Котловое довольствие

Котловое довольствие
410
На прошлой неделе министр Кабинета министров Украины Остап Семерак заявил,

что правительство выделило 500 млн грн. на реализацию муниципальных программ, предполагающих использование альтернативных источников энергии.

При этом, по словам г-на Семерака, часть этих средств — 50 млн грн. — будет направлена на компенсацию процентных выплат по кредитам,

что позволит дополнительно привлечь в программы около 200 млн грн.

Фактически это заявление лишний раз подтвердило: в течение двух месяцев на энергетическом рынке Украины был сформирован новый привлекательный для инвесторов сегмент.

Речь идет о переводе котельных на использование энергии твердой биомассы (твердого биотоплива — дров, отходов лесного и сельского хозяйства, пеллет, топливных брикетов и т.д.).

В отличие от уже “знакомых” инвестиций в производство “альтернативной” электроэнергии (ветровой, солнечной), это направление вложения средств имеет неоспоримые преимущества.

Во-первых, “альтернативное” производство тепловой энергии сейчас, в условиях газовой войны с РФ, крайне востребовано обществом (в отличие от дорогой “зеленой” электроэнергии, которую граждане оценивают неоднозначно).

Во-вторых, здесь речь идет о перераспределении в пользу инвесторов уже имеющихся средств,

которые за тепловую энергию платят граждане, бюджетные организации и которые дотируются из бюджета (см. “Механизм стимулирования” на стр.39).

Эти средства не зависят от противоречивой государственной политики в сфере обычной альтернативной энергетики и “зеленых” тарифов и размер их хорошо известен.

Топливная база
Конечно, в указанных программах речь идет о любом топливе, которым можно заместить природный газ.

Но реально (особенно с учетом сложившейся ситуации в угольной отрасли) можно говорить только о потенциале твердого биотоплива.

Хайнц Копетз, президент Всемирной ассоциации биоэнергетики, рассказал БИЗНЕСу: “Потенциал биомассы в Европе, включая Украину, огромен.

Миллионы гектаров земли не возделываются, солома сжигается на полях, отходы лесного хозяйства не используются.

Ускоренное развитие использования энергии биомассы как для централизованного, так и для индивидуального теплоснабжения в сочетании с ростом

в сегментах солнечной и ветровой энергетики может полностью заместить импорт газа из России в течение 15 лет
”.

Например, по расчетам специалистов, с учетом требований относительно рекультивации земель,

только сельское хозяйство может ежегодно “поставлять” 30-40 млн т твердой биомассы. Этого хватит для производства примерно 10,5 млн Гкал тепловой энергии.

Всего же, полагают эксперты, потенциал твердого биотоплива (включая древесину и энергетические культуры) может обеспечить сырьем мощности в 9 ГВт.

Напомним: в 2013 г. отечественный ТЭК сжег 10,1 млрд куб.м природного газа (для покрытия нужд населения произведено 47 млн Гкал тепловой энергии,

на что ушло 8 млрд куб.м газа). Для обогрева бюджетной сферы “сожгли” еще около 1 млрд куб м.

Между тем, по словам Виталия Давия, президента Ассоциации участников рынка альтернативных видов топлива и энергии Украины (АПЭУ; г.Киев; 60 участников; с 2009 г.),

 сейчас общая установленная мощность котельных, использующих биотопливо (щепу, солому, пеллеты), не превышает 120 МВт.

Инвестиции
Правда, это теоретические расчеты. На практике все зависит от конкретных инвестиционных и технических возможностей.

Как уже писал БИЗНЕС, в Украине эксплуатируется около 24 тыс. котельных, из которых около 16 тыс. используют в качестве топлива газ (газовые и газомазутные котельные).

Но это не значит, что их все можно немедленно переоборудовать для использования твердого биотоплива.

По словам г-на Давия, сейчас никто не сможет дать точного ответа на вопрос, сколько котельных и какие именно подходят для переоборудования.

Такая статистика в Украине просто не ведется, и детальный аудит только предстоит провести.

Специалисты, занимающиеся проектированием объектов энергетики, подчеркивают, что при переводе котельной на альтернативные источники энергии следует учесть ряд факторов.

Так, по мнению Екатерины Астаховой, ведущего инженера проектно-конструкторского бюро “Теплоэнерго” (г.Полтава),

наибольшей проблемой является вовсе не конструкторское решение или поиск инвестора, а логистика.

В отличие от природного газа, твердое биотопливо “требует” наличия на объекте складских помещений, возникает и дополнительная нагрузка на дороги при его доставке.

Оптимальным вариантом могут стать газомазутные котельные, на которых есть емкости для хранения мазута, установлено громоздкое оборудование (иными словами, есть свободное место).

Поэтому небольшие газовые котельные для переоборудования просто не подходят — логичнее построить новый объект на ближайшей свободной площадке (см. “Хотеть большего”).

Кроме того, потребуется переучивать персонал: автоматика для управления твердотопливными котлами значительно сложнее, чем газовыми.

Отдельный вопрос — соблюдение экологических норм. Конечно, биотопливо относится к экологическим видам топлив (в отличие, например, от угля или мазута),

но при его сжигании могут образовываться соединения серы и тяжелых металлов.

Поэтому инвесторам придется предусмотреть установку дополнительных фильтров.
Наилучшим выходом будет использование торрефицированных пеллет (в чистом виде или в комбинации с углем, как это иногда делают в Европе).

Подача такого топлива легко автоматизируется, а пеллеты обладают почти равной углю теплотой сгорания (см. “Плантаторство” на стр.38).

При этом Виталий Мурашкин, эксперт Ассоциации возобновляемой энергетики “Альтернатива” (г.Киев, проекты в сфере альтернативной энергетики и энергосберегающих технологий; с 2012 г.; 10 чел.),

подсчитал, что на первом этапе использования биотоплива в теплоэнергетике проблем с пеллетами возникнуть не должно.

По его информации, в Украине формально насчитывается 250-300 поставщиков и производителей пеллет (крупных — не более 10),

которые расположены в основном в северных и западных областях.

Примерный годовой объем производства — 1,5-1,6 млн т. Сейчас около 90% пеллет украинского производства уходят на экспорт,

но если в Украине появится большой рынок сбыта, производители охотно переориентируются на него, поскольку сократится плечо доставки продукции.

В общем, по словам Виталия Давия, уже сейчас понятно, что около 1 тыс. газовых котельных можно перевести на твердое биотопливо уже к следующему отопительному сезону

(речь идет об объектах, требующих простой модернизации — замены газового котла твердотопливным).

В этом случае объем инвестиций составит EUR100-110 тыс., или 1,7-1,8 млн грн. за 1 МВт установленной мощности.

При этом срок окупаемости таких проектов, исходя из текущих тарифов на тепловую энергию, крайне незначителен — в среднем полтора года.

Но, как известно, большинство объектов нуждаются в капитальной реконструкции. Или же их придется отстроить наново.

Естественно, что объем инвестирования в этих случаях будет существенно выше. По расчетам Георгия Гелетухи,

председателя правления Общественного союза “Биоэнергетическая ассоциация Украины” (БАУ; г.Киев; профессиональное объединение компаний и экспертов в области возобновляемой энергетики; с 2012 г.; более 30 участников),

стоимость строительства новой котельной на биомассе (или капитальной реконструкции) составляет примерно 2,5 млн грн. за 1 МВт

при условии использования отечественного котельного оборудования и около 4 млн грн. за 1 МВт — импортного.

Очевидно, что срок окупаемости таких проектов возрастает пропорционально их стоимости.

Поэтому, резюмирует г-н Мурашкин, к началу текущего отопительного сезона будут переоборудованы единичные объекты,

но к 2020 г. можно реально говорить о замещении природного газа в объеме 4-5 млрд куб.м в год.

Очевидно, чтобы достичь показателей в 7,5 млрд куб.м в год, о которых говорят эксперты, потребуется еще два года.

Быстрая окупаемость проектов (какой бы нереальной она ни казалась), по словам специалистов, объясняется просто.

Достаточно вспомнить о том, какие средства обращаются в ТЭК. Скажем, в 2013 г. на нужды населения тепловой энергии было отпущено на 43 млрд грн.

 (из них 11,7 млрд грн. уплатили граждане, остальное было покрыто бюджетными субвенциями и дотациями).

Исходя из нынешних тарифов, эта сумма составляет около более 60 млрд грн. в год (и, как заверили “потенциальных инвесторов” в Кабмине, июльское повышение тарифов было не последним).

Плантаторство
Специалисты предупреждают: нынешняя привлекательность модернизации котельных для использования биотоп­лива может иметь обратную сторону,

поскольку в Украине нет данных о запасах биомассы по регионам и конкретным местностям.

В твердотопливных котлах можно сжигать и щепу, и солому, но нужно учитывать, что максимальное расстояние транспортировки простого биотоплива не должно превышать 80-100 км (на большие расстояния его перевозить нерентабельно).

Может сложиться ситуация, когда в районе будет 10 новых котельных, рассчитанных на топливо из одного лесхоза с ограниченными запасами древесины.

Решить эту проблему могут помочь плантации энергетических культур (быстрорастущие виды ивы, вербы, тополя и др.) в комплексе с предприятием по производству пеллет.

Эта практика, кстати, прошла успешную проверку в ЕС. Конечно, можно ограничиться и простой реализацией подготовленной древесной биомассы (текущая цена биомассы из энергетических культур — около 400 грн./т).

Но производство пеллет позволит значительно расширить географию сбыта (транспортировка рентабельна на расстояние 500-800 км) и повысить общую рентабельность (торрефицированные пеллеты сейчас предлагаются по 800 грн./т).

В Украине остаются невозделанными 4-4,5 млн га сельхозугодий в лесной и лесостепной зонах.

Но в реальности, полагают эксперты, до 2020 г. может появиться около 200 тыс.га “энергетических” плантаций, а к 2030 г. — около 1 млн га.

Именно земли таких зон больше всего подходят для посадки энергетических культур. Обычно для плантации требуется три участка по 150-200 га, а средняя цена аренды таких земель составляет 500-600 грн./га в год.

По расчетам специалистов, инвестиции в саму плантацию, скажем, энергетического тополя (подготовка почвы, приобретение саженцев, посадка и т.д.) составляют EUR1,1-1,2 тыс. на 1 га.

Завод по производству пеллет на вторичном рынке обойдется примерно в EUR100 тыс. (а новый итальянского производства — около EUR1 млн).

Выйти на полную расчетную окупаемость плантация сможет через пять-шесть лет.

Механизм стимулирования
1 октября вступают в силу два постановления Кабинета министров — №293 от 09.07.14 г. “О стимулировании замещения природного газа в сфере теплоснабжения” и №453 от 10.09.14 г.

“О стимулировании замещения природного газа в ходе производства тепловой энергии для учреждений и организаций, финансируемых из государственного и местных бюджетов”.

Как поясняет Георгий Гелетуха, сейчас в ЖКХ дотируется только тепловая энергия, произведенная из природного газа.

Ее себестоимость составляет 913 грн./Гкал, а с учетом новых тарифов, например, население, платит за тепло по 314 грн./Гкал.

Бюджетным организациям оплата дотируется из расчета полной стоимости, но, повторимся, только при использовании природного газа.

По словам вице-премьер-министра Владимира Гройсмана, “для бюджетных учреждений установлена определенная цена 1 Гкал,

которая вырабатывается из газа, бюджетные учреждения, которые перейдут на альтернативное топливо, получат такую же цену
”.

Впрочем, в дотировании тепла для нужд населения есть и нюансы. Постановление №293 регламентирует порядок расчета себестоимости тепла из альтернативного источника и закладывает рентабельность поставщика тепловой энергии в размере 21%.

Если полученная сумма меньше размера “средневзвешенного тарифа на тепло, полученное в результате сжигания газа, минус 10%” или равна ему, ее утверждают.

Иными словами, производитель тепла из альтернативного топлива получит тариф на уровне 822 грн. за 1 Гкал.

Из них 314 грн. заплатит население, а 508 грн. — бюджет из тех денег, которые раньше шли на субсидирование стоимости газа.

Фактически создана экономическая база для замещения газа в ЖКХ. Исходя из нынешних цен на биотопливо, реально можно говорить об экономии бюджетных средств на уровне 15%”, — считает г-н Гелетуха.

Кстати, пока эти нормы введены исключительно для отечественных котельных (т.е. о возможном переводе на биотопливо ТЭЦ речь не идет).

Хотеть большего

По заявлению Киевгоргосадми­нистрации, в столице уже проводится экспресс-обследование 18 газовых котельных для изучения возможности перевода их на использование альтернативных видов топлива.

Несколько ранее в ПАО “Киевэнерго” также сообщали, что компания подобрала площадки, на которых возможны строительство

или модернизация небольших котельных для использования биотоплива, и сейчас ведется поиск финансирования пилотных проектов.

Вместе с тем, как подчеркнуто в этих заявлениях, вопрос об использовании альтернативных видов топлива на крупных объектах энергетики (столичные газовые ТЭЦ-5 и ТЭЦ-6) даже не рассматривается.

О том же, собственно, говорит и правительство, распространив действие постановлений №293 и №453 только на малые объекты теплоэнергетики (котельные).

Осторожность властей понятна: опыта использования твердой биомассы для производства энергии в больших объемах в Украине почти нет.

Тогда как в 40 странах мира насчитывается около 2 тыс. биотопливных ТЭС и ТЭЦ общей установленной электрической мощностью 22,5 ГВт (ожидается, что в 2015 г.
их суммарная мощность возрастет до 30 ГВт).

Ежегодные инвестиции в строительство и эксплуатацию таких энергоустановок составляют EUR12,2-15,5 млрд.

В странах ЕС из энергии твердой биомассы производится около 15% тепла, а в ряде европейских стран этот показатель значительно выше

(лидером является Швеция, где более 60% тепловой энергии обеспечивает биомасса).

В Вене к 2020 г. планируют перевести на твердое биотопливо около 80% всей теплогенерации.

А вот самой крупной биотопливной станцией в мире признана финская Oy Alholmens Kraft установленной мощностью 160 МВт тепловой энергии и 265 МВт электроэнергии, расположенная в г.Пиетарсаари.

Блиц-интервью
“Украина сможет отказаться от ископаемого топлива и достичь полной энергонезависимости к 2025 году”, —
полагает Райнер Хинрикс-Ральвз (60), вице-президент Европейской федерации возобновляемых источников энергии (EREF)

— Насколько остра, по вашему мнению, зависимость Украины от импортных энергоносителей?

— Возобновляемые источники энергии сейчас не играют в энергобалансе Украины заслуженной роли.

Несмотря на важные политические решения, направленные на развитие альтернативной энергетики, которые были приняты ранее, никакого реального роста использования ВИЭ так и не произошло.

В результате, по нашим подсчетам, энергоснабжение Украины на 40% зависит от природного газа, на 28% — от угля, доля атомной энергетики составляет 18%.

При этом доля тех же гидроэлектростанций в энергоснабжении остается незаслуженно малой — всего 6%.

Такая зависимость от российских энергоносителей и технологий (в атомной энергетике) лишь обострилась вследствие нынешнего кризиса.

Конечно, сейчас обсуждаются разные краткосрочные меры по диверсификации поставок газа, в том числе и из ЕС.

Это необходимые шаги, и они обязательно будут реализованы. Но поиск новых каналов поставок природного газа на предстоящий зимний период не должен способствовать возникновению новых зависимостей и политических рисков.

Долгосрочная энергетическая безопасность в Украине, как и везде в мире, может быть достигнута только при переходе на возобновляемые источники энергии, которыми Украина располагает в избытке.

Нужно искать решение в замене импортного природного газа биогазом и твердым биотопливом.

Решительные политические шаги в этом направлении должны быть сделаны уже сейчас, а не после зимы или после окончания кризиса.

— Что, на ваш взгляд, нужно предпринять для достижения энергонезависимости?

— Украина имеет огромные запасы биомассы и твердых бытовых отходов, чтобы обеспечить загрузку большого количества биогазовых установок и установок, использующих твердую биомассу.

В качестве первого шага можно допустить совместное сжигание угля и биотоплива в существующих силовых установках для производства электрической и (или) тепловой энергии.

Начинать это можно уже сейчас, постепенно увеличивая долю биомассы в течение зимы. Но, как показывает европейский опыт,

одновременно необходимо начинать планирование плантаций энергетических культур с соответствующей логистикой,

которые будут обеспечивать прирост потребления биомассы в дальнейшем (см. “Плантаторство” на стр.38. — Ред.).

Строительство биогазовых установок и очистных сооружений сточных вод для получения жидкой биомассы может занять некоторое время,

но многие из них могут быть готовы уже к следующему зимнему сезону.

Здесь следует провести децентрализацию энергоснабжения, отказаться от больших мощностей в пользу множества мелких производителей энергии по всей стране.

Такой же “децентрализованный” подход должен применяться и при стимулировании использования солнечной энергии для нагрева воды и отопления.

Установка солнечных коллекторов и панелей не займет много времени и даст немедленный эффект.

Подобная практика может использоваться при стимулировании использования энергии ветра. Наряду с проектами ветропарков могут развиваться малые и средние ветро­установки.

Но, подчеркну, политические решения нужно принимать прямо сейчас.

При наличии такой политической воли Украина сможет отказаться от ископаемого топлива и достичь полной энергонезависимости к 2025 г.
Последние новости: