А Барбулеску — против!

А Барбулеску — против!
1229

Юристы и психологи обосновали право работодателя контролировать личную переписку своего персонала

В январе Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение по делу “Барбулеску против Румынии”.

 Страсбургский суд рассматривал иск, поданный румынским инженером Богданом Барбулеску к руководству компании, в которой он работал, уволившему его в 2007 г. после ознакомления с его личной перепиской.

Тексты были отправлены при помощи сервиса Yahoo Messenger в рабочие часы. Заявитель требовал признать действия работодателя нарушением его права на конфиденциальность переписки.

Это решение многие украинские и западноевропейские СМИ окрестили громким заголовком “ЕСПЧ разрешил работодателям читать личную переписку сотрудников в соцсетях”. Однако данный тезис не имеет ничего общего с действительностью.

Александр Дементьев,
юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры»
обосновал права работодателя
в отношении личной переписки
наемного персонала


Подробности дела

Надо заметить, в определенный момент работодатель довел до сведения г-на Барбулеску, что информация по его учетной записи в Yahoo Messenger подвергалась проверке, в процессе которой было выявлено — работник использовал интернет в личных целых.

Господин Барбулеску письменно заверил работодателя в обратном. В ответ ему была предоставлена расшифровка его сообщений. Включая сообщения, которыми он обменивался со своими братом и невестой по личным вопросам, включая здоровье и сексуальную жизнь.

В итоге, работодатель прекратил трудовой контракт г-на Барбулеску по причине нарушения правил внутреннего распорядка компании, которые запрещают использование ресурсов компании в личных целях.

“Пройдя” все национальные суды, нерадивый работник обратился с жалобой в ЕСПЧ, оспаривая решение своего работодателя о прекращении трудового контракта, которое было основано якобы на нарушении его приватности.

Именно с этого момента следует рассматривать постановление ЕСПЧ по данному делу, что называется, “с лупой” и выделить несколько главных акцентов Евросуда, связанных с подобными
обстоятельствами.

Известно, что предмет жалобы в национальные суды не должен расходиться с предметом жалобы в ЕСПЧ. Таким образом суд может удостовериться, что у государства была возможность высказаться и решить предметный вопрос на национальном уровне.

И если человек считает, что национальные суды были предвзяты или рассмотрели его жалобу с нарушением его прав, он имеет право обратиться с ней в Европейский суд.

Что касается дела Барбулеску (и ЕСПЧ в постановлении сразу акцентирует на этом внимание), то предметом его жалоб в национальные суды было как раз его увольнение, а не нарушение его прав на уважение к личной жизни и корреспонденции.

Таким образом, рассмотрев национальную судебную процедуру, ЕСПЧ пришел к выводу, что аргументы г-на Барбулеску были надлежащим образом изучены. Национальные суды определили, что работодатель действовал в рамках надлежащей дисциплинарной процедуры, предусмотренной законодательством.

Следует отметить, что во многом ЕСПЧ “выступил в пользу” работодателя по той причине, что работник, очевидно, солгал своему работодателю, отвечая на вопрос относительно использования Yahoo Messenger исключительно в рабочих целях.

ЕСПЧ установил, что работодатель, получив такой ответ, имел законное право просмотреть учетную запись сотрудника, полагая, что ее содержание связано исключительно с профессиональной деятельностью последнего.

Важным также является вывод Евросуда о том, что подобные дисциплинарные производства вполне допустимы и не нарушают прав человека, даже если действия работника не нанесли какого-либо вреда компании либо работодателю.

Был также сделан отдельный вывод, что проверке подвергался исключительно рабочий аккаунт г-на Барбулеску в Yahoo Messenger. Какие-либо другие документы, программы и данные сотрудника работодатель не анализировал.

На основании этого ЕСПЧ сделал вывод, что мониторинг и соответствующее вмешательство работодателя были весьма ограниченными и соразмерными.

Таким образом, “справедливый баланс” между обеспечением прав г-на Барбулеску на уважение личной жизни и корреспонденции и интересов работодателя был соблюден.

Внимание всем
Постановление ЕСПЧ по делу Барбулеску однозначно ни при каких обстоятельствах не дает права работодателям проверять личные данные работников, их гаджеты, личные аккаунты в соцсетях и других сервисах, созданных для обмена данными или сообщениями.

Даже если у работодателя есть основания предполагать, что такие личные “инструменты” использовались работником в рабочее время.

Тем не менее вмешательство в личную жизнь и корреспонденцию теоретически может быть признано ненадлежащим и нарушающим права человека в случае:
а) “масштабной”; б) всесторонней; в) всеобъемлющей проверки всех “рабочих данных” и рабочих инструментов работника в рамках одного дисциплинарного производства.

Тогда можно утверждать, что такое дисциплинарное производство нарушило “справедливый баланс” между обеспечением прав работника и интересов работодателя.

Если в трудовом договоре черным по белому записать запрет на личную переписку
в рабочее время и с рабочего места, все встанет на свои места: контролировать соблюдение
трудовой дисциплины и режима коммерческой тайны работодатель имеет право при любых обстоятельствах.

Юридическая легитимность именно такого решения по делу “Барбулеску против Румынии” была максимально обоснована ЕСПЧ, считает Елена Никольская, психолог, бизнес-тренер, эксперт по коммуникативной эффективности и переговорам компании NewRealGoal.

“Подписывая трудовой договор с компанией или любой другой документ, регламентирующий трудовые отношения, мы добровольно соглашаемся на все указанные в нем “тяготы и лишения”.

 Это может означать в том числе и сужение зоны приватности”, — отмечает г-жа Никольская. То есть руководитель вправе в любой момент заглянуть в монитор рабочего компьютера или вскрыть рабочий почтовый адрес.

 “Конечно, можно уповать на этические нормы поведения, но часто между моралью и законом знак равенства отсутствует (по крайней мере, в бизнес-среде). А если в компании есть служба безопасности, то надежды на приватность сводятся к нулю.

Ведь одной из прямых обязанностей сотрудников этой службы является мониторинг всех рабочих (!) ресурсов обмена информацией для сохранения коммерческой тайны.

Оставляя на них личные данные, мы находим для себя “благодарных” читателей, как минимум, в лице указанных сотрудников.

Ситуация в деле г-на Барбулеску схожа с ведением личного дневника, который автор демонстративно оставляет на письменном столе. Частой причиной этого является подсознательное желание, чтобы он был прочитан”, — говорит психолог.

Европейская практика
Во многих немецких компаниях сотрудники пользуются электронной почтой в личных целях с молчаливого согласия работодателя. По действующим законам Германии, предприятия имеют право принимать решение по своему усмотрению.

У работодателя есть три возможности: полностью запретить пользование интернетом, в том числе и электронной почтой, в личных целях, разрешить его в неограниченном объеме или же разрешить его с некоторыми ограничениями.

Если пользование интернетом в личных целях запрещено, у работодателя есть много возможностей контролировать персонал. Он имеет право проверять содержание мейлов, причем даже в том случае, если у каждого работника фирмы есть свой личный адрес электронной почты.

Однако этого нельзя делать, если мейл был отправлен с пометкой “Лично” или “Конфиденциально”. Не допускается также тотальный контроль, т.е. ведение постоянной и точной хроники пользования работником интернетом в рабочее время.

Если же фирма разрешает сотрудникам пользоваться интернетом в личных целях, у нее намного меньше прав: она может проверять лишь время отправления или получения мейлов в рабочее время, не более того.

Нельзя ей контролировать и содержание электронной почты, за исключением тех случаев, когда сотрудники — по указанию начальства — пользуются двумя различными почтовыми ящиками: отдельно для личных целей и для целей фирмы.

Помимо этого работодатель может ограничить время использования интернета в личных целях, например, 20 минутами в день. На практике возникают и ситуации, когда трудно отделить письма частного характера от служебных.

Например, когда сотрудник фирмы пользуется своим служебным аккаунтом в личных целях, т.е. в его почтовый ящик поступают мейлы и служебного, и личного характера.

Что происходит, если этот сотрудник, скажем, внезапно заболел, а работодателю необходим доступ к его переписке? Вот пример судебного решения из адвокатской практики мюнхенской компании it-Recht.

Сотрудница одной фирмы подала иск в суд после того, как работодатель зашел в ее служебный поч­товый ящик и проверил содержание мейлов. Эта сотрудница долго болела, а между тем на ее адрес приходили запросы от клиентов.

Коллеги отправили ей несколько писем по электронной почте, чтобы она разрешила доступ к письмам клиентов, но безуспешно. Тогда в фирме ее почтовый ящик вскрыли, частные мейлы отсортировали, а служебные соответствующим образом обработали.

Суд отклонил иск, решив, что права сотрудницы нарушены не были. Если сотрудник, как в данном случае, не удалил свою частную корреспонденцию из почтового ящика сам, фирма имеет право открыть его и рассортировать частные и служебные послания, что и было сделано.

По материалам www.dw.com
Последние новости: