Банковским фронтом

Банковским фронтом
226
В конце июля постановлением №435 от 22.07.14 г. Нацбанк утвердил инструкцию относительно организации работы банковской системы в чрезвычайном режиме. Уже через два дня, 24 июля, регулятор ввел чрезвычайный режим работы банков в Луганской и Донецкой областях, а также в оккупированном Крыму.

Фактически Нацбанк наделил себя правом управлять банковской системой “вручную”. В частности, правление НБУ получило возможность приостанавливать, запрещать деятельность или осуществление отдельных операций участниками рынка. И уже через две недели регулятор воспользовался данным правом. 6 августа было принято постановление НБУ №466 “О приостановлении осуществления финансовых операций”, основная норма которого гласила:

“Банкам Украины приостановить осуществление всех видов финансовых операций в населенных пунктах, которые не контролируются украинской властью”. Как пояснила тогда председатель НБУ Валерия Гонтарева, этот шаг оказался вынужденным, поскольку в зоне боевых действий стало опасно работать. Инкассаторов могли убить, а отделения банков и банкоматы — ограбить.

Вне зоны доступа
Впрочем, на момент принятия постановления №466 большинство банков свернули работу в зоне боевых действий по собственной инициативе. Сейчас, несмотря на запрет НБУ, в зоне проведения антитеррористической операции (АТО) с перебоями, но умудряется работать государственный Ощадбанк.

 Регулятор ежедневно рассылает банкам “военные” сводки, в которых приводит классификацию населенных пунктов Донецкой и Луганской областей по трем группам: полностью подконтрольные украинской власти; подконтрольные, но лишь частично и контролируемые террористами.

В целом, проводить банковские операции в зоне АТО можно только через удаленные каналы, например интернет-банкинг. Таким образом можно осуществлять безналичные операции, в частности, по погашению кредита или переводу средств со счета на счет.

За наличными средствами клиенты вынуждены выезжать за пределы зоны проведения АТО. “Особых проблем с обслуживанием клиентов всех отделений, в том числе в Луганской и Донецкой областях и в Крыму, у нас нет”, — уверяет Дмитрий Гриджук, председатель правления банка “Хрещатик”.

По его словам, даже юридические лица имеют возможность осуществлять платежи через сервис “Клиент — Банк”. Банкиры говорят, что хотя в Донбассе не работает система электронных платежей (СЭП), это не мешает системным банкам проводить такие операции.

Платеж просто отправляется по внутренней платежной системе, например, из Донецка в Киев, а дальше — уже по СЭП. Так работают большинство банков с филиалами в зоне АТО, — поясняет Антон Тютюн, заместитель председателя правления Ощадбанка.

 — Проблемы с платежами возникают у банков, которые зарегистрированы в самом Донецке”
. Руководители банков уверяют, что поддерживают диалог с корпоративными клиентами, находящимися в зоне боевых действий.

С представителями юрлиц проводим встречи в офисах банка как в Киеве, так и в других городах по всей территории Украины”, — говорит Владимир Обухов, заместитель начальника управления — руководитель по развитию бизнеса восточного региона банка “Финансы и Кредит”.

Заметим, Донецкая область является одним из крупнейших регионов страны по объемам банковского бизнеса. Ее банковские активы оцениваются примерно в 70 млрд грн. Количество банковских отделений — около 1600.

Больше только в Киеве. Вкупе с показателями Луганской области банковские активы Донбасса можно оценить в 80 млрд грн., или почти 10% общесистемных активов. Лидируют в регионе, как правило, крупные системные банки (см. “Топ-5 банков…”).

Что касается инфраструктуры (отделения, банкоматы) отечественных банков в Крыму, то многие украинские финучреждения дружно продали ее Российскому национальному коммерческому банку (РНКБ), который пришел в оккупированный Крым. Как известно, банковских отделений на полу­острове до оккупации было более 1000.

Депозиты физлиц были переведены в отделения на материковой части Украины. Но лишь немногим финучреждениям удалось продать портфели кредитов на полуострове. В основном так поступили банки с западным капиталом, продав такие портфели “сестринским” банкам в РФ.

Потерянные
Примечательно, что финансисты очень неохотно озвучивают масштабы потерь каждого конкретного банка в отдельности. “Уровень просроченной задолженности по клиентам корпоративного бизнеса невелик и полностью обеспечен ликвидным залогом”, — говорит Владимир Обухов.

Более предметно на заданные БИЗНЕСом вопросы об убытках ответили лишь считанные банки. “Прямой материальный ущерб в зоне АТО банк оценивает в 10-30 млн грн. Дать более точные оценки сложно ввиду отсутствия доступа к отделениям в этом регионе. Оценить ущерб мы можем лишь по получаемым фотографиям отделений”, — сообщает пресс-служба ПУМБа, крупнейшего банка Донбасса, подконтрольного Ринату Ахметову.

По словам Дмитрия Гриджука, все отделения банка “Хрещатик” в Крыму, Луганской и Донецкой областях всегда работали с прибылью. “Поэтому, по нашим оценкам, мы здесь потеряли в среднем 100-500 тыс.грн. дохода ежемесячно, — констатирует банкир. — Еще одна статья убытков, понесенных в результате нестабильности в этих регионах, — активы, объем которых оценивается примерно в 150 млн грн.”.

Кроме того, по словам г-на Гриджука, некоторые крымские вкладчики не только сняли свои вклады в банке “Хрещатик”, но и обратились за компенсацией в крымский “филиал” российского Агентства по страхованию вкладов. Если оно добьется компенсации от банка, это тоже можно считать прямыми убытками финучреждения.

В то же время, что называется “гуртом”, банкиры пытаются через профильные ассоциации выбивать для себя преференции, рассказывая о колоссальных потерях. Например, Украинский кредитно-банковский союз предлагает Нацбанку вовсе не учитывать при расчете негативно классифицированных активов (НКА) кредиты, выданные заемщикам в Крыму и Донбассе.

Также банки хотят самостоятельно определять класс кредитов, выданных в указанных регионах. Кроме того, для урегулирования проблем с займами, предоставленными в оккупированных регионах, предлагается создать специальную компанию по управлению активами, которая выкупит “проблемку” коммерческих банков. Аналогичные требования, но на этот раз парламенту, выдвинула Независимая ассоциация банков Украины (НАБУ).

Поможем, чем сможем
Банки стараются по мере сил вносить свой вклад в оборону страны. Условно их помощь можно разделить на три составляющие (см. “Как банки помогают…” на стр.30). Во-первых, это предоставление кредитных каникул для участников боевых действий. Во-вторых, организация приема средств в пользу волонтеров и благотворительных фондов. Например, при НАБУ работает благотворительная организация “Лига банков Украины”.

В-третьих, передача на фронт обмундирования (бронежилетов) и бронетехники в виде бронированных инкассаторских машин. “С марта в банке действует бессрочная благотворительная программа помощи украинской армии: все желающие могут сделать взнос в пользу Минобороны без уплаты комиссионных. Клиенты и сотрудники уже перечислили через банк более 476 тыс.грн. благотворительных взносов”, — отмечают в пресс-службе банка “Финансы и Кредит”.

Аналогичные программы с апреля действуют и в банке “Хрещатик”. Учитывая социальную значимость этих проектов, платежи принимаются во всех кассах банка либо вовсе без комиссионных, либо за 1 грн. “Кроме того, мы взяли под опеку семьи пятерых погибших из Небесной сотни.

Также в сентябре банк “Хрещатик” передал воинам одного из батальонов, отправившихся в зону АТО, бронированный инкассаторский автомобиль для использования в зоне боевых действий”
, — рассказывает Дмитрий Гриджук. По его словам, менеджеры “Хрещатика” приобрели “военные” казначейские обязательства на приличную сумму. Сам банкир приобрел таких бумаг на 50 тыс.грн.

Активно различные акции проводит и ПриватБанк. Недавно через свои отделения банк собрал и передал бойцам АТО 3,5 тыс. CDMA-телефонов для обеспечения бесплатной и более защищенной связи.

А вот кредитовать военные производства, даже частные, банкиры, похоже, не готовы. Да и производители не горят желанием привлекать дорогие нынче банковские кредиты. Так, Артем Вьюнник, директор компании “Атлон Авиа”, производящей беспилотные летательные аппараты, говорит, что пока не думает о привлечении кредитов, тем более от украинских банков.

“У нас пока не такой большой поток заказов, поэтому хватает собственных средств. Гораздо более важная задача — увеличение объемов реализации, тогда, может, и кредиты понадобились бы”, — отмечает предприниматель.


Последние новости: