Капитальное строительство

Капитальное строительство
525
Ощущая желание отечественных предпринимателей разобраться в том, что такое социальный капитал (далее — СК), из чего он состоит и какие дивиденды может принести, БИЗНЕС совместно с Ассоциацией “Укрконсалтинг” провел “круглый стол”, посвященный использованию социального капитала в реальной экономике.

К обсуждению присоединились как представители научных кругов, исследователи, общественные деятели, так и собственно бизнесмены, внедряющие на своих предприятиях новые управленческие технологии, основанные на такой экономической категории, как СК.

Долой категоричность
Как точно подметили участники мероприятия, продвигая учение о социальном капитале в массы, экономисты, образно говоря, “залезают” на чужие территории. В том смысле, что СК — это, с одной стороны, социальная категория, а с другой — сугубо экономическая.

Именно эта “двухмерная” сущность, как оказалось, и является главным камнем преткновения в изучении явления и главной причиной существования разных трактовок этого понятия. Исследователи, мысля преимущественно макроэкономическими категориями, определяют СК как ценности, рождаемые социальными взаимоотношениями в обществе.

В частности, способностью общества к самоорганизации. Бизнесмены же обычно воспринимают СК более утилитарно, видя в нем прежде всего качество трудовых ресурсов. Оба подхода вроде и не противоречат друг другу, но методологически их следует разграничивать. Этот нюанс и попытались прояснить наши гости в первую очередь.

Позволю себе не согласиться с мнением, что социальный капитал — это экономическая категория. Считаю, проблема нашей экономической теории и экономики вообще в том, что мы игнорируем ее социальную составляющую. Мы постоянно говорим о количественных показателях экономической деятельности и за этими показателями “теряем” человека, воспринимая его только как ресурс, а не как цель экономического развития”, — открыла дискуссию Наталья Супрун, ведущий научный сотрудник Института экономики и прогнозирования НАН Украины.

 Вот почему, по ее словам, социальный капитал в обществе пока полностью не задействован. Действительно, в свое время авторы теории капитала предложили простую формулу экономической деятельности: “Деньги — товар — деньги-штрих”. И, хотим мы того или нет, бизнес-общество отталкивается именно от этого определения любого капитала.

Капитал — это то, что приносит дивиденды. Как получить дивиденды? Запустить социальный ресурс в экономический оборот, иначе он так и остается всего лишь ресурсом”, — пояснила г-жа Супрун. По ее глубокому убеждению, в Украине ввиду чрезвычайно низкой своей “капитализации” СК пока является барьером для экономического развития, а не его драйвером.

Эту мысль развил Владимир Дубровский, старший экономист Центра социально-экономических исследований “CASE Украина”, который обратил внимание участников “круглого стола” на то, что целевая направленность людей, образующих социальные связи и вырабатывающих нормы социальных взаимоотношений, напрямую определяет потенциальный “заряд” СК.

Плюс на минус
Принято считать, что СК — это нечто позитивное. В то же время способность к эффективным действиям и самоорганизации любой группы людей может быть использована обществом в целях перераспределения ресурсов. “Картель — это тоже своего рода накопитель социального капитала.

Но этот “капитал” используется преимущественно во вред другим общественным слоям и интересам. Приведу пример. Присмотритесь: отечественные профсоюзы — это частный случай картеля, который в свое время создали продавцы рабочей силы
”, — отметил г-н Дубровский.

Окостеневая, они превратились из инструмента влияния наемных работников в еще одну форму государственного регулирования на рынке труда. “То есть если такие объединения призваны бороться за перераспределение, то это негативный СК. Если же люди понимают, что совместными действиями могут получить некую пользу не за счет кого-то, а в качестве бонуса за создание чего-то нового, то это конструктивный соцкапитал со знаком плюс”, — пояснил г-н Дубровский.

К примеру, бизнес объединяется не для того, чтобы совместными усилиями “убрать” конкурентов, а для достижения конструктивной цели — формирования правил игры на рынке и т.д. “У нас с профсоюзами ситуация такова, что они исторически никогда не были частью социального капитала.

А были всего лишь приводным ремнем правящей партии к массам”
, — дополнил Олег Лиховид, председатель Совета по вопросам дерегуляции экономики и саморегулирования при Торгово-промышленной палате Украины.

Но там, где есть саморегуляция (особенно это касается бизнеса), там существует и большая опасность возникновения картелей, предупреждают эксперты. Кстати, в бизнес-практике использования СК очень тонка грань между саморегулированием и лоббированием.

Одно дело, когда речь идет о правилах игры для всех, совсем другое — когда подразумеваются льготы для какого-то конкретного сектора экономики, предприятий или группы. “Критерий здесь достаточно простой — когда речь идет о том, что будет выгодно всем, то нет никаких барьеров для концентрации СК.

А как только появляются какие-то списки, утвержденные кем-то уполномоченным, значит, дело плохо — социальные связи в своих целях использовал лоббист
”, — заявил г-н Дубровский.

Исследователи признают, в данном случае действует СК так называемого “бондингового” типа — объединение узких связей, в отличие от СК так называемого “бриджингового” типа, когда связи достаточно широки, многообразны и очень слабы, но при этом в них больше участников.

Причем узкие социальные связи наподобие кланов, криминальных сетей и тому подобного гораздо сильнее с точки зрения снижения транзакционных издержек. Они создаются там, где нет государственных и общественных институтов, способных уменьшать стоимость транзакций.

Например, в обществе, где царит дефицит, обязательно присутствует блат. “В бывшем СССР он, кстати, пережив его крах, стал основой влиятельных административных групп разного уровня, через которые очень хорошо и удобно осуществлять коррупционные деяния”, — отметил г-Дубровский.

Таким образом, имеющийся социальный ресурс был в новых обстоятельствах успешно конвертирован в “деньги-штрих”. Причем эксперты подмечают, что чем сильнее борьба с коррупцией, тем сильнее ее социальные сети замыкаются в себе. Именно потому с этим явлением так трудно бороться.

Родина в опасности
Тем не менее в странах, где высокий СК служит широкому социальному диалогу, а не картелизации, существенно уменьшается доля государственного капитала в экономике. Например, в Швеции представители профсоюзов, различных предпринимательских ассоциаций и ассоциаций потребителей решили, что поскольку уровни налого­обложения и, соответственно, распределения через госбюджет делают экономику страны неконкурентоспособной, они должны быть снижены.

Конечно, при этом какие-то социальные льготы, какие-то социальные гарантии уменьшились, зато страна в целом стала более конкурентоспособной на мировом рынке. И все от этого только выиграли.

Коэффициент взаимного доверия к незнакомым людям в Швеции, которым обычно измеряют общий уровень СК, сейчас выше 6. В Украине — 4,47. “На первый взгляд, не так и мало. Но при этом среди украинцев очень невысок уровень доверия к общественным и государственным институтам, в том числе и к институтам саморегуляции”, — пояснил г-н Дубровский.

Однако в целом, по его словам, наличие социального капитала, особенно в нынешней ситуации, становится для бизнеса критично необходимым. Поскольку страна и экономика, по оценкам экспертов, приближаются к очередной точке сингулярности, когда, возможно, произойдут большие макроэкономические потрясения, разрушительные боевые действия и прочие “радости” политического момента. И в таких ситуациях, полагают эксперты, очень важно чувствовать локоть, так сказать, не под ребром, а рядом со своим локтем.

Украинцы — высокообразованная нация, Украина имеет высокий человеческий потенциал, но он фактически не используется. Сравните: по уровню интеллектуального потенциала Украина занимает 29-е место в мире, а по уровню благосостояния только 129-е. То есть государство, имея высокий человеческий потенциал, не может обеспечить его реализацию”, — сетовала Ольга
Петрое,
профессор Национальной академии государственного управления при Президенте Украины.

 Она призвала обратить внимание на то, что в каждом обществе есть 5% населения с предпринимательской жилкой. Если им создать режим наибольшего благоприятствования, эти люди обеспечат работой еще 50% населения, которые могут быть лишь исполнителями. В их числе 27% тех, кто, видя успешную бизнес-практику, способен “мигрировать” в лагерь предпринимателей.

Эта схема работает в западных обществах, у нас же проблема в том, что мы даже для этих 5% не создали условия, чтобы они появились и получили должное развитие. Уровень доходов 10% самых бедных и 10% самых богатых людей в стране не должен отличаться в 10 раз.

А у нас официально заявлено о разнице в 50-60 раз! И о качестве социального капитала мы не можем говорить до тех пор, пока эта разница не уменьшится
”, — заявила г-жа Петрое. Но для того чтобы СК у нас начал развиваться, необходим все-таки запрос от самого общества.

А оно, ведя войну с внутренними проблемами и внешним агрессором, только начало делать робкие шаги в этом направлении. “Без активной роли государства в процессе повышения СК у нас ничего не изменится. В Украине традиционно патерналистское общество. Мы только сейчас начинаем кардинально меняться”, — отметила г-жа Супрун.

Надо сказать, с этим тезисом дискуссия вышла на новый виток: некоторые участники с ним категорически не согласились. Дескать, роль государства в развитии СК только отрицательная. Положительной она бывает только тогда, когда СК уже развит и присутствует в форме политических партий, профессиональных ассоциаций, общественных объединений, гражданских инициатив и т.д.

 “Если общество не предъявляет требования к государству, то плевать хотело государство на такое общество!” — эмоционально отреагировал репликой Олег Лиховид. По его словам, социальный капитал общества демонстрируют именно коллективные действия, что мы сейчас и наблюдаем.

 “Не надо путать СК и политическую культуру! Экономически обусловленное коллективное действие всегда происходит в виде саморегуляции”, — возразил Владимир Дубровский. “В любом случае, высокий СК в обществе — это количество решенных совместными усилиями социальных проб­лем”, — вставила слово Наталья Супрун.

Я бы не сказал, что со стороны общества сейчас нет запроса на повышение СК”, — вступил в дискуссию Дмитрий Лиховид, аспирант Национального университета “Киево-Могилянская академия”. Исходя из своих научных интересов, лежащих в плоскости социологии, Дмитрий рассказал присутствующим о наличии огромного потенциала СК на уровне территориальных общин.

По моим наблюдениям, решать большинство социальных проблем можно и нужно именно в общинах. У них есть огромное желание качественно менять ситуацию. И если мы ставим себе задачу как-то использовать этот капитал в принципе, это довольно быстро приносит дивиденды в виде социальной активности и решений на местах”, — заметил он.

Местные общины, по его словам, легче объединяются и обретают конструктивную направленность ввиду наличия в них глубоких объединяющих начал.

В бизнесовых кругах
Далее дискуссия о роли государства в развитии СК плавно перетекла в обсуждение социального капитала как условия развития бизнеса. “Сейчас бизнес всецело зависит от СК — от работников и только от них”, — заявил Руслан Ковтун, руководитель секретариата Строительной палаты Украины.

То есть от уровня их профессионализма и самоотдачи. Мол, бизнес зависит от людей, а люди от бизнеса — ни больше ни меньше. А государство просто не должно мешать процессу их взаимодействия.

Подробнее о практической реализации СК в условиях бизнес-организации рассказал Анатолий Афичук, директор ООО “АДМ” (металлургическая переработка алюминиевого лома), при этом несколько развеселив публику просьбой еще раз объяснить для него лично понятие социального капитала.

Давайте проведем небольшой эксперимент. Прошу, напишите на бумаге свое определение СК в течение 1 минуты. Должен же я наконец-то понять, что это такое!” — подзадорил он оживившихся участников “круглого стола”.

Эксперимент, надо признать, удался, показав, что каждый участник трактует понятие “социальный капитал” по-своему. Это и “результат доверия”, и “способность к доверию”, и “доверие сотрудников”, и “система управления, основанная на доверии”, и т.д.

А теперь смотрите, что получается. Все, что вы сказали, можно назвать одним словом — доверие. Вот от него и будем плясать”, — резюмировал г-н Афичук. Являясь членом украинского Кайдзен-клуба при Японском центре в Украине, Анатолий уже более 10 лет внедряет у себя на предприятии эту японскую концепцию управления.

Она подразумевает стремление к постоянному совершенствованию бизнес-процессов за счет укрепления и использования энергии социальных связей в трудовом коллективе. “Я, как руководитель, не столько вырабатываю решение, сколько поддерживаю или не поддерживаю идею в ответ на предложение, которое идет снизу — от трудового коллектива, непосредственно от рядовых сотрудников.

Потом эта идея обсуждается на уровне руководства и либо претворяется в жизнь, либо отклоняется и дорабатывается. Это самый главный критерий оценки СК в организации, когда горизонтальные социальные связи беспрепятственно взаимодействуют с вертикальными, генерируя мощное управленческое движение
”, — пояснил механизм СК г-н Афичук.

По его словам, подобная самоорганизация трудового коллектива служит мощным конкурентным преимуществом, поскольку позволяет решать, какую пользу принесет то или иное совместное решение — в части рентабельности, экономии времени, ресурсов и т.д. Как это происходит, он рассказал на конкретном примере:

 “В нашем производстве задействованы высокотемпературные плавильные печи. Так вот, для загрузки такой печи надо открыть дверцу. При этом за каждую минуту открытая печь остывает на 50 градусов. Цикл загрузки у нас раньше составлял 5-7 минут. Отсюда потери температуры и потребность дополнительного разогрева печи для начала плавки.

В результате многочисленных усовершенствований, которые шли сверху вниз и снизу вверх по управленческой цепочке, мы сократили фазу загрузки до 30-40 секунд. Соответственно, процесс плавки стал более эффективным и менее затратным
”.

Этим примером г-н Афичук хотел доказать, что высокий СК на предприятии является фактором, снижающим транзакции, соответственно, повышающим дивиденды бизнеса в целом. “Чтобы люди начали подсказывать решения и предлагать полезные идеи, должно быть доверие между ними и к руководству”, — объяснил логику г-н Афичук.

В завершение дискуссии Святослав Сурма, координатор программы “Социальная альтернатива”, обозначил факторы, которые препятствуют развитию социального капитала как в обществе в целом, так и в организациях в частности.

Такими факторами, по его мнению, являются недостаток живого общения между людьми в группах, коллективах и самоидентификации (кто я?), невысокий культурный и духовный уровень личности, отсутствие общей исторической памяти.

Если два последних фактора — самоидентификация и историческая память — это глобальные для нашей нации проблемы, которые должно решать государство через образование, просветительство, пропаганду и т.д., то живое и активное общение — это в наших руках.

Собственно, этим и занимается наша организация: мы учим людей объединяться, общаться и решать свои проблемы сообща, повышая тем самым культуру социального диалога
”, — заявил г-н Сурма. По его словам, общение — это мощный генератор новых идей и жизненного опыта человека.

Именно благодаря живому общению возникают условия, в которых люди, пребывая в слабых социальных связях (имеются в виду неродственные. — Ред.), готовы доверять друг другу.

К примеру, у нас есть активист, который в своей территориальной общине, объединив вокруг себя людей, создал кооперативный кредитный союз, фонд общины и внедрил другие полезные инициативы.

В результате слабые связи общины, т.е. ее социальный капитал, стали конкретно продуктивными в соответствующих отраслях — финансовой, гражданской, общественной”
, — рассказал г-н Сурма.

Главный вывод, который сделали участники нашего “круглого стола”, состоит в том, что любое коллективное действие должно предварять коллективное обсуждение, основанное на взаимном доверии и уважении. Только на такой базе можно вести конструктивное обсуждение любой общественной идеи, производственных, личных проблем и т.д.

В Украине пока нет такой культуры диалога в обществе, и в этом основная проблема формирования социального капитала в стране. Хотя события последнего года вселяют определенную надежду.



Последние новости: