас больше не стало. Кроме того, наш товар каждый год обесценивается”, — сетует Сергей Шайдовский, директор ООО “Украина” (Запорожская обл.; растениеводство; 7 тыс.га земли в обработке; с 2001 г.; 135 чел.).

Где удовлетворять
Несмотря на то что в целом аграриям достаточно сложно привлекать кредитные ресурсы по причине нехватки ликвидности в банковской системе, по словам Владимира Макара, председателя Украинской аграрной ассоциации (г.Киев; общественная организация, объединяющая более 30 сельхозпредприятий; с 2012 г.; 8 чел.), по сравнению с прошлым годом аграрии незначительно нарастили кредитный портфель.

В начале апреля БИЗНЕС (см. статью "Практическое занятие") более подробно писал о возможных инструментах финансирования аграриев, но как полгода назад, так и сейчас сельхозпроизводители в основном привлекают средства через классическое или товарное кредитование.

Ввиду высоких рисков участники рынка по-прежнему в большинстве своем берут “короткие” кредиты на текущие потребности. Собственно, кредитные ресурсы если и стали доступнее, то ненамного. Если в апреле годовые ставки гривневых кредитов колебались в пределах 20-23%, то сейчас, по данным игроков, — в пределах 18-19%.

Представители финансовых учреждений говорят, что, в отличие от ситуации на начало года, сейчас большее количество банков сотрудничают с аграриями (см. “Блиц-интервью” на стр.36).

Хотя, как заметил Игорь Остапчук, эксперт аграрных рынков “УКАБ”, финучреждения по-прежнему осторожны в ожидании стабилизации ситуации в стране. “Девальвация продолжается, а это уже риск для банков.

Платежеспособность клиента во многом зависит от цены, которая сформируется на урожай, а предугадать, какой она будет, практически невозможно, поэтому кредитование сектора остается рискованным с точки зрения заимствования финансовых ресурсов
”, — сказал г-н Остапчук.

Как и весной, сейчас финучреждения зависят от очередных траншей мирового донора — МВФ. Как отметил Юрий Войчак, начальник управления кредитования клиентов МСБ ПАО “Банк “Киевская Русь” (г.Киев; с 1996 г.; данные о количестве сотрудников не предоставлены),

дополнительным стимулом к кредитованию станет получение денег от МВФ, что позволит увеличить фонды для рефинансирования различных программ, даст возможность банкам получить доступ к дешевым ресурсам и, соответственно, снизить стоимость кредитов для клиентов.

Хотя и сейчас, заверил г-н Войчак, “банки заинтересованы в кредитовании, так как в общих доходах любого финучреждения процентные доходы от проведения активных операций (кредитования) составляют около 80%”.

Например, банк “Киевская Русь” за семь месяцев 2014 г. профинансировал 150 новых проектов на 90 млн грн., причем из общего перечня заемщиков агропредприятия составляют не менее 40%.

Есть случаи, хоть и единичные, привлечения кредитов через зарубежные банки. Например, в конце мая сообщалось, что группа компаний “УкрАгроКом” и “Гермес-Трейдинг” (с.Головковка, Кировоградская обл., г.Киев; производство сахара, зерновых и масличных культур, выращивание свиней и КРС;

75 тыс. га земли в обработке; с 2000 г.; данные о количестве сотрудников не предоставлены) привлекла $8,3 млн на семь лет. Средства направлены на закупку американского элеваторного оборудования и рефинансирование затрат на строительство этого элеватора.

Кроме того, международные финансовые инвесторы продолжают предоставлять средства крупным агрохолдингам. Например, весной Шевки Аджунер, директор ЕБРР в Украине, заявлял, что в этом году ЕБРР предоставит компаниям украинского агросектора EUR150-200 млн, но уже в августе сумма профинансированных банком проектов превысила анонсированную.

В частности, анонсировалось, что банк предоставит синдицированный кредит в размере около $130 млн ООО “Сельхозпредприятие “Нибулон” для закупки, первичной обработки и хранения сельхозпродукции, EUR20 млн — агрохолдингу “Астарта” для финансирования оборотного капитала,

$60 млн — ООО “Бруклин-Киев” на строительство зернового терминала и другие проекты. Кстати в начале августа стало известно, что этот банк “заморозил” инвестиционные планы относительно аграрных проектов на $271 млн в России.

Правительство Украины, со своей стороны, пока только обещает помочь аграриям с финансированием. В частности, в июле на III Всеукраинском аграрном форуме премьер-министр Украины Арсений Яценюк сообщил, что в следующем году Кабмин намерен возобновить программу компенсации процентной ставки по кредитам для предприятий АПК.

Также г-н Яценюк рассказал, что правительство ведет переговоры с США и другими странами для привлечения инвестиций в агропромышленный комплекс. Глава правительства заявил тогда:

У них есть заинтересованность поставлять в Украину новые технологии, инвестировать в инфраструктуру для хранения и переработки зерна и продовольствия, а у нас есть интерес взять их деньги не на год, не на пять, а на 20 лет, и не под 20% годовых, а под 2%. Таким образом, это будет дорога с двухсторонним движением”.

Что касается привлечения финансирования через международные фондовые биржи, оно остается неактуальным, потому что, по словам экспертов, ситуация на рынках капитала для Украины пока кардинально не изменилась.

Несмотря на то, что определенные положительные сдвиги в этом направлении наметились. В частности, за март — июль 2014 г. отечественные аграрные компании, представленные на международных фондовых биржах, смогли увеличить объемы своей рыночной капитализации на 4%, или на $190,6 млн.

Хотя из 15 сельхозкомпаний, акции которых котируются на международных фондовых биржах, прирост показали только шесть; курс акций других снизился.
Если еще в начале года некоторые аналитики считали возможным первичное публичное размещение акций отечественными агрокомпаниями, то сейчас — нет.

Выходя на биржу, собственник продает не только часть компании, но и некие ожидания роста доходов акционеров в будущем, а сейчас сформировать такие ожидания по поводу Украины довольно сложно. — уверяет г-н Макар.

И речь идет не только об антитеррористической операции. Дело в том, что в Украине развивается серьезный бюджетный кризис, усугубляемый чрезмерными расходами госбюджета на неэффективные госпредприятия, раздутый госаппарат.

Сейчас правительству не удалось провести радикальные реформы в этом направлении, и налоговая нагрузка на экономику лишь растет
”.

Игорь Верхогляд, вице-президент инвестиционной компании ConcordeCapital (г.Киев; с 2004 г.; около 100 чел.), тоже считает, что в складывающейся ситуации выход сельхозпредприятий на рынки капитала маловероятен.

По мнению эксперта, сейчас как спрос на акции украинских производителей агропродукции, так и макроэкономическая ситуация в стране не способствуют получению оценки, соответствующей ожиданиям собственников бизнеса.

Акционеры склонны пересмотреть свои планы по привлечению денег в капитал и либо проанализировать возможности долгового финансирования, либо повременить с существенным увеличением инвестиций в развитие.

В случае стабилизации макроэкономической и геополитической ситуации компаниям все-таки придется пройти путь подготовки к размещению, который может занять 4-6 месяцев.

Поэтому ждать размещений в 2014 г. не стоит, тогда как 2015 г., при благоприятных условиях, вполне может претендовать на год нового открытия Украины инвесторами
”, — считает г-н Верхогляд.

Самоограничения
В нынешних непростых экономических условиях многие крупные сельхозкомпании вынуждены сокращать свои планы развития.

Например, весной руководство агрохолдинга KSG Agro (г.Киев; растениеводство, животноводство, овощеводство и др.; 96 тыс.га земли в обработке; с 2001 г.; данные о количестве сотрудников не предоставлены)

заявляло о приостановке запланированных инвестиций в размере $54 млн, которые предполагалось направить на расширение свинокомплекса, строительство завода по производству пеллет из люцерны, ввиду нестабильности экономической ситуации в стране.

Агрохолдинг “Укрлендфарминг” (г.Киев; производство зерновых и семян, яиц и яичной продукции, сахара; животноводство; дистрибуция сельхозтехники; 653 тыс.га земли в обработке; с 2007 г.; 20 тыс.чел.) тоже сократил инвестиционные планы на этот год с $400-600 млн до $200 млн.

А агрохолдинг “Украинские аграрные инвестиции” (г.Киев; растениеводство; 240 тыс.га земли в обработке; с 2005 г.; более 900 чел.), ранее анонсировавший строительство завода по переработке кукурузы, перенес реализацию этого проекта на начало 2016 г.

Если крупные холдинги пересматривают стратегические планы, то многие небольшие компании оптимизируют текущие затраты и экономят на посевной.

Для проведения посевной по высшим стандартам собственных средств не хватит, а привлекать — нецелесообразно, потому что вложенные средства не окупятся, так как цены на зерно все равно низкие.

Год мы уже не покупали технику, еще пару лет так можно продержаться, но не больше
”, — поясняет г-н Шайдовский. По словам Евгения Третьякова, генерального директора ЧААП “Промінь” (Харьковская обл.; растениеводство; свиноводство;

молочное животноводство (800 дойных коров); 5,5 тыс.га земли в обработке; с 2000 г.; 350 чел.), их предприятие в этом году “пополнило парк техники не настолько, насколько необходимо, а насколько смогло себе позволить”.

Блиц-интервью

“Отбор предприятий — потенциальных заемщиков стал более тщательным”, —
говорит Никита Голобородько (32), начальник управления работы
с малым бизнесом ПАО “Банк “ЮНИСОН” (г.Киев; с 2013 г.; около 400 чел.)

— Изменилась ли ситуация с кредитованием аграриев перед осенней посевной?

— Сейчас абсолютно реально привлечь банковский кредит в объемах и на срок, достаточный для его последующего обслуживания заемщиком без нарушения условий кредитного договора.

Если активы предприятия позволяют ему претендовать на получение кредитов, если оно прозрачно для проведения необходимой финансовой оценки, шансы получить заем достаточно высоки. Около 30 банков уже активно кредитуют аграрный бизнес, и наш банк тоже видит в этом большие перспективы для развития.

— Что удерживает банки от активного взаимодействия с агросектором?

— Основные причины — дефицит фондирования и, как следствие, ужесточение требований к оценке заемщика. Агробизнес исконно считается бизнесом с повышенным риском, а большинство банков сейчас хотят размещать свободные ресурсы с минимальной вероятностью дефолта по сделке.

Соответственно, агропредприятия остаются вроде как вне игры. Хотя, на мой взгляд, при правильном подходе к агробизнесу, как к отдельной категории заемщиков, риск для банка может быть сведен к нулю.

— Изменились ли требования банков к заемщикам за последние три месяца? Почему?

— Изменились, но незначительно. Существует негласное правило: в периоды спада активности кредитовать лучших. Поэтому отбор предприятий — потенциальных заемщиков стал более тщательным по сравнению с прошлым годом.
Последние новости: