Погонный двор

Погонный двор
373
Пытаясь бороться одновременно со всеми проявлениями экономического и военно-политического кризиса, который переживает страна, правительство, похоже, не спешит проводить реформы, необходимость которых и привела его к власти.

В частности, давно назрел и не раз поднимался вопрос реформирования милиции. О необходимости изменить правоохранительные органы заявляет в том числе и Президент Украины Петр Порошенко.

Страна крайне нуждается в люстрации милиции, и этот груз невозможно изменить только лишь назначением новых руководителей облуправлений внутренних дел, — говорил он в августе.

 — Милиция не может сама себя реформировать. Должен быть новый закон о полиции. Новые ее функции, новые права, новые лица в том числе”. БИЗНЕС попытался разобраться, что можно и нужно сделать в этом направлении.

Планы
Реформировать правоохранительные органы в Украине пытались не раз. Еще в прошлом году власти обещали, что к 2015 г. милиция будет полностью реорганизована.

Министерство внутренних дел собирались сделать гражданским ведомством, борьбу с преступностью поручить полиции, а с экономическими преступлениями

— новому подразделению, в которое вошла бы и налоговая милиция. Однако тогда обещанную реформу не провели.

В этом году процесс возобновился: Экспертный совет по реформе МВД работает с 1 апреля, а министр внутренних дел Арсен Аваков пообещал, что план реформирования органов внутренних дел будет представлен в середине сентября.

Впрочем, на момент подготовки номера в печать документа еще не было. Известно только, что предполагается разделение милиции на национальную и местную, а также присоединение к МВД миграционной, пограничной и некоторых других служб.

По словам первого заместителя председателя Экспертного совета по реформе милиции Олега Мартыненко, суть реформ, которые коснутся непосредственно милиции, сводится к децентрализации, демилитаризации и сокращению штатов.

Алексей Банчук, эксперт Центра политико-правовых реформ (г.Киев; с 1996 г.; 20 чел.), подчеркивает, что такое видение близко к рекомендациям ЕС по проведению реформ милиции в постсоветских странах:

Рекомендации основаны на “трех Д”: децентрализация, деполитизация и демилитаризация”. По его мнению, деполитизация возможна только при условии выведения милиции из структуры МВД.

В некоторых европейских странах, таких как Норвегия, Швейцария, Дания, за деятельность полиции отвечает не министр внутренних дел, а министр юстиции.

Вопрос сокращения штатов тоже актуален. В правоохранительных органах сейчас числятся около 261 тыс.чел., т.е. на 100 тыс. украинцев приходится 574 сотрудника органов.

И это при том, что ОНН рекомендует показатель в 222 сотрудника, а средний мировой составляет около 300. Более того, даже в СССР, по информации Центра политико-правовых реформ, было 214 милиционеров на 100 тыс. граждан.

В 2014 г. на содержание каждого милиционера в госбюджете заложено 57,8 тыс.грн. (см. статью "Через силу"статью "Как кролики" , статью "Любовь зла").

То есть при сокращении их численности на 50 тыс.чел. можно найти средства — около 3 млрд грн. — на повышение зарплаты остальным.

Муниципальный вопрос
Наиболее популярной идеей в части реформирования милиции является создание так называемой муниципальной полиции.

Так, автор законопроекта №4276а от 10.07.14 г. “О муниципальной полиции” народный депутат Николай Катеринчук заявил:

 “Актуальность создания муниципальной полиции не вызывает сомнений, о чем явно свидетельствует активное обсуждение этой темы как чиновниками, так и общественностью”.

Сейчас над законопроектом работают в Комитете ВР по вопросам обеспечения правоохранительной деятельности.

На эту тему высказывались и мэр Киева Виталий Кличко, и городской голова Львова Андрей Садовый, который еще до президентских выборов заявил, что нет смысла тянуть: необходимо переподчинить милицию и ГАИ органам местного само­управления.

Назначения нужно согласовывать с мэрами городов, тогда доверие граждан к правоохранителям повысится”, — вполне естественно, как для городского головы, говорил г-н Садовый.

Правда, возникает вопрос, за чей счет будет функционировать такая полиция. “Муниципальная полиция может действовать только на территории финансово самодостаточных общин.

Мы будем бороться за то, чтобы в Киеве оставался подоходный налог
”, — поясняет член фракции “УДАР” Виктор Чумак (о бюджете Киева и подоходном налоге см. статью "Освоение глубин").

В теории муниципальная полиция должна сделать города и села безопаснее; по крайней мере, именно такая цель декларируется авторами законопроекта №4276а.

В пояснительной записке приводятся результаты исследования, проведенного Институтом проблем управления им.Горшенина (г.Киев; с 1995 г.; 20 чел.) в конце 2011 г., которые ясно показывают: граждане считают уровень преступности высоким.

Именно это утверждают 78,4% опрошенных. Кроме того, 75,2% говорят, что в их населенных пунктах есть места, в которых они опасаются находиться.

Согласно законопроекту, “муниципальная полиция — вооруженный орган местного самоуправления, который создается сельским, поселковым либо городским советом в целях защиты жизни,

здоровья, прав и свобод членов соответствующей общины, их собственности, окружающей среды, интересов общины от противоправных посягательств
”.

Среди основных направлений ее деятельности можно выделить выполнение решений местных советов, обеспечение охраны строений местного самоуправления,

профилактическую работу с населением и предоставление депутатам помощи в осуществлении их деятельности. Муниципальной полиции будет разрешено использовать специальные средства и огнестрельное оружие.

По проекту, муниципальная полиция подконтрольна местному совету и подчинена сельскому, поселковому или городскому голове. Это первое, что вызывает сомнения.

Учитывая украинские реалии, легко представить себе ситуацию, в которой местный мэр обзаведется персональной армией “муниципальной полиции”, которая на законных основаниях будет защищать его интересы”, — замечает юрист Георгий Сандул.

Об этом же говорит и правозащитник, председатель рабочей группы по реформированию право­охранительных органов Евгений Захаров: Все муниципальные нюансы зависят от того, какой в стране политический режим.

Например, в Харькове мэр Геннадий Кернес подчинил себе все правоохранительные органы. Если бы у него была возможность иметь еще и собственную милицию, а такие желания у него были, то неизвестно, что бы вышло
”.

Финансироваться этот орган будет из местного бюджета, т.е. местной общиной, или из дополнительных средств, выделенных из государственной казны (на что могут надеяться разве что крупные города).

Поэтому совершенно непонятно, не окажутся ли не слишком эффективные новые милиционеры “на шее” у населения. В свете этого интересным представляется сотрудничество муниципальной полиции и МВД.

Согласно закону, в местностях, где будет создана муниципальная полиция, численность сотрудников милиции может быть сокращена. Всего лишь может, но об обязательном сокращении речь не идет”, — подчеркивает г-н Сандул.

Также неоднозначно выглядит идея сделать должность шефа муниципальной полиции выборной. Его предлагается избирать на основании общего, равного и прямого избирательного права на четыре года.

Потенциальные шефы полиции будут вовлечены в избирательную гонку с присущими Украине атрибутами — такими, как, например, подкуп избирателей.

Кроме того, кандидату понадобится медийная поддержка, печатная продукция, помощь специалистов, а для этого нужен финансовый ресурс.

То есть вместе с избирательностью глав муниципальной полиции де-факто вводится и имущественный ценз
”, — поясняет Георгий Сандул.

Впрочем, похожий законопроект уже существовал — №4327 от 28.02.14 г.
“О Страже”. Его в свое время зарегистрировал депутат из группы “Суверенная европейская Украина” Виктор Жеребнюк.

В пояснительной записке говорилось о том, что милиция утратила доверие граждан, а “функции по поддержанию правопорядка исполняют органы самоорганизации населения, которые достойно несут службу, но не имеют никакого законодательного обеспечения своей деятельности”.

При этом по своей сути предложенная “стража” полностью соответствовала муниципальной полиции.

Стража тоже должна была подчиняться местным властям, финансироваться из местного бюджета и возглавляться комендантом, которого избирали бы депутаты местного совета.

Однако предусматривалось, что вместо огнестрельного оружия она может использовать только травматическое — с резиновыми пулями. Но законопроект “О Страже” так и не был включен в повестку дня ВР.

Однако и тогда, и сейчас открытым остается вопрос: улучшится ли эффективность деятельности милиционера и повысится ли доверие граждан, если правоохранитель будет подчиняться местной власти?

Дикий Восток
Еще одну разновидность местной полиции сулит президентский законопроект №5081 от 16.09.14 г. “Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей”.

За принятие Закона, который предполагает введение “особого порядка” на три года, проведение 7 декабря внеочередных местных выборов в этих регионах, а также амнистию участникам всех последних событий, проголосовали 277 депутатов.

Среди прочего в документе говорится, что по решению городских, поселковых и сельских советов для охраны общественного порядка в районах могут быть созданы отряды так называемой народной милиции.

Еще 1 августа г-н Порошенко заявлял, что 90% сотрудников правоохранительных органов Донецкой области отказались проходить проверку на детекторе лжи, предали страну или добровольно уволились из правоохранительных органов.

Теперь же, по сути, именно этим людям предлагается занять посты на волне “реформы”.

Моя милиция
Необходимость реформирования право­охранительных органов очевидна: граждане считают, что милиция их не защищает, скорее, наоборот.

В июле 2013 г. Центр им.А.Разумкова (г.Киев; с 1994 г.; 25 чел.) провел исследование, темой которого было определение уровня доверия жителей страны милиции.

По словам научного консультанта Центра Николая Мельника, полностью поддерживают деятельность правоохранительных органов всего 3,6% человек, отдельные их действия кажутся приемлемыми 23% украинцев, а 65% не доверяют милиции.

Интересно, что в феврале 2005 г. полностью или частично поддерживали милицию 54,6% опрошенных.

Кроме того, — отмечает г-н Мельник, — мы просили людей представить себе ситуацию: ночью на безлюдной улице вы увидели милиционера, как вы его воспримете: как гарантию безопасности или как угрозу?

В июле 2013 г. только 18% людей сказали, что это гарантия безопасности, 38% назвали милиционера безусловной угрозой
”. К сожалению, точные результаты 2014 г. еще неизвестны.

Но с учетом Майдана и событий в Крыму, Донецкой и Луганской областях можно предположить, что уровень доверия к милиции отнюдь не повысился.


Последние новости: