“Надо меньше плакаться и более предметно заняться делами”

“Надо меньше плакаться и более предметно заняться делами”
1977

Сергей Тигипко, учредитель и основной акционер финансово—промышленной группы “ТАС”:

Предыдущее интервью БИЗНЕСу Сергей Тигипко дал десять лет назад, в 2006 г., в период активной продажи украинских банков иностранным инвесторам. За это время изменились страна, условия ведения бизнеса, политический климат…

Сам же Сергей Леонидович успел совершить очередной поход во власть и вернуться в бизнес. С бизнесменом мы встречаемся все в той же комнате для переговоров, на 5-м этаже офисного здания ТАСкомбанка, за тем же столом, сидим в тех же красных креслах, как и десять лет назад.

56-летний Сергей Тигипко почти не изменился — все та же спортивная выправка и фирменная улыбка. На вопросы отвечает четко, полно, структурированно — легко укладываемся в 40 минут. Единственная внешняя перемена — картина на стене: новая, более объемная и красноречивая…

Собственник группы “ТАС” выглядит оптимистом, охотно рассказывая о планах по приобретению банков и предприятий, а также о перспективах развития бизнеса, как в финансовом, так и реальном секторах экономики.

ДОСЬЕ БИЗНЕСа
Сергей Тигипко,
председатель правления АО “ТАСкомбанк”
Родился: 13 февраля 1960 г. в с.Дрэгэнешть (Молдова).
Образование: Днепропетровский металлургический институт, специальность — литейное производство черных и цветных металлов (1982 г.); кандидат экономических наук.
Карьера: 1991-1992 гг. — заместитель председателя правления банка “Днепр”; 1992-1997 гг. — председатель правления КБ “Приватбанк”; 1997 г. — вице-премьер-министр; 1997-1999 гг. — вице-премьер-министр по вопросам экономики; 1999-2000 гг. — министр экономики; 2002-2004 гг. — председатель Национального банка Украины; 2005-2009 гг. — председатель правления АКБ “ТАС-Комерцбанк” (с 03.12.07 г. — ОАО “Сведбанк”); 2010-2012 гг. — вице-премьер-министр — министр социальной политики; 2015 г. — председатель наблюдательного совета АО “ТАСкомбанк”; с 2016 г. — председатель правления АО “ТАСкомбанк”.
Народный депутат Украины ІІІ, ІV и VII созывов.
Семейное положение: женат, четверо детей.
Увлечения: чтение, спорт, артхаусное кино.

О точках роста

— Не так давно Антимонопольный комитет Украины дал группе “ТАС” разрешение на покупку “Универсал Банка”. Во время интервью 10-лет­ней давности, когда продавался ТАС-Коммерцбанк, интрига заключалась в величине мультипликатора: пять или семь капиталов. Сейчас спрошу так: кто кому платит?

— Разрешение АМКУ на приобретение существенного участия в Universal Bank мы получили, но до финала сделки необходимо пройти еще ряд согласовательных процедур. Говорить подробнее сможем только после завершения всех разрешительных процессов, предусмотренных действующим законодательством. Могу сказать только, что платить, естественно, будем мы.

— А если все же говорить о мультипликаторе: он меньше единицы?
— Если говорить в целом, то никаких мультипликаторов сейчас за банки никто платить не будет. Финансовый сектор Европы столкнулся с новыми вызовами, и некоторые европейские группы пересматривают свои планы развития, продавая украинские структуры для консолидации капитала на “домашних” рынках.

Такие процессы банковской “миграции” будут продолжаться еще четыре-пять лет. И тот, кто чувствует в себе силы и осознает перспективы развития банковского сектора, будет покупать финучреждения. Но о мультипликаторах пока придется забыть. Хорошо, если заплатят за реальный капитал.

— В случае с “Универсал Банком” таковой имеется?

— Не могу комментировать. Рано. У нас соглашение о конфиденциальности.

— Доводилось слышать, что вы намерены купить не только “Универсал Банк”, но всю группу EFG, которой он принадлежит…
— Нет, за рубежом мы ничего покупать не планируем. А вот если говорить об украинском рынке, то аппетиты у нас хорошие.

— Какова цель покупок?
— Рост за счет приобретений. Наша цель — построить современный частный украинский универсальный банк. За последнее время мы запустили несколько новых для нас бизнес-линий: private banking, электронную коммерцию, инкассацию, работу с малым и средним бизнесом.

— Вы действительно верите в перспективы банковского бизнеса?
— Я не занимаюсь тем, во что не верю. Сейчас в группу “ТАС” входят банк, компании по страхованию жизни и рисков, коллекторская и финансовая компании, процессинговый центр. Все эти активы — прибыльные. И перспективы для развития хорошие.

Так почему же все, говоря о нынешней ситуации, падают в обморок? Что произошло? Не понимают, куда идти? Кредитный портфель ТАСкомбанка с начала года увеличился почти на 80%. Поверьте, при консервативной оценке залогов с личными поручительствами это очень здоровый рост.

Сейчас банковский бизнес становится очень профессиональным. Люди, которые пришли на этот рынок из других сфер, больших успехов здесь не добьются, поскольку слабо понимают его специфику. Легче уйти из банковского бизнеса в какой-то другой, чем наоборот. Мы хорошо понимаем, что делаем, и верим в успех.

— Назовите три фактора, которые позволили вашему банковскому бизнесу не только выжить, но и активно расти.
— Во-первых, для многих банков основной проблемой стали потери в Донецке, Луганске и Крыму. Мы активно не работали в этих регионах, поэтому значительных убытков не понесли. Во-вторых, бизнес, повторюсь, становится более профессиональным.

Это надо понимать. Необходимо быть в тренде новых технологий, искать новые идеи и нестандартные решения, омолаживать команду. К примеру, команду топ-менеджмента нашего банка пополнили пять молодых заместителей, которые предлагают очень интересные модели развития бизнеса.

В-третьих, мы совершенно четко идентифицируем себя с Украиной. Не секрет, что многие бизнесмены сейчас сидят на двух стульях: их семьи где-то за пределами страны, они тоже в постоянных разъездах — то там, то здесь.

С такими настроениями бизнес не сделать. Мы четко знаем, что инвестируем в украинскую экономику, создаем рабочие места, платим налоги и работаем на перспективу.

О бизнесе
— Как вам удалось отделить банк от остального бизнеса в части инсайдерского кредитования? Где кредитовался бизнес?

— ТАСкомбанк сфокусирован прежде всего на работе с рыночными клиентами, поэтому наш кредитный портфель, связанный с инсайдерами, незначителен. Допустимая НБУ норма финансирования инсайдеров — не более 25% регулятивного капитала.

После недавнего увеличения капитала банка на 300 млн грн. значение этого норматива составит менее 10% (на начало 2016 г. — около 20%). Мы очень аккуратно работаем с “инсайдами” — за все время работы максимальный показатель у нас составлял 23%.

Например, наше аграрное направление имеет кредитную нагрузку всего около 100 млн грн. И, что важно, наш аграрный бизнес кредитуется не в ТАСкомбанке, а в других банковских учреждениях, входящих в Топ-10.

Это при том, что на наших складах (на шести элеваторах) хранится продукция более чем на 1 млрд грн. То есть наш бизнес совершенно “незакредитован”.

Мы не так быстро развивались, как другие, поэтому сейчас думаем, например, об увеличении земельного банка, а не о том, как отдать кредиты.

— Расскажите подробнее о текущем состоянии и перспективах агронаправления группы “ТАС”.
— Агрохолдинг группы “ТАС” — динамично развивающаяся компания, земельный банк которой превышает 86 тыс.га. “ТАС Агро” в основном специализируется на выращивании четырех культур: пшеницы, подсолнечника, сои и кукурузы, а собственные элеваторные хозяйства позволяют хранить одновременно более 250 т продукции.

Также наш агрохолдинг занимается выращиванием энергетической вербы и тополя (сырье для биоэнергетики. — Ред.). Мы первые завезли в страну эти две культуры и вот уже два года собираем урожай на 1850 га земли.

Вот эти два направления (особенно зерновое, которое сейчас самое эффективное и рентабельное) мы и планируем развивать в дальнейшем.

С удовольствием приобретем под эти цели еще 20-30 тыс. га земли, после чего задумаемся и о переработке. Если будет интересный актив — приобретем.

— Как вы оцениваете перспективы “Днепровагонмаша”, Днепродзержинского и Кременчугского сталелитейных заводов в условиях, когда Украина потеряла экспортный рынок железнодорожных вагонов в РФ? Способны ли внутренние заказы или поставки в другие страны заместить его долю?
— Группа “ТАС” имеет значительные инвестиции в компаниях по производству железнодорожных вагонов, стального литья и комплектующих для подвижного состава. Бизнес непростой, зависящий от многих факторов, в том числе и внешних.

В свое время мы строили и продавали много вагонов. На пике — более 800 единиц в месяц. Сейчас, безусловно, это направление очень сильно сократилось, поскольку потеряны основные рынки сбыта в России, Белоруссии и Казахстане.

Учитывая ситуацию, мы сразу же резко сократили свои расходы, влили финансовый ресурс, и, как результат, сейчас наши заводы возобновили работу и даже держат в банке депозиты. Естественно, полностью заместить потерянные рынки мы не сможем, но ожидаем повышения спроса внутри страны.

Вагон работает 25 лет, затем его можно отремонтировать, он прослужит еще пять лет, но после этого подлежит списанию. Сейчас многие не могут вывезти зерно из-за нехватки зерновозов. 60% вагонного парка уже следовало бы порезать на металлолом.

Продукция наших предприятий востребована на рынке. Наблюдается повышение на нее спроса со стороны частных перевозчиков, которые приобретают вагоны в лизинг. “Укрзалізниця” начала проводить тендеры, в которых мы участвуем.

На декабрь 2016 г. — январь 2017 г. Днепродзержинский вагоностроительный и два наши сталелитейных завода имеют неплохую загрузку. Нам уже не хватает рабочих, набираем людей, видим определенные перспективы на будущее.

— Сейчас активно обсуждается тема, что группа “ТАС” якобы намерена продать свои промышленные активы. В качестве доказательства приводится тот факт, что акции промпредприятий переводятся на кипрские компании. Насколько это соответствует действительности?
— Это недостоверная информация. Мы не собираемся продавать промышленные активы. Наоборот — с Нового года будем активно заниматься как раз покупками новых предприятий. Прежде всего интересует бизнес с экспортным потенциалом.

— Была информация о том, что “ТАС” продала свои 22% акций завода “АБ Столичный” (является одним и основных поставщиков асфальта в Киеве и имеет годовую выручку 85 млн грн. — Ред.). Почему продали?
— Акций “Столичного” мы не продавали. Предприятие осталось в нашей собственности, частично изменилась лишь конфигурация пакета акций. Мы активно развиваем этот бизнес, модернизировали производство и недавно, например, вышли на рынок с новой услугой — перевалкой битума.

— Группа “ТАС” инвестировала в несколько венчурных проектов. Какой из них вы считаете самым удачным и почему? Намерена ли группа развивать это направление?
— Да, мы серьезно занимаемся стартапами. С 2010 г. группа проинвестировала 97 таких проектов и совершила 23 выхода из них. Только в этом году мы профинансировали девять компаний. Среди последних интересных вложений — $1 млн в компанию Etachki.

Если говорить о других профинансированных нами стартапах, то это, например, Azimo (международная система денежных переводов), FinanzCheck (сервис по сравнению и подбору финансовых продуктов в Германии), SumUp (разработчик терминалов для приема платежей на мобильных устройствах), Wallapop (приложения для размещения объявлений с привязкой к точке на карте) и другие проекты.

И снова банки
— И все-таки, на какое место по значимости вы бы поставили банковский бизнес?
— По доходности точно не на первое (самое прибыльное сейчас сельское хозяйство). Но банк важен для другого. Когда предметно занимаешься банковским бизнесом, очень хорошо понимаешь тенденции в экономике на микроуровне. Поэтому банковский бизнес не первый, но и не последний.

— В то же время ТАСкомбанк хорошо нарастил кредитование. Кто и на что берет кредиты?
— Наш кредитный портфель с начала года увеличился в 1,8 раза. Кредиты у нас разные. В частности, инвестиционные, которые выдаются на пять-семь лет. Основной потребитель таких кредитов — агросектор.

Будем говорить откровенно: там рентабельность хорошая, в том числе из-за ориентации на экспорт и девальвации гривни. Короткие кредиты больше востребованы торговыми предприятиями, а также компаниями, у которых возникают короткие, но большие разрывы в ликвидности. Например, поставщиками энергоносителей.

— Как себя чувствует “КредитМаркет”?
— Очень технологичная современная компания. Потребительское кредитование, кредиты наличными, включая карточное направление, — основные направления розницы банка и “КредитМаркета”. За последние полтора года мы увеличили количество отделений вдвое — до 100.

Кроме того, кредит финансовой компании можно оформить более чем в 1500 пунктах партнерских продаж. С начала года прирост кредитного портфеля “КредитМаркета” превысил 60%. Всего по итогам года выдадим более 1 млрд грн. новых кредитов.

— Какие банки считаете наиболее серьезными конкурентами?
— Если говорить о нынешней ситуации, то это прежде всего западные банки. Но не стоит забывать и о госбанках. Менеджмент Ощадбанка, к примеру, сейчас прилагает усилия в правильном направлении.

Если говорить о российских банках, то, на мой взгляд, за исключением “Альфа-Банка (Украина)”, они серьезными игроками здесь не станут, поскольку сложно будет в дальнейшем привлекать пассивы. В любом случае конкуренции мы не боимся, а рассматриваем ее как хороший стимул для развития. Рынок свободен, места хватит всем.

— А так называемые “олигархические” банки вы умышленно проигнорировали?
— “Олигархических” банков нет. Есть украинские банки, которые кредитуют украинскую экономику и украинские семьи. Я — сторонник того, чтобы банков с украинским капиталом на рынке было больше. Европейские банки могут очень быстро выходить из того же кредитования по своим внутренним причинам, а экономический рост страны без кредитования невозможен.

— За счет чего вы собираетесь конкурировать на банковском рынке: по цене ресурсов вряд ли получится, сервисом?..
— Конкурентное преимущество я прежде всего вижу в том, что нахожусь в банке по 12-14 часов в сутки и могу очень быстро принимать решения. Кроме того, за последний год мне удалось собрать очень конкурентную команду.

— А как же лучшие практики корпоративного управления, которые ставят во главу угла коллегиальность при принятии решений?
— Десять лет я возглавляю банки. Ни один год не было роста менее 80%. Чаще всего это было 100-110%. Начиная с ПриватБанка, у меня сложился свой корпоративный подход к решению задач. Если кто-то умеет лучше, пусть покажет.

— Вспоминается интервью с Райнером Мюллером-Ханке, вашим преемником на посту председателя правления Сведбанка. После того как вы отошли от дел в 2009 г., банк столкнулся с колоссальными неплатежами по кредитам. Так вот, г-н Мюллер-Ханке утверждал: причина в том, что эти займы были чрезмерно “завязаны” на вас.
— Когда начинается кризис, очень многое зависит от того, какие решения принимает банкир и насколько быстро он это делает. Банкир должен каждый день принимать какие-то решения: входить в собственность предприятий, забирать залоги, акции, облигации…

Когда пришел кризис, Сведбанк девять месяцев не принимал решений по проблемным кредитам, пока формировалось соответствующее подразделение и т.д. Поэтому они ушли с рынка, а мой банк развивается и растет. С какой-то 100-й позиции мы уже перешли на 25-ю!

— Весной Нацбанк включил ТАС в перечень квалифицированных инвесторов для выведения банков с рынка. Вам интересны такие активы?
— Да, нам интересно это направление. Но практически выкупить банк целиком или крупный кредитный портфель в Фонде гарантирования вкладов физлиц мы пока не смогли. Почему? Не знаю. Делали несколько предложений, но ничего не купили…

Наверное, не вписываемся в ценовые рамки, предлагаемые Фондом, но мы не собираемся переплачивать. Было желание выкупить кредитный портфель банка “Хрещатик”, но ценовые ожидания Фонда были завышены.

Думаю, по прошествии определенного времени Фонд вряд ли получит даже то, что предлагали мы. Готовы были платить быстро, “живыми” деньгами. Сама процедура работы с долгами в стране некоммерческая, слишком много бюрократии. С долгами так не работают, их нужно продавать быстро.

— Что можете сказать о нынешних взаимоотношениях власти и бизнеса?
— У нас отличные — никаких взаимоотношений с властью нет. Я никуда не бегаю, не хожу по кабинетам, не делаю пиара на каких-то моментах. Просто работаю.

— А к вам никто не приходит?
— Нет. Приходят к тем, кто нарушает. Наш бизнес достаточно крупный, и рисковать смысла нет, поэтому компании — чистые. Как я могу рисковать, скажем, страхованием жизни, когда там под 2 млрд грн. резервных накоплений?

Говоря о бизнесе в целом, должен отметить некоторые положительные аспекты. Например, уже не обращаются с предложением заплатить налог на прибыль авансом, как это было в 2012-2013 гг. В то же время порядок в сфере возмещения НДС так и не навели. Экспортерам сложно, но надо учитывать особенности времени.

В целом же для предпринимательства уже созданы нормальные условия. Кто жалуется на условия ведения бизнеса в Украине — пусть попробует поработать в Испании или во Франции! В Украине сейчас очень интересно делать бизнес. Так что надо меньше плакаться, посыпая голову пеплом, и более предметно заняться делами.

— У вас остались политические амбиции?
— Нет.

Дмитрий Гриньков