Курсовые галлюцинации

Курсовые  галлюцинации
1037

Трехкратной девальвации гривне оказалось мало. Прогноз курса на 2016 г. — от 22 до 31 грн./USD

После трехкратной девальвации гривни с 8 до 24 грн./USD, которая произошла за один год, возникает вопрос: куда же дальше обесцениваться?

В то же время, судя по прогнозам аналитиков, почти никто не прочит гривне укрепления. Наоборот, большинство прогнозов — дальнейшая девальвация! Победой в сложившейся ситуации будет сохранение примерно нынешнего значения курса.

Ограниченные
Ситуация на отечественном валютном рынке в осенние месяцы 2015 г. подтвердила прогнозы пессимистов. Летнее затишье, когда межбанковский курс доллара опускался до 20,6 грн./USD, а НБУ даже выкупал избытки предложения валюты, не давая гривне укрепляться еще больше, завершилось, и уже с октября “зеленый” снова пошел в рост.

Локальный максимум курса на межбанке — 24,1 грн./USD. Это ни много ни мало почти 20%-ная девальвация всего за каких-то несколько месяцев.

Кстати, такие прогнозы от экспертов звучали еще в конце лета 2015 г. И это при том, что Нацбанк проводил интервенции по продаже валюты, чтобы сгладить колебания.

Кроме того, в Украине уже почти год реального валютного рынка фактически нет. Обороты межбанка в 2015 г. были 2,4 раза меньше, чем в 2014 г., и почти в 5 раз меньше, чем
в 2013 г.

Весь так называемый валютный рынок работает в режиме ручного управления регулятором. НБУ уже несколько раз продлевал на новый трехмесячный период свои “драконовские” ограничения, введенные в начале марта 2015 г.

Да, Нацбанк по ходу дела проводил маневры в направлении либерализации. Однако они носили чисто сигнальный характер, практического влияния на рынок в целом не оказывая.

Если такие символические смягчения Нацбанк активно “пиарит”, то предпринимаемые параллельно дальнейшие ужесточения предпочитает особо не афишировать. Например, письмом №25-02002/101317 от 18.12.15 г. “Об использовании индикаторов подозрительных финансовых операций” регулятор довел до своих подопечных новые требования относительно работы с клиентами.

 Суть в том, что отныне каждая операция должна проверяться на предмет фиктивности. Сделки, имеющие признаки сомнительности, банк обязан блокировать.

Заключение о валютных операциях будет подписывать руководитель профильного подразделения банка, на которого при этом будет возложена полная ответственность за отнесение операции к категории подозрительных.

Не исключено, что столь щепетильный подход может помешать оперативному проведению и абсолютно реальных сделок. При этом на публике руководство НБУ каждый раз повторяет мантру о том, что якобы имеется план постепенного снятия ограничений, согласованный с МВФ, который привязан не к календарю, а к рыночным событиям.

Что это за события — тайна. В любом случае очевидно, что происходившее на валютном межбанке в конце 2015 г. абсолютно не располагает к отмене валютных ограничений.

 “На сегодняшний день мы не видим предпосылок для быстрого снятия ограничений”, — заявил в конце декабря Олег Чурий, заместитель председателя НБУ.

Кстати, по словам чиновника, до конца первого полугодия 2016 г. Нацбанк планирует внести изменения в декрет и законы о валютном регулировании.

“Мы начали проект по реформированию валютного регулирования. Мы хотим сделать декрет о валютном регулировании и другие законы о принципах работы на валютном рынке более компактными и предоставить НБУ больше гибкости для принятия решения.

Мы считаем, что это будет необходимым условием для либерализации. Мы собираемся этот проект изменений к законам внести в парламент в I-II квартале 2016 г.”, — поделился планами г-н Чурий. Учитывая инертность парламентариев, рассчитывать на валютную либерализацию ранее второй половины 2016 г. не приходится.

Сохранение действующих ограничений означает, что рынок наличной валюты продолжит мигрировать в тень. Если, конечно, он еще не весь там! По данным НБУ, оборот легального сегмента рынка наличной валюты в 2015 г. составил около $3 млрд.

Для сравнения: в 2012 г. среднемесячный оборот был больше! А всего за 2012 г. объем сделок (покупка + продажа) перевалил за $40 млрд.

Как неоднократно сообщал БИЗНЕС, ограничения Нацбанка привели к практически полному вытеснению наличной валюты из банковской системы в тень. Банковский регулятор предпочитает делать вид, что это не его проблема, и пеняет на бездействие правоохранительных органов.

В то же время валютная денежная масса, измеряемая десятками мил­лиардов долларов, продолжает оставаться в экономическом обороте страны, хоть и теневом. Не учитывать валютную составляющую при проведении монетарной политики, как минимум, непрофессионально.

Прогнозный сценарий

В Госбюджете на 2016 г. Минфин заложил средне­годовой курс на уровне 24,1 грн./USD и на конец года — 24,4 грн./USD.

Этот прогноз совпадает с ожиданиями МВФ. Отметим, что госбюджет на 2015 г. строился исходя из прогноза курса в 17 грн./USD… Так что “бюджетный” курс абсолютно ни о чем не говорит. Например, инвестиционная компания Concorde Capital на 2016 г. прогнозирует падение курса гривни до 26 грн./USD.

В экспертной среде есть “горячие головы”, озвучивающие прогнозы даже до 29 грн./USD.
В ICU, бывшей компании председателя НБУ Валерии Гонтаревой, прогнозируют на 2016 г. средневзвешенный курс в 30,75 грн./USD.

Хотя МВФ настроен куда оптимистичнее: к отметке 25,5 грн./USD гривня подойдет только в 2020 г. А председатель правления Укргазбанка Кирилл Шевченко в недавнем интервью спрогнозировал на 2016 г. возможность даже некоторого укрепления гривни — до 22 грн./USD.

Кстати, следует отметить, что в прошлом году Украина “профукала” сразу два транша МВФ. Вместо четырех порций на сумму почти $10 млрд получила всего две — на $6,7 млрд.

Реальный объем недополученного финансирования еще выше, поскольку вслед за МВФ займы предоставляют и другие международные кредиторы.

Причем объемы этого так называемого “связанного” кредитования даже больше, чем основного. Так, после выделения Фондом третьего транша на $1,7 млрд объемы “связанного” финансирования ожидаются на уровне $2,3 млрд.

От недополучения внешнего финансирования больше всего пострадал Нацбанк, поскольку транши почти в полном объеме планировалось зачислять в международные резервы.

Именно на них ориентировалась Валерия Гонтарева, когда обещала нарастить резервы сначала до $15 млрд, а к концу 2015 г. — до $18 млрд. Ни одна из этих целей не была достигнута (см. “Золотовалютные резервы…”).

Надо сказать, именно МВФ настаивал на наращивании резервов Нацбанком. Неудивительно, что регулятор использовал любую, даже малейшую возможность для выкупа валюты с рынка. Всего за 2015 г. НБУ скупил на рынке более $1 млрд (сальдо).
Последние новости: