“Действия НБУ деструктивны и непрозрачны”, —

“Действия НБУ деструктивны и непрозрачны”, —
526

говорит Игорь Шумило, бывший член правления НБУ

Нынешнюю валютную политику НБУ я оцениваю резко отрицательно. Это касается как валютно-курсовой составляющей, так и валютного регулирования. Действия НБУ деструктивны и непрозрачны.

К тому же дают повод обвинять регулятора рынка в возможной коррупции. Нацбанк, по сути, продолжает политику удерживания курса гривни к доллару на фактически фиксированном уровне, когда предложение валюты превышает спрос на нее, и допускает девальвацию гривни в противоположной ситуации (когда спрос на валюту больше предложения).

То есть налицо ассиметричная политика. Это одна из главных ошибок регулятора уже на протяжении многих лет, если не десятилетий. Нацбанк при­учил население и бизнес к тому, что либо валютный курс фиксированный, либо гривня девальвирует, а вот существенно укрепляться ей не позволяют.

Это побуждает участников рынка использовать доллар как беспроигрышное средство сбережений. Если бы регулятор позволял гривне укрепляться, он повышал бы к ней доверие!

Кроме того, НБУ совместно с Кабмином фактически сохраняет три безналичных валютных рынка: собственно межбанк, валютные аукционы НБУ (есть потенциальная возможность различного рода манипуляций) и возможность привлечения валюты посредством размещения валютных ОВГЗ (таким образом, сокращается предложение валюты на межбанке).

Если Нацбанк не хочет быть обвиненным в коррупции, то выходить с интервенциями, как на продажу, так и на покупку, должен по четким правилам, желательно публичным. Все должно быть регламентированным, а не осуществляться в режиме “ручного” управления.

В противном случае центробанк всегда может быть обвинен в манипуляциях, например, при взаимодействии с госбанками. Это уже не говоря о теневом рынке наличной валюты.

На мой взгляд, валютный блок Нацбанка с точки зрения профессионализма его действий является самым низкоквалифицированным и нуждается в кардинальных кадровых изменениях, начиная с профильного заместителя председателя. Как известно, за этот блок отвечает Олег Чурий и его команда.

Вот возьмем, к примеру, скачок курса в августе. Почему НБУ не смог его обуздать? Это или непрофессионализм, или нежелание, а скорее всего, и то, и другое! Почему Нацбанк оказался не готов к традиционному, совершенно ожидаемому и предсказуемому предосеннему дефициту валюты на рынке?

На сезонный дефицит наложились субъективные факторы: неопределенность с выделением МВФ транша, заявление Минфина о курсе в 27 грн./USD. Нацбанк должен был сработать на опережение, прежде всего в информационном поле: рассказывать о реальной 20%-ной недооценке гривни, ссылаясь на показатель эффективного обменного курса.

Это не было сделано. Кроме того, НБУ не погасил в зародыше возникающую напряженность своими интервенциями. Нацбанк позволяет несколько дней развиваться дисбалансу, волна поднимается, возникает ажиотаж.

И только после этого регулятор наконец-то начинает продавать валюту, но продаваемых им объемов уже недостаточно. Приходится прилагать титанические усилия, чтобы добиться отката курса. Но тут же возникает вопрос: а кто же и сколько на этом заработал?

Сотрудничество с МВФ для Украины — необходимость. Речь не столько о кредитах самого Фонда (которые идут в резервы НБУ), сколько о смежном финансировании от других доноров.

В то же время не разделяю требований МВФ в части валютного регулирования, к примеру, требование наращивать чистые международные резервы.

Оно ограничивает свободу действий НБУ по поддержке национальной валюты. Участники рынка отлично понимают этот сигнал и действуют соответствующим образом.



Последние новости: