Седьмое затмение

Седьмое затмение
267

Для ювелиров из ALPINA флагманский BMW 7—series — эдакий алмаз, превращающийся в бриллиант после тончайшей огранки, — B7 Bi—Turbo Allrad

Еще неизвестно, кому из автомобильных конструкторов приходилось труднее — первопроходцам или тем, кто пришел им на смену. Ибо нет ничего хуже, чем исправлять чужие ошибки.

В 1961 г. некто Ферруччо Ламборгини поругался с “великим и ужасным” Энцо Феррари, не желавшим признавать заводские дефекты. Так появился главный конкурент Ferrari — компания Lamborghini. В том же 1961 г. с халатностью по-итальянски столкнулся и Буркард Бовензипен.

Но если синьор Ламборгини к тому времени был известным на весь мир машиностроителем, то наш герой только-только стал студентом.

Чтобы тратить как можно меньше времени на поездки из университета домой, Буркард приобрел новенький Fiat 1500, которого хватило лишь на 50 километров. Но жаловаться, как оказалось, было некому: баварский дилер марки умыл руки, спихнув все на тюнинг-ателье, у которого вообще не было своего представительства вне Италии.

И Буркард Бовензипен засучил рукава: заменил карбюратор Marelli на Weber, подобрал распредвал с более пологим профилем кулачков да еще и систему выпуска оптимизировал. Но увеличившаяся с 67 л.с. до 75 л.с. отдача потребовала пересмотра тормозной системы и кинематики подвески.

 И тогда студент задумал модифицировать куда более современный BMW 1500. В Мюнхене как раз полностью пере­смотрели модельную политику в пользу более массовой техники. И все бы ничего, но динамичный облик слабо коррелировался с маломощным 75-сильным мотором.

В Мюнхене, нужно отдать им должное, учли критику и через два года предложили ту же “четверку”, но “расточенную” до 1800 куб.см и с отдачей в 90 л.с.

Но что было делать тем, кто уже купил 1,5-литровую версию? Обратиться к Бовензипену, “снимавшему” те же 90 л.с. с помощью пары двухкамерных карбюраторов Weber с полированным укороченным впускным коллектором.

В восторге от разработки оказался начальник отдела продаж BMW Пол Ханеманн, распорядившийся не отказывать клиентам герра Буркарда в гарантийном сервисе.

 Коммерческий успех тюнинг-пакета для BMW 1800 позволил Буркарду Бовензипену купить производственные мощности в соседнем Бухлоэ и 1 января 1965 г. основать ALPINA Burkard Bovensiepen KG.

В конце 1960-х годов BMW выбрал путь создания спортивно-ориентированной техники. Теперь “альпиновские” пакеты приумножали врожденные таланты мюнхенских седанов вроде отточенной управляемости.

Это моментально поспособствовало разного рода победам: частные пилоты, экипажи и команды выигрывали на автомобилях из Бухлоэ ралли и кроссы, кольцевые и горные гонки.

В начале 1970-х годов Бовензипену снова повезло: баварцы взяли курс на “формульные” гонки и прозевали скачок популярности “кузовных” классов. И именно “альпинистам” пришлось отстаивать честь заводской команды в топ-чемпионатах вроде ETCC (туринговый чемпионат Европы).

Завоеванные титулы еще больше укрепили веру BMW в Бовензипена, которому в конце концов доверили создание дорожных моделей. Первая из которых — 3.0 CSL — уже “при жизни” стала предметом коллекционирования.

В 1971 г. обозначились первые фирменные признаки марки: внешние — вроде неброских аэродинамических обвесов и дизайна дисков, ставших впоследствии главной визиткой марки, и особенно внутренние — в отличие от конкурентов, “альпинисты” стремились не столько к рекордным показателям, сколько к балансу основных характеристик.

Появившаяся вскоре ALPINA B7 Turbo стала самым быстрым и сбалансированным седаном в мире. Тогда же было разработано первое из многочисленных ноу-хау компании — электронное зажигание, без которого теперь немыслим ни один современный двигатель.

В 1983 г. переделки стали настолько существенными, что Федеральное транспортное агентство Германии внесло фирму из Бухлоэ в реестр полноценных автопроизводителей, и всем ALPINA начали присваивать собственный VIN-код.

К середине 1990-х годов в патентном кейсе компании было уже более полусотни изобретений вроде металлических катализаторов и электронных систем управления сцеплением. Но главное ноу-хау марки — система Switch-Tronic, с помощью которой герр Бовензипен научил мир ездить на “автомате” так же быстро, как на “механике”.

“Мощность, момент, динамика для нас вторичны, — рассказал автору статьи нынешний босс марки Андреас Бовензипен. — Мы позволяем этим величинам расти до того уровня, при котором удается предложить клиентам отменную управляемость, плавность хода и привычный им уровень комфорта”.

Героя нашего рассказа в части технических характеристик не обидели: мотористы “сняли” с 4,4-литрового V8 608 л.с. и 800 Нм вместо штатных 449 л.с. и 650 Нм. В результате B7 xDrive разгоняется до 330 км/ч (на всех BMW стоит ограничитель скорости в 250 км/ч), разменивая первую “сотню” за 3,7 с.

Никто из прямых конкурентов, включая Mercedes AMG S63, не обладает подобными талантами. Но уникальность “семерки” — в уровне прогнозируемости и покладистости мощного и динамичного автомобиля.

Характерный пример — использование радиальных компрессоров — еще одного ноу-хау компании. Долгое время в Мюнхене предпочитали атмосферные моторы, и “альпинисты” раз за разом их “надували”.

Но исключительно для удобства пользования — чтобы основной массив мощности
и тяги был доступен водителю еще с самых низких оборотов.

И несмотря на столь значительные переделки, весь модельный ряд ALPINA сейчас продается через дилерскую сеть BMW со всеми причитающимися гарантийными обязательствами и техсервисом.

В Мюнхене быстро оценили выгоду сотрудничества с семейным предприятием, выпускающим автомобили “для ценителей”, продумывая каждую деталь.

С недавних пор ALPINA собирают на конвейере BMW. Из Бухлоэ везут собранные вручную двигатели, трансмиссии, подвески и другие агрегаты, обратно — почти комплектные автомобили.

Остается установить дополнительное оборудование и перешить салоны. Последняя операция особенно трудоемка, ведь Бовензипен издавна использует редчайшую кожу Lavalina.

Уникальные технологии выделки (без термообработки) и окраски (без химреактивов) позволили отказаться от нанесения защитной ПХВ-пленки, в результате кожа не просто сверхмягкая и супертонкая (1,5 мм), но еще и “дышащая”.

Подобный объем переделок наглядно демонстрирует, что ALPINA готова снять все ограничения скоростных возможностей, комплектации и роскоши. Именно так при огранке из алмазов рождаются бриллианты.

Сергей Суховский
Последние новости: