Из грязи

Из грязи
146
Говоря об инвестиционном климате в Украине, следует помнить, что она не существует в вакууме. Сколь бы ни была привлекательна отдельно взятая страна, в нее не пойдут инвестиции, если плохи дела в мировой экономике.

Между тем темпы ее восстановления после кризиса 2008 г. самые медленные за всю послевоенную историю.

Международная панорама
Промышленное производство растет на 60% медленнее, чем до кризиса, и даже в США ВВП все еще на 5% ниже “полного потенциала”.

В еврозоне за последние 12 месяцев ВВП увеличился всего на 0,7%, а в Японии во II квартале он уменьшился на 6,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Соответственно, на 9,7% сократились частные инвестиции. Замедляются экономики развивающихся стран, которые в последнее время “тянули” весь мир:

по оценкам МВФ, среднегодовые темпы роста там упали с докризисных 7% до 6% в 2010-2013 гг., а в ближайшую пятилетку составят 5%.

Экономика не растет, потому что не растут инвестиции в производственные активы. Завершился 15-летний “сырьевой бум” (см. статью "Сырьевой бум-бум"),

потребительский спрос в развивающихся странах растет медленнее, а между тем задолженность корпораций никуда не делась:

2 тыс. крупнейших компаний мира, по оценкам рейтингового агентства Standard&Poor's (S&P), “сидят на кэше” в размере $4,5 трлн, но их чистая задолженность составляет все $11,1 трлн.

Отношение задолженности к совокупным активам уменьшилось с 27% в 2009 г. до 24% в 2013 г., но все еще очень велико.

В результате, по прогнозам S&P, объем капитальных инвестиций в Европе в этом году вырастет лишь на 1%.

Банки не спешат выдавать новые кредиты, да и бизнес не стремится к новым инвестиционным свершениям в условиях, когда инвестиции не гарантируют отдачи:

для начала должна вырасти норма прибыли, которая постепенно падает начиная с 1960-х годов (см. “Среднемировая…”).

Эксперты ООН отмечают, что правительства многих стран сейчас пытаются помешать инвесторам выводить капитал.

Хотя запасы наличности у 5 тыс. крупнейших транснациональных корпораций (ТНК) составляют более 11% их активов, эти деньги лежат мертвым грузом, не превращаясь в инвестиции.

По состоянию на конец 2013 г. запас наличности ТНК развитых стран превышал докризисную норму на $670 млрд.

Эта сумма была бы инвестирована в перспективные отрасли и регионы, если бы инвесторы могли рассчитывать на прибыльность вложений.

Аналогичная ситуация и с частными инвестиционными фондами: объем их неразмещенных средств увеличился в 2013 г. на 14%, до рекордных $1,07 трлн.

Вместе с тем на сцену вышел новый игрок — государственные ТНК. Руководствуясь не одной только коммерческой целесообразностью,

они наращивают объем инвестиций: в прошлом году на них пришлось более 11% мирового объема прямых иностранных инвестиций (ПИИ).

О росте популярности госкапитализма говорит также расширение масштабов деятельности фондов национального благосостояния, разместивших в 2013 г. ПИИ на $6,7 млрд.

По данным UNCTAD (The United Nations Conference on Trade and Development; Конференция ООН по торговле и развитию),

сейчас инициативу в привлечении ПИИ вновь перехватывают развитые страны, но удастся ли им вернуться на докризисные позиции (см. “Приток ПИИ…”) — большой вопрос.

Между тем инвестиции в Восточную и Юго-Восточную Европу в 2013 г. выросли аж на 28%, достигнув $108 млрд. Сможет ли Украина стать новой точкой роста мировой экономики?

Украина
По данным Министерства экономического развития и торговли Украины, в январе — июле 2014 г. падение ВВП составило 3,3% по сравнению с аналогичным периодом 2013 г.

При этом специалисты Института экономических исследований и политических консультаций (г.Киев; с 1999 г.; 20 чел.) считают, что непрекращающийся военный конфликт на востоке страны может привести к падению ВВП на 10%.

При таких обстоятельствах Украине нужно чудо, чтобы переломить ситуацию. Им мог бы стать приток иностранных инвестиций.

Однако специалисты единогласно заявляют: сейчас наблюдается, скорее, уход инвесторов с рынка. По состоянию на 1 июля 2014 г. объем ПИИ в виде акционерного капитала составил $50 млрд, что на 11,9% меньше, чем на начало года.

По словам директора экономических программ Украинского института публичной политики (г.Киев; с 2012 г.; 9 чел.) Ильдара Газизуллина,
эта тенденция наметилась еще несколько лет назад — вместе с развитием экономического кризиса в мире.

Сокращение поступлений инвестиций началось примерно в 2009 г., — отмечает г-н Газизуллин. — До этого Украина привлекала $7-8 млрд (см. “Освоенные...”. — Ред.), но с началом кризиса эта сумма сократилась до $4,5 млрд”.

Как объясняет эксперт Центра им.А.Разумкова (г.Киев; с 1994 г.; 25 чел.) Василий Юрчишин, ранее отток инвестиций компенсировался за счет поступлений из офшоров, в частности, с Кипра.

Иными словами, за счет реинвестиций, которые проводили украинские и российские промышленные группы, когда-то выводившие средства из страны.

 “Сейчас они выдерживают паузу, — говорит эксперт. — Причины очевидны: военная агрессия России, ухудшение экономической ситуации, обвальная девальвация, политическая нестабильность”.

Несмотря на то что падение уровня инвестиций коснулось не только Украины, на общеевропейском фоне мы выглядим особенно печально.

Сейчас мы имеем один из самых низких показателей в Европе, — констатирует г-н Юрчишин.

Прямые иностранные инвестиции на душу населения составляют около $1,5 тыс. Для страны с такими ресурсами и потенциалом это неутешительный результат”.

По мнению эксперта, одна из проблем обусловлена тем, что инвестиции тесно завязаны на промышленность и экспорт сырья и металлургической продукции.

Даже сейчас 32,1% инвестиций сосредоточены в промышленности и, для сравнения, только 1,3% — в сельском хозяйстве (см. “Структура…”).

Однако промышленное производство сейчас не в лучшем состоянии: в августе его объемы уменьшились на 21,4% по сравнению с аналогичным месяцем прошлого года.

Часть предприятий утеряна или временно не работает, — поясняет г-н Юрчишин. — Это связано с аннексией Крыма, созданием так называемых ДНР и ЛНР”.

Данные Госстата хорошо это иллюстрируют: в Донецкой области промпроизводство в августе сократилось на 58,7%, а в Луганской — на 85%.

При этом отрасли, традиционно привлекательные для инвесторов, заходящих в Украину, серьезно пострадали: в машиностроении наблюдается падение на 31%, в металлургии — на 30% (см. статью "На зубьях").

Как объясняют специалисты, деньги идут к деньгам, поэтому сложившаяся в Украине картинка иностранный бизнес не вдохновляет.

Это заметно и по тому, как сокращается доля зарубежных средств в капитальных инвестициях (см. “Освоенные…”).

Рейтинги
Не самые почетные места Украине отводят рейтинговые агентства, исследующие вероятность дефолта, легкость ведения бизнеса и инвестиционную привлекательность.

Например, в рейтинге Doing Business Украина занимает 128-е место из 189. А международное агентство Fitch снизило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента (РДЭ)

Украины в национальной валюте с “B-” до “CCC”, а РДЭ в иностранной валюте — подтвердило на уровне “ССС”.

В то же время, согласно результатам исследования “Деловая мысль”, проведенного Институтом экономических исследований и политических консультаций в мае 2014 г., есть причины для оптимизма.

Например, количество предпринимателей, считающих, что коррупция в их секторе — распространенное явление, сократилось с 62,1% до 51,6%.

А доля считающих, что судебная система способна обеспечить соблюдение коммерческих соглашений и защитить частную собственность, выросла с 28,9% в прошлом году до 36,9% — в нынешнем.

Стоит обратить внимание на Глобальный рейтинг конкурентоспособности, составляемый ежегодно Всемирным экономическим форумом.

В этом году Украина в нем поднялась с 84-го сразу на 76-е место из 144. Составители рейтинга поясняют,

что в нем не учтены последствия активных боевых действий в Донбассе, но отражен энтузиазм, вызванный сменой власти в стране.

В документе наглядно показаны слабые и сильные стороны Украины с точки зрения инвестора (см. “Оценка…” на стр.6): неплохая инфраструктура,

емкий внутренний рынок и доступ к большим экспортным рынкам, дешевая, сговорчивая и очень образованная рабочая сила.

В то же время все, что касается деятельности госаппарата, судов и доступа к финансированию, — из рук вон плохо (см. “Основные риски…” на стр.6). Во всяком случае, ясно, над чем надо работать.

Что дальше
Даже с учетом нынешних условий эксперты говорят, что в ближайшие годы ситуация может радикально улучшиться.

Понятно, что 2014 г. для крупных инвестиций уже потерян, — отмечает Василий Юрчишин.

Однако в следующем году можно ожидать стабилизации и оживления интереса к Украине. А 2016 г. может стать показательным годом, в котором нас наконец-то ждет развитие”.

Основные надежды специалистов связаны с двумя факторами: прекращением войны и подписанием Соглашения об ассоциации с ЕС.

По оценкам Института экономических исследований и политических консультаций, если военный конфликт удастся решить до конца 2014 г., то в 2015 г. рост экономики Украины достигнет 3-4%.

 “Одной из ключевых движущих сил роста, скорее всего, будет резкое увеличение инвестиций, поскольку они вернутся на уровень, близкий к уровню 2013 г.,

после паузы в инвестиционной деятельности. Ожидаемое отстраивание Донбасса также будет фактором роста инвестиций
”, — говорится в отчете ­Института.

На это же, судя по исследованию “Деловая мысль”, надеется большая часть предпринимателей.

На вопрос: “Какие первоочередные экономические и политические шаги вы ожидаете от власти?” 76,9% ответили: “Успешное завершение АТО”.

На втором и третьем местах оказались ответы “Перевыборы в Верховную Раду” и “Успешная борьба с коррупцией”.

В долгосрочной перспективе свою роль сыграет и сотрудничество с ЕС. Как отмечает Игорь Бураковский, председатель правления Института экономических исследований

и политических консультаций, за десять лет при благоприятных условиях ВВП Украины вырастет на 11-12%.

Но надеяться только на эффект от сотрудничества с ЕС наивно, ведь он возможен лишь в комплексе с эффектом от борьбы с коррупцией, от реформы налогообложения”, — поясняет эксперт.

О плюсах сотрудничества с ЕС говорит и Василий Юрчишин: “Основной инвестиционный потенциал сейчас связан с выходом на европейские рынки.

Есть вероятность, что инвесторы из стран, не входящих в ЕС, захотят через нас получить доступ к многомиллионным рынкам для своих товаров”
.

Среди основных претендентов на эту роль г-н Юрчишин называет Китай. Однако вполне вероятно, что инвестиции придут и из арабских стран.

В середине сентября министр иностранных дел Павел Климкин встретился с послами 11 арабских государств и обсудил перспективы привлечения средств из Ближнего Востока и Северной Африки.

Также, по словам г-на Юрчишина, положительным фактором для привлечения иностранных капиталов может стать приватизация госимущества.

В этом году было запланировано продать гос­имущества на 17 млрд грн. Понятно, что этого не случится, однако если государство сработает хорошо, все эти объекты перейдут на ближайшие годы.

Тогда нам удастся сформировать институт эффективного собственника и привлечь инвесторов
”, — говорит эксперт.

Последний глава Госинвестпроекта (постановлением Кабмина №442 от 10.09.14 г. это ведомство ликвидировано) Сергей Евтушенко отметил,

что необходимо обратить внимание еще на один аспект — политическое страхование, однако это в большей степени зависит от других государств:

Такая страховка предоставляется инвестору в его стране государственными экспортно-кредитными агентствами, которые, в случае опасности, компенсируют своей компании 90%.

То есть это является риском не только для инвестора, но и для страны, из которой он происходит.

Однако за возможность делать такие инвестиции предприниматели готовы бороться так же, как и в своей стране
” (см. статью "Сбытовой жанр". – Ред.).

О защите прав кредиторов и гарантии инвесторам говорит и председатель правления харьковского ПАО “Мегабанк” Елена Жукова. По ее словам, в финансовой сфере это ключевые, необходимые реформы.

А Яна Рогинская, директор ГО “Институт исследования адаптации законодательства” (г.Киев; с 2013 г.; 6 чел.), отмечает: инвесторам нужно показать, что риски вложений в нашу страну минимальны.

Для этого следует уменьшить налоговое давление, упростить процедуры отчетности и получения разрешений, а также внедрить эффективное антикоррупционное законодательство.

Благодаря принятию новых законов о госзакупах, о госпомощи субъектам хозяйствования, а также антикоррупционных законов,

отмене ряда лицензий и улучшению регуляторной политики постепенно растет рейтинг Украины
, — поясняет она.

В прошлом году по уровню экономической свободы Index of economic freedom мы набирали 46 баллов, сейчас — 49,3”.

Задачи-2022:
  • Получение полного доступа на рынок ЕС
  • Полноценная реформа госаппарата и судебной системы
  • Сохранение конкурентных преимуществ в здравоохранениии образовании
Основные риски ведения бизнеса в Украине
  1. Коррупция
  2. Нестабильность государственной политики
  3. Сложность доступа к финансированию
  4. Политическая нестабильность
  5. Неэффективное чиновничество
По данным Global Competitiveness Report 2014-2015.

Партия регионов
Согласно последнему “Рейтингу инвестиционной привлекательности регионов”, представленному Госинвестпроектом в начале мая, наиболее интересной для инвесторов является Львовская область.

Самая большая неожиданность анализа инвестиционной привлекательности регионов — это резкая смена лидеров и аутсайдеров по сравнению с прошлым годом”, — комментирует результаты исследования Игорь Бураковский.

В 2013 г. рейтинг уверенно возглавляла Харьковская область, однако сейчас из-за политических факторов инвесторы отворачиваются от областей, близких к России.

Более того, Донецкую область и восток Украины в целом оценивают хуже всего. “Военная ситуация мешает работать крупным предприятиям, нарушает налаженные производственные цепочки,

— подтверждает это мнение старший аналитик Международного центра перспективных исследований (г.Киев; с 1994 г.; 35 чел.) Александр Жолудь.

Конечно, это делает предприятия непривлекательными для инвесторов”.

Последние новости: