Предварительные сказки

Предварительные сказки
275
В Украине количество проблемных банков стремительно увеличивается. При этом все большее распространение получает так называемая латентная (скрытая) проблемность, когда формально банк считается нормальным, НБУ к нему претензий не предъявляет,

но реально он уже не способен в полном объеме выполнять свои обязательства. При этом некоторые скрыто проблемные финучреждения позволяют себе неслыханные доселе вольности.

Закрыты на переучет
На прошлой неделе небольшой одесский банк “Порто-Франко” объявил о приостановлении обслуживания текущих и депозитных счетов физлиц на месяц — до 10 сентября. Банк на своем сайте как ни в чем не бывало проинформировал своих клиентов, что с 11 августа по 10 сентября в финучреждении вводится особый режим работы.

В частности, будет приостановлено обслуживание текущих и депозитных счетов клиентов — физических лиц, а также карточных счетов клиентов и банковских платежных карточек. В то же время погашение кредитов продлено до 20 августа, а обслуживание индивидуальных сейфов будет осуществляться в обычном режиме работы.

Кроме того, по техническим причинам работа call-центра в банке приостановлена, а обслуживание юридических лиц банк намерен осуществлять дистанционно, через систему “Клиент — Банк”.

Ранее подобные сообщения от банков можно было прочесть, например, по поводу перенастройки системы, из-за чего на несколько часов блокировался доступ, скажем, к интернет-банкингу.

Теперь же появился прецедент, когда банк, по сути, совершенно спокойно заявляет об уходе на месяц в отпуск. Как будто речь идет о каком-то обычном предприятии сферы услуг — пиццерии или химчистке.

Примечательно, что в банк “Порто-Франко” куратор НБУ был введен лишь неделей ранее. При этом, по словам вкладчиков, банк не выполняет свои обязательства уже несколько месяцев; в последнее время выдавали не более $100 в неделю в одни руки.

По данным НБУ, к 1 июля задолженность финучреждения перед физическими лицами составляла 571 млн грн.

83,4% акций банка “Порто-Франко” принадлежат одесскому бизнесмену Мирославу Школенко. Когда в банк будет введена временная администрация (ВА), что позволит вкладчикам наконец-то получить доступ к своим сбережениям, неизвестно.

На прошлой неделе всплыли проблемы в “Терра Банке” (г.Киев; с 1996 г.; 1 тыс.чел.), который сообщил о вводе куратора Нацбанка. Как оказалось, деятельность этого финучреждения уже некоторое время находится под контролем регулятора: все операции проводятся под постоянным надзором уполномоченного представителя (куратора).

Сейчас финансовое положение в банке сложное: есть отдельные проблемы со своевременным осуществлением платежей, обслуживанием платежных карточек, своевременным выполнением в полном объеме обязательств по вкладам”, — признало руководство банка в своем обращении к клиентам, размещенном на сайте финучреждения.

В целях стабилизации финансового состояния банка НБУ ввел отдельные ограничения в перечень операций. При этом в финучреждении подчеркивают, что распространяемая в последние дни в СМИ информация о его крайне неудовлетворительном финансовом состоянии и отсутствии органов управления (что с большой вероятностью может стать основанием для введения ВА) является слухами и преувеличением.

Отметим, что указанное обращение подписал и.о. председателя правления Александр Рогачов, поскольку Олег Савощенко, возглавлявший “Терра Банк” с начала текущего года, 8 августа уволился.

К 1 июля текущего года задолженность “Терра Банка” перед частными вкладчиками превышала 2 млрд грн. Примечательно, что весной бенефициарным собственником финучреждения себя публично объявил некий Сергей Клименко, который якобы купил банк у компании “Металл Юнион”, подконтрольной “семейному” бизнесмену Руслану Цыплакову.

Господин Клименко декларировал наполеоновские планы по развитию “Терра Банка”. Отметим, что, по данным НБУ, “Терра Банк” почти на 100% принадлежит ЧАО “Украинская стратегическая группа”. Сергей Клименко значится лишь одним из 10 собственников указанного ЧАО. Ему через ООО “Лагуна-Инвест” принадлежат всего 9,4% “Украинской стратегической группы”.

Кручу-верчу
В подвешенном состоянии пребывают вкладчики еще ряда банков, проблемы которых активно обсуждаются клиентами и банковским сообществом. Так, еще 31 июля вкладчики и представители собственников Актив-Банка и СитиКоммерцБанка, а также специалисты НБУ провели переговоры на Институтской, 9, по итогам которых регулятор планировал принять решение относительно перспектив этих банков.

Сейчас нам нужно встретиться в трехстороннем режиме, после чего мы уже будем обсуждать меры, как будет в дальнейшем выстраиваться наша линия”, — сказал тогда Константин Раевский, заместитель директора Генерального департамента банковского надзора, в ходе общения с вкладчиками банков при входе в центральный офис НБУ.

Однако воз и ныне там. И это при том, что о проблемах в этих банках говорится уже несколько месяцев. Вкладчики проблемных финучреждений выступают за введение в банки ВА.

К 1 июля задолженность перед частными вкладчиками Актив-Банка составляла около 1,8 млрд грн., СитиКоммерцБанка — почти 2,2 млрд. грн. Кто является реальным собственником вышеуказанных банков — совершенно непонятно.

В мае текущего года в Актив-Банке заявили, что его купили загадочные инвесторы, представляющие Великобританию, Израиль и Россию. Эта группа инвесторов якобы работает через инвестиционный фонд Central markets. Единственным акционером СитиКоммерцБанка к 1 июля значилось ООО “Глобал финансиал менеджмент групп”, информация о собственниках которого не раскрывается.

В условиях жесточайших ограничений работает банк “Первый”: финучреждение не привлекает вклады населения, не открывает счета и не осуществляет перевод средств. При этом привлечение вкладов физлиц банк приостановил в апреле текущего года.

Пока сохраняются введенные в середине июля в банке ограничения для клиентов на снятие наличных по платежным картам в размере всего 100 грн. в сутки. Кроме того, действуют ограничения на расчеты платежными картами в торгово-сервисных сетях в размере 1 тыс.грн. в сутки, а также суточный лимит на расчеты картами банка в интернете на уровне 400 грн.

Собака порылась
Причины нынешней непрозрачности реальной ситуации с проблемными банками кроются в нормативной базе. Как известно, в 2012 г. была проведена реформа системы гарантирования вкладов.

В сентябре 2012 г. вступил в силу обновленный Закон “О системе гарантирования вкладов физических лиц” (см. статью "Возвращенцы"). Суть реформы заключалась в передаче Фонду гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) функции временного администрирования банков.

Тогда чиновники утверждали, что это приведет к сокращению временного лага от момента, когда банк перестал выполнять свои обязательства перед вкладчиками, до момента реального возобновления выплат из Фонда.

Действительно, было упразднено введение мораториев на удовлетворение прав кредиторов на время работы в банке ВА. Кроме того, были существенно сокращены предельные сроки работы внешних управляющих. Однако мало кто тогда обращал внимание на тонкости механизма введения ВА.

Дело в том, что ФГВФЛ обязан ввести временное управление, только если НБУ принял решение отнести банк к категории неплатежеспособных. Однако перед этим, согласно Закону “О банках и банковской деятельности”, банк должен побывать в категории “проблемных”.

Закон предусматривает пять оснований для признания банка проблемным. Самым красноречивым и понятным является невыполнение требований хотя бы одного вкладчика на протяжении пяти и более дней.

Кстати, нынешние критерии отнесения банка к категории проблемных во многом схожи с прежними критериями введения в банк временного управления.

Однако если процесс введения ВА является более-менее публичным и прозрачным, то отнесение банка к категории проблемных — это исключительно внутренняя кухня НБУ, которую регулятор держит в секрете.

 “Проблемные банки являются нашей банковской тайной, поэтому вы не знаете о наших проблемных банках”, — пояснила недавно журналистам председатель НБУ Валерия Гонтарева. Согласно законодательству, в статусе проблемного банк может пребывать не более 180 дней, т.е. полгода! (Для сравнения: ВА вводится на три месяца.)

И лишь по истечении этого периода регулятор должен принять решение о признании банка неплатежеспособным, что влечет за собой введение ВА. “Всегда интересен вопрос: почему вы не переводите банки на временную администрацию?

Я хочу сказать: во временную администрацию, т.е. в Фонд гарантирования, идут только те банки, с которыми ничего уже нельзя сделать. Это значит, что НБУ вместе с акционерами не смог прийти ни к какому решению этого вопроса
”, — отметила г-жа Гонтарева.

Пока же банк числится в категории проблемных, между заинтересованными лицами идут подковерные торги. Тем временем страдают интересы простых вкладчиков, которые могли бы оперативно получить свои сбережения в пределах гарантированной суммы (200 тыс.грн.) после введения в банк ВА.

Такая непрозрачность процесса объективно приводит к возникновению всяческих слухов. Например, в последнее время активно обсуждается список из примерно 50 проблемных банков, в которые Фонд постепенно будет вводить ВА. В принципе, учитывая глубину кризиса, приведенное количество может оказаться близким к истине.

Однако в НБУ отрицают наличие каких-либо списков. “Чтобы не было инсинуаций: не существует в природе никакого списка из 50 банков, которые НБУ собирается куда-то перевести”, — заявила недавно г-жа Гонтарева.

С начала этого года ВА были введены в 14 отечественных банков. Шесть из них уже отправлены на ликвидацию (см. “Банки…”). Всего в указанных проблемных финучреждениях хранились сбережения граждан более чем на 21 млрд грн.

По данным ФГВФЛ, за первое полугодие 2014 г. были выплачены 3,2 млрд грн. компенсаций.
Последние новости: