Триумфом «Оскара» стал «Бердмен»

Триумфом «Оскара» стал «Бердмен»
112
87-я церемония вручения премии «Оскар» прошла без особых сюрпризов. Главным триумфатором ожидаемо стал «Бердмен», представленный в девяти номинациях и получивший четыре главные статуэтки: лучший фильм, режиссер (мексиканец Алехандро Гонсалес Иньярриту), оператор (Эммануэль Любецки), лучший оригинальный сценарий.

Иньярриту, мастер насупленных социальных драм с нелинейным повествованием, кардинально поменял жанр и сорвал в итоге банк. «Бердмен», смешная и в то же время трагичная история постаревшего актера одной роли, супергероя Бердмена, который изо всех сил старается реанимировать карьеру и вернуть жизни смысл, покорил и критиков, и зрителей. Действие построено вокруг бродвейской постановки, и в самом фильме имитируется театральная эстетика единства действия, времени и места. Подобного погружения в  экранный мир в мировом кино не было со времен «Русского ковчега» Александра Сокурова.

Эффект усиливается тем, что сквозь художественный вымысел проглядывает реальная биография исполнителя главной роли Майкла Китона, первого исполнителя Бэтмена из постановок Тима Бертона. «Бердмен» продолжает плодотворную традицию фильмов на тему «Голливуд о Голливуде» (таких, как «Сансет бульвар» и «Злые и красивые»), где через специфические проблемы корпорации есть выход к общечеловеческой проблематике.

С таким же результатом (четыре победы из девяти возможных), но в менее важных номинациях к финишу пришел и «Отель «Гранд Будапешт» Уэса Андерсона: костюмы, грим и прически, саундтрек, работа художника-постановщика.

В оставшихся главных номинациях расклад также вполне предсказуемый. Лучший адаптированный сценарий — Грэм Мур за аккуратный пересказ для массового зрителя довольно сложной и противоречивой биографии математика Алана Тьюринга («Игра в имитацию»). Лучший актер — Эдди Редмэйн, воплотивший с пугающим правдоподобием физика Стивена Хокинга, потерявшего подвижность из-за амиотрофического склероза («Вселенная Стивена Хокинга»). Лучшая актриса — Джулианна Мур за роль еще одного профессора, но уже с болезнью Альцгеймера («Все еще Элис»). Словом, в этом году нет откровенно спорных решений академии. Почти все важные фильмы года если не получили статуэтку, как минимум попали в номинации. 

Однако помимо регистрации достижений текущего момента «Оскар» из года в год вынужден исправлять предыдущие ошибки и недосмотры. Этот момент всегда играет роль (иногда весьма значительную) в распределении наград. Так, очевидно, что Джулианна Мур с пятой попытки получила награду во многом за свои многочисленные и несомненные прошлые заслуги. Сколько людей вспомнит через пару лет оскароносный для нее фильм «Все еще Элис»? Вряд ли больше тех, кто помнит сегодня «Сумасшедшее сердце», за который в 2010 году, наконец, получил статуэтку Джефф Бриджес. «Большого Лебовски», где они играют вдвоем, помнят, наверное, все.

Исходя из этой логики главным фильмом церемонии могло стать, но не стало «Отрочество» Ричарда Линклейтера, самого малоизвестного режиссера Америки из тех, кого стоит знать. Во многом повинна здесь и киноакадемия, которая игнорировала фильмы Линклейтера с поразительным постоянством (всего две утешительные сценарные номинации «Перед полуночью» и «Перед закатом» — за 30-летнюю карьеру).

«Отрочество» — первый фильм Линклейтера, замеченный академией и, наверное, лучший. Камерная эпопея, история взросления длиной в 12 лет — и снимавшаяся те же 12 лет. В игровом кино — это фактически первый реализованный проект такого рода. Что-то подобное когда-то затевал, но бросил Ларс фон Триер. Так или иначе, этот эксперимент не растопил сердца академиков. Из шести номинаций — только одна победа (лучшая актриса второго плана — Патрисия Аркетт).

Не менее печальный сюжет нынешней церемонии — поражение российского «Левиафана» в схватке с польской «Идой» в номинации за лучший иностранный фильм. Причин этому можно найти множество. Вероятно, академики предпочли более простую, близкую к американским представлениям о европейском «эстетском кино» картину, в то время как «Левиафан» провалился в разлом восприятия — то ли драма о социальной несправедливости, то ли библейская притча, перенесенная в современные реалии. Возможно, не хватило однозначности или, например, помешала фамилия российского режиссера, которую упорно не выговаривают иностранцы. А может, мы несколько переоценили интерес Запада к России. 

Источник: Izvestia.ru


Последние новости: