“Кредиты доступны крупным местным и международным компаниям”, –

“Кредиты доступны крупным местным и международным компаниям”, –
283

уверяет Жан–Поль Пьотровски, председатель правления “Креди Агриколь Банка”

— Завершился первый год вашего пребывания в Украине. Каковы впечатления?
— Да, я приехал в Украину немногим более года назад. Должен сказать, что 2015 г. был очень непростым, со всех точек зрения. Так, мы вынуждены были работать в условиях глубокой девальвации национальной валюты. Напряженность в Донбассе, особенно в конце 2014 г., тоже не давала покоя.

 К этому стоит добавить высокую инфляцию и падение ВВП. Нельзя сказать, что меня удивило такое положение дел, ведь когда я переезжал, то понимал, куда еду… В общем, по прибытии мне пришлось выступить в роли кризис-менеджера. Это помимо текущего управления банком.

Надо сказать, я был весьма впечатлен способностью украинцев противостоять кризису, их проактивной позицией.

Что касается банка, то нам удалось найти баланс между рисковой политикой и интересами наших клиентов. Объем необходимых стране реформ также значителен. И даже если население и международные организации ожидают более динамичных шагов, многое уже сделано. И, наконец,
для себя я открыл высокий потенциал Украины, особенно в агросекторе.

— Чем наш банковский рынок отличается от польского, на котором вы работали последние пять лет? Что у них общего?
— Сейчас они, конечно, существенно различаются вследствие разительных отличий экономической среды двух стран. В Польше ситуация стабильная, инфляция низкая, хороший экономический рост… Поэтому банковский сектор сильный, прибыльный, хорошо капитализированный. Польский банковский сектор очень конкурентный, масса новых продуктов появляется на рынке.

Кроме того, доля иностранного капитала в их банковской системе значительна и составляет около 53% (если говорить об активах). Наряду с примерно 50 самостоятельными коммерческими банками работают около 20 международных. Я бы сказал, что польский банковский сектор достаточно зрелый.

— Неужели между банковскими рынками Украины и Польши нет ничего общего?
— Постепенная концентрация. Достаточно частые нормативные изменения. И центробанки! Точнее — их активность. И там, и здесь эта институция играет существенную роль в жизни банковской системы. Можно сказать, что и там, и здесь сильные регуляторы.

— Насколько глубоко вы успели интегрироваться в отечественную банковскую “тусовку”? С кем из коллег общаетесь?
— С этим все в порядке. Почти 70% своей карьеры я провел за границей, а не во Франции. Так что с адаптацией проблем не возникло. Моей главной задачей в уходящем году было управление банком, поддержание прибыльной деятельности.

Тем не менее я весьма регулярно принимаю участие во встречах банкиров в НБУ. Кроме того, участвую в мероприятиях, проводимых в рамках ассоциаций, членом которых является банк. Конечно, наиболее тесно общаюсь с коллегами из Укр­Сиббанка, поскольку BNP Paribas — также французский, а также с “ИНГ Банком” и Ситибанком.

— Западные банкиры сейчас больше коллеги или конкуренты?
— И то и другое! Конкуренты, потому что мы — банк и они банки, но в то же время у нас хорошие рабочие отношения. К тому же председатель правления УкрСиббанка Филипп Дюмель также новичок на банковском рынке Украины.

— “Креди Агриколь Банк” позиционирует себя как финучреждение для агробизнеса. Означает ли это, что вы хотите стать “нишевым” банком исключительно для этой отрасли?
— Мы — универсальный комбанк с соответствующей бизнес-моделью. То есть мы покрываем все важнейшие сегменты рынка. Работаем с компаниями из многих секторов промышленности, не только сельского хозяйства. Хотя на этот сектор приходится около 40% бизнеса банка.

— Если говорить о соотношении “корпорейта” и розницы, к чему стремитесь?
— Думаю, у нас хорошо сбалансированный и диверсифицированный клиентский портфель. Можно сказать, что треть приходится на международных корпоративных клиентов, треть — на большие
и средние украинские компании, еще треть — на ритейл и МСБ. В частности, “Креди Агриколь Банк” — один из лидеров рынка автокредитования. Может быть, в будущем немного увеличится доля крупного “корпорейта”, ведь мы активно работаем с международными компаниями.

— Неужели рынок автокредитования все еще жив?
— Жив. Безусловно, он очень сильно сократился, почти на 50% за год. Более того, могу сказать, что сейчас мы наблюдаем хорошие признаки очень медленного его восстановления. Во всяком случае, надеюсь, что дно уже достигнуто.

— В конце октября “Креди Агриколь Банк” снизил ставки по депозитам для физических лиц. Вам не нужны ресурсы?
— Скорее, это ситуация так называемой переликвидности. Снижение депозитных ставок является естественным трендом в ситуации, когда кредитование практически “заморожено”, а у стабильных банков наблюдается позитивная динамика пассивов.

Это как раз наш случай. Ликвидность высокая. Мы пытаемся найти баланс между нашими потребностями в ресурсах и вознаграждением для клиентов, которые выбрали наш банк. Социальная ответственность!

— То есть вы не пойдете по пути коллег — банков с западным капиталом, которые по долларовым депозитам платят максимум 1% годовых?
— Я не могу комментировать стратегии коллег и конкурентов. “Креди Агриколь Банк” старается найти справедливый баланс между нашими интересами и интересами вкладчиков.

— Как вы вообще относитесь к такому большому диапазону ставок по депозитам? В гривне
по годовому депозиту они колеблются в пределах 12-25% годовых. Это нормально?

— Все зависит от потребностей в ресурсах. Если банку по тем или иным причинам нужны деньги, он привлекает их любой ценой. Если же ситуация в банке сбалансирована, он не будет переплачивать за ресурсы.

— Банку, например, не нужны ресурсы, если он почти не кредитует. Но ведь это плохо для экономики!
— Мы, к примеру, кредитуем отечественную экономику. В частности, заемные средства доступны крупным местным и международным компаниям. То есть кредитование не остановлено полностью! Могу сказать, что в 2016 г., если ситуация в стране стабилизируется, мы планируем кредитовать больше. Думаю, это будет ближе к середине года. Сейчас я вижу, что ситуация развивается в правильном направлении.

— А пока где размещаете свободную ликвидность? Какой у вас портфель депозитных сертификатов НБУ?
— С учетом нашей политики рисков, у нас ограниченные возможности. Поэтому обычно мы размещаем избыток ликвидности в сертификаты НБУ. Это — хороший компромисс между рисками и доходностью. По поводу объемов, не думаю, что это настолько важная информация…

— За январь — сентябрь текущего года в “Креди Агриколь Банке” отмечается прирост портфеля кредитов юрлицам в гривне (по данным НБУ, с 7 млрд грн. до 7,7 млрд грн.) и сокращение — в валюте (с $350 млн до $200 млн). Так задумано?
— Это вопрос политики в отношении кредитных рисков и результат заинтересованности наших клиентов в снижении своих валютных рисков. Из-за курсовых колебаний мы рекомендуем своим клиентам брать валютные кредиты, только если у них есть экспортная выручка.

— По данным НБУ, “Креди Агриколь Банк” за январь — сентябрь зафиксировал небольшую (67 млн грн.), но все-таки прибыль. Благодаря чему был достигнут такой результат?
— Прежде всего благодаря правильному балансу клиентуры, о чем говорилось выше. Хорошая диверсификация по отраслям промышленности, с которыми мы работаем. Конечно, помогла хорошая динамика развития агросектора.

Кроме того, у нас не было слишком много бизнеса на оккупированных территориях Крыма и Донбасса. Ну и, наконец, мы очень консервативны в вопросах формирования резервов. Если посмотреть на наш результат по МСФО, вы увидите, что он более весомый — на 30% больше, чем за аналогичный период предыдущего года.

— Как обстоят дела с капитализацией?
— Сейчас норматив адекватности капитала Н2 превышает 14%. Это — один из лучших показателей на рынке. Также у нас максимально возможный рейтинг от Fitch. Кстати, мы уже прошли стресс-тест НБУ, хотя пока не знаем его результатов. Ожидаем коммуникации от регулятора. Но я не жду каких-либо неприятных сюрпризов.

— Насколько нынешняя монетарная политика НБУ адекватна рыночным реалиям?
— НБУ постепенно меняет свою монетарную политику в сторону таргетирования инфляции. Это предполагает более жесткий контроль над денежной массой для снижения инфляционного давления. Такой подход уже приносит свои результаты в части уровня инфляции, а также ослабляет давление на валютном рынке.

Однако ужесточение денежно-кредитной политики не может применяться длительное время, так как высокая стоимость кредитов негативно влияет на экономическую активность. Поэтому последние решения НБУ относительно снижения учетной ставки можно рассматривать как рациональные.

— Каковы ваши прогнозы на 2016 г.?
— С сентября текущего года вижу улучшение ситуации — шаг за шагом. Ожидаю, что инфляция будет значительно ниже, нежели сейчас. При этом официальный прогноз инфляции в 12%, как по мне, немного оптимистичный.

Что касается динамики ВВП, то думаю, что она будет нулевой, хотя возможен очень небольшой “плюс”. Давление на гривню сохранится, но я не вижу пока риска значительной девальвации. Мы также исходим из того, что ситуация в Донбассе будет более-менее стабильной. Ожидаем и продолжения реформ, в частности, прогресса в борьбе с коррупцией.



Последние новости: